После похода

sergenet1yandex.ru
http://bondinventor.narod.ru
     
Вернувшись из того памятного похода, который был описан в рассказе “В походе”, мы с Мариной разъехались по домам – каждый к себе.

     А на следующее утро в одиннадцать часов раздался звонок в дверь. Я открыл дверь и раскрыл рот от неожиданности. На пороге стояла Марина с сияющим от радости лицом. В руках у нее был торт. Я еще подумал, что она всю дорогу так ехала, с такой радостной физиономией. Наверное на моем лице отразилась вся гамма чувств, от удивления до растерянности, потому что Марина сразу спросила:

     – Привет. Не ждал? Или может, не рад?

     Наконец я пришел в себя:

     – Конечно рад, заходи скорее. Я просто не ожидал, что ты приедешь так быстро” – оправдывался я, беря торт и помогая Марине раздеться, – просто я только что проснулся и приглашаю со мной позавтракать, как раз тортик пригодится.

     Она повернулась ко мне, закинула руки на шею и прильнула всем телом, положив голову на плечо. Я обнял ее свободной рукой за талию, прижавшись еще теснее.

     – Как хорошо, – прошептала она мне в ухо, обдав горячим дыханием, – мне так скучно было одной, я никак не могла дождаться утра, чтобы скорее поехать к тебе.

     Я отпустил руку пониже, погладил упругую попку и прижал Марину к себе, заставив девушку приподняться на мысочки.

     – Пойдем есть тортик, – сказал я и отпустил ее. Марина нехотя выпустила меня из объятий, одела предложенные мною тапочки и стала осматривать мое скромное жилье.

     – Клевая у тебя квартирка, – сказала Марина, – ты в ней один живешь?

     – Да, сейчас один, так что располагайся, чувствуй себя свободно.

     Марина прошла в комнату, а я занялся тортом.

     Торт оказался ореховый, мой любимый. Быстренько съев по паре кусочков мы отправились в комнату, так как мне уже не терпелось приступить наконец к “сладкому”.

     Я сел на диван, а Марина раздвинув ноги села мне на колени, обвила мою шею руками прижав мою голову к своей груди. Я стал гладить ее спину, и тереться щекой о грудь. Марина стала ерзать на мне и я осмелев, забрался ей под рубашку, немного поводил пальцами по голой спине и нащупал замочек лифчика. Повозившись несколько секунд я расстегнул его, отстранился от Марины и стал расстегивать пуговицы на рубашке. Когда последняя была расстегнута, я развел в стороны полы и поднял вверх расстегнутый лифчик, потом осторожно взял обеими руками ее груди и стал легонько сжимать их. Дыхание Марины участилось и пока я занимался ласками ее груди она уже сняла рубашку и лифчик, кинула их на пол и стала стягивать с меня футболку. Покончив с этим, Марина прижалась ко мне горячим обнаженным телом и мы стали целоваться с ней взасос. Мы не как не могли нацеловаться, как будто не виделись целый месяц. Объятия становились все теснее и жарче, руки становились все смелее, дыхание стало по настоящему страстным и прерывистым.

     С трудом оторвав от себя Марину, я поставил ее перед собой и расстегнул джинсы и стянул их вместе с трусиками. Теперь Марина была полностью обнажена. Я собрался было тоже раздеться , но Марина опрокинула меня на кровать, села на корточки, стянула с меня одежду и как дикая кошка набросилась на меня. Схватив меня за ягодицы, она поймала губами раскачивающийся набухший член и с видимым наслаждением втянула его в рот, заглотав почти полностью, я даже ощутил как головка уперлась ей в горло.

     Задержавшись на секунду она стала двигаться вверх, как бы нехотя выпуская его из плотных объятий. Но выпустив на свободу, она облизнула несколько раз головку, доставив этим мне массу удовольствия и снова заглотнула его. Так продолжалась несколько раз, причем мне казалось, что ей это доставляло не меньше удовольствия, чем мне. При этом она бесстыдно смотрела мне в глаза и видя какой эффект производят ее действия, с удвоенной энергией принималась за дело. Когда она видела что я уже на грани извержения, то останавливалась, крепко сжимала член у основания, давая мне небольшую передышку, а потом снова продолжала. Я не мог достать руками до Марины, поэтому закинул руки за голову и наслаждался ее ртом. Наконец втянув последний раз, она особенно медленно, с причмокинием выпустила член изо рта, приподнялась вверх, перекинула ногу через меня, присела и стала насаживаться на стоящий колом член.

     Марина была уже сильно возбуждена, смазка так и сочилась из ее киски, поэтому член сразу легко проник внутрь, Марина издала глубокий вздох и опираясь на мою грудь стала раскачиваться, двигаясь по члену.

     Я с уовольствием взял ее за оттопыренную попку и стал помогать дижению. Скоро ее дыхание стало учащаться, она стала постанывать все сильнее и я понял, что она на пороге оргазма.

     – Помоги мне:сзади, – прошептала она.

     Я просунул руку чуть дальше между раскрытых половинок и нащупал маленькое колечко ануса, которое немедленно сжалось от моего прикосновения. Намочив палец, я просунул его внутрь, что вызвало бурю восторга у Марины, которая сразу кончила и обмякнув, повалилась на меня.

     – Спасибо, – сказала она, едва переведя дух, как ты теперь хочешь?

     – А ты сама, как хочешь? – в свою очередь спросил я.

     – Давай сзади.

     – Давай.

     Я выбрался из под нее. Марина встала на четвереньки, прогнулась, аппетитно выпятила при этом попу, я пристроился сзади, взялся руками за бедра и всадил член.

     Марина выгнулась еще сильнее и стала помогать мне, двигаясь на встречу. Член приятно терся внутри и от обилия новых ощущений я продержался всего несколько секунд и выстрелил, все что накопилось, заставив девушку застонать от наслаждения. Отдохнув мы пошли в ванну, а потом блаженно отдыхали попивая пепси-колу и строя планы на будущее. Ближе к вечеру, когда мы совсем уже отдохнули, Марина вдруг погрустнела и сказала мне, что ее все-таки гложет какое-то чувство вины из-за обстоятельств нашего знакомства, из-за того что со мной сделал Алексей. Я попытался ее успокоить, сказав что самое главное, это то, что мы встретились. На что Марина грустно ответила, что это конечно хорошо, она тоже очень рада, но что-то мешает ей полностью расслабиться.

     Я задумался.

     – Идея! – через некоторое время воскликнул я, – Я знаю что делать! Есть старый психологический прием, называемый..э-э-х, в общем не помню как он называется. Пошли!

     – Итак, сейчас я завяжу тебе рот и глаза. Это обязательно. Ты не должна видеть и говорить, чтобы не испортить момент.

     Марина закрыла рот и согласно кивнула, кажется до нее стало доходить, что именно я хочу сделать. Я взял плотную ленту и завязал ей глаза. Потом достал из шкафа чистый носовой платок, вставил ей в рот и завязал такой же широкой лентой.

     – Раздевайся! – скомандовал я (немного командирства в голосе не помешает).

     Марина сняла с себя всю одежду и встала передо мной совершенно голая.

     Я постоял немного всласть полюбовавшись стройной девушкой и почувствовал как во мне шевельнулось желание.

     – Теперь самое главное.

     Я достал большой моток широкой туристической веревки и крепко связал ноги, туго обмотав по всей длине.

     – Не шевелись, сейчас я тебя положу на кровать, – сказал я. Марина кивнула.

     Я взял ее на руки и осторожно положил на середину кровати. Потом подумав, достал подушку, положил ее рядом и перевернул девушку, удобно устроив ее животиком на этой подушке, отчего ее круглая попа аппетитно выпятилась, обнажив самые потаенные уголки своих глубин.

     Я вытянул руки девушки вперед, вдоль кровати и связал их вместе в таком положении, обмотав их по всей длине, захватив и голову, так что бедная девушка не могла ее поднять.

     Оставшийся конец я пропустил между туго связанных кистей и привязал к средней стойке кровати.

     – Удобно? – спросил я.

     – М-м-ы-м-у, – ответила Марина.

     – Отлично! – ответил я, а теперь займемся ногами.

     Хотя ноги и были уже связанными, все таки они требовали некоторой доработки. Я взял последнюю веревку, также как и на руках, пропустил конец между ступнями, затянул образовавшееся кольцо и стал притягивать к другой стойке. Девушка пошевелилась, последнее слабое место было пройдено и я привязал натянутую веревку.

     – Попробуй пошевелиться, – сказал я Марине.

     В ответ на мой просьбу, попыталась пошевелить руками, потом ногами, а потом хоть немного согнуться. Но у нее ничего не вышло. Марина была растянута между кроватными стойками, с выпяченной кверху попкой и не могла изменить свое положение ни на сантиметр.

     Я сел рядом с ней и стал ладонью гладить ее ягодицы. От моих прикосновений они подрагивали и сжимались. Поглаживая кожу, я стал потихоньку пробираться все дальше в ложбинку, миновал тугое сжатое колечко и добрался до нежных губок. Марина вздохнула. Ее губки были влажные и чуть-чуть приоткрытые. Я просунул между ними палец и стал ласкать изнутри. Но делал я это недолго. К неудовольствию Марины, которая показала это движением бедер я скоро вынул палец и вернулся к другой дырочке. Немного поласкав ее, чтобы она расслабилась и дала бы в себя проникнуть. Другой рукой я нащупал крем для лица, выдавил немного и густо смазав палец, стал проникать внутрь. Мне это удалось и преодолев первое сопротивление я стал осторожно массировать и гладить тугое отверстие полностью вставил палец.

     Постепенно попка расслаблялась, двигать пальцем было все легче, да и Марина перестала сжиматься и даже начала чуть подавать задом навстречу. Я решил попробовать вставить второй палец. Когда я начал это делать Марина снова напряглась, но размассированная дырочка, хоть и с трудом но впустила в себя второй палец, туго охватив его.

     Подвигав и поласкав попку еще пару минут и добившись расслабления я наклонился и зашептал Марине на ушко:

     – А сейчас я собираюсь тебе показать, что я чувствовал в ту ночь, правда тебе будет немного больнее. Но я сделаю это осторожно.

     – М-мэу, – промычала Марина и заерзала.

     Я стянул с себя трусы, подошел к лежащей девушке, устроился поудобнее и стал вставлять твердый член ей в попку. Марина отчаянно задергалась и замычала когда я проник внутрь, но я видел, что делал это она не сколько от боли, сколько от страсти. Плотные стенки туго обхвати мой член и я не стал себя сдерживать, и через несколько секунд кончил и вытащил член из Марины.

     Сразу после того я развязал девушку и заметил на ее глазах слезы.

     – Тебе больно? – зачем-то спросил я.

     – Больно. Обними меня скорее. – и она всхлипывая, прижалась ко мне всем телом.

     Я успокаивал ее как ребенка целуя в лоб и щечки, поглаживая по спине. И понимал, кк сильно я ее люблю. Через насколько минут она успокоилась и мы отправились доедать торт.

     Удивительно, но после этого случая Марина действительно сразу как то успокоилась и ее больше не мучило чувство вины и ничто больше не мешало нашей любви.

     Впереди нас ждали еще много дней и ночей вместе.

     2003 г.

     Обращение к читателю. Связаться, либо выразить свое мнение автору этого рассказа, пишущего под псевдонимом “Изобретатель” вы можете по адресу sergenet1@yandex.ru.

     Либо посетив страничку: bondinventor.narod.ru

     Видоизменение в лучшую сторону и написание продолжения к рассказам, приветствуются с отсылкой копии вашего творения – автору.