Порочный уик-энд

     
Не так-то просто быть матерью-одиночкой. Этот ублюдок, мой, так называемый, дружок смылся, обнаружив, что я забеременела. Больше я его никогда не видела. Надеюсь, этот говнюк подох. Заиметь ребенка в четырнадцать лет — не лучшее начало в жизни.

     Однако я так просто не сдалась и с помощью семьи и друзей сумела обустроить жизнь для себя и своей дочери. Я не вышла замуж и даже не заводила каких-либо серьезных отношений, а просто хотела спокойно жить со своим ребенком и воспитать ее должным образом.

     Шли годы, Энн превратилась красивую молодую женщину в равной мере наделенную умом и красотой. Хотя у нее было полно друзей, она предпочитала мою компанию, и все праздники мы, как правило, справляли вместе. К тому времени, когда она окончила школу, Энн считала себя скорее моей младшей сестрой, нежели дочерью. Да и разница в возрасте была не такой заметной, думаю потому, что я неплохо сохранилась. Два года назад, когда Энн было восемнадцать, наши отношения полностью изменились. Как же я желала этих изменений!

     Это произошло, когда Энн и я были на отдыхе, у нас оставался только уик-энд, но иногда мы любили продлить отдых еще на несколько дней. На сей раз, мы поселись в доме-фургоне, который принадлежал нашим друзьям, фургон был совсем небольшим, но находился в очень живописном местечке. Мы отлично проводили время: загорали, гуляли по берегу и даже забирались в близлежащие горы. Погода была теплая, солнечная, и Энн сказала, что собирается надеть свое новое бикини. Она не разу до этого не надевала его, и мне очень хотелось посмотреть, как она будет выглядеть. Через несколько минут, когда Энн вышла из фургона, я не могла поверить собственным глазам — штука, которую она надела, была не больше почтовой марки.

     Повернувшись передо мной, она спросила: «Ну и что ты об этом думаешь? Ты первый человек, кто меня в нем видит». На какое-то время я лишилась дара речи, но затем собралась с силами и сказала: » Ну, он такой узенький. Дорогуша, тебе в нем не тесно?» «Вовсе нет, такие купальники сейчас последний писк». » Мне кажется, что ткани немного не достаточно, чтобы прикрыть твою:» — я замялась и показала на ее «трусики». Кусочки ткани, составлявшие верх купальника, были достаточно большими, чтобы прикрыть соски, а кусочек ткани на ниточках внизу, никогда бы не скрыл волос на лобке, если бы она заранее не сбрила их.

     «Да ладно, ма, он что, правда, тебе не нравится? Что совсем- совсем? Ни капельки?» — слегка насмешливо спросила она.

     «Знаешь, солнце мое, с тем же успехом ты могла бы вообще ничего не надевать. Разницы бы никто не заметил», — ответила я. «Когда- нибудь я так и сделаю, но сейчас, я хочу прикрыть свои неприличные местечки», — с этими словами, она умчалась загорать. Вечером, после ужина, она, порывшись в своей сумке, достала бикини и спросила, не хочу ли я примерить. Покачав головой, я сказала: «Нет, я, правда, не могу это надеть. Он очень маленький и, кроме того, у меня и фигура-то будет похуже твоей». » Не говори ерунду, ты моя мать у нас почти одинаковое телосложение, и вообще, ты не такая уж старая, а купальник, вовсе, не маленький. Так что не ломайся, а лучше примерь его прямо сейчас», — ответила она.

     Энн бросила бикини мне на колени, а сама села в другой угол фургона, сказав, чтобы я надела купальник прямо сейчас, и тогда мы вместе посмотрим, подойдет ли он мне или нет.

     Я посмотрела на бикини, лежащий у меня на коленях, думая, что не смогу его надеть, поскольку буду непристойно в нем выглядеть. Посмотрев на дочь, читавшую журнал, я подумала, что ей-то он точно подойдет, девушке в ее годы «какая шапка не пристанет». А затем решила, примерить этот купальник, и скорее закончить все это.

     Я поднялась, расстегнула платье и сняла его, оставшись в трусах и лифчике. Посмотрев на свой лифчик, я сравнила его с тем, который мне сейчас предстояло надеть. Потом я завела руки за спину, расстегнула лифчик и сняла его, краем глаза посмотрев на Энн — она все еще читала журнал. Я подняла верхнюю половину бикини: никаких завязок, только резинки с парой пришитых к ним заплаток. Я надела это через голову, расположив два кусочка ткани на сосках, а потом посмотрела на себя в зеркало. Боже Всемогущий! Еще чуть-чуть и я окажусь топлесс, однако, я обладала парой неплохих сисек, которые выглядели просто:потрясающе.

     Затем, я сняла трусы и посмотрела на то, что должна была надеть вместо них, едва ли это было разумно, но, тем не менее, я натянула их, и опять посмотрела в зеркало. Глазам не верю: кожа вокруг » трусиков» была бледной, так как мой купальник был все же пошире, а, кроме того, половина моих зарослей на лобке торчала наружу. Я повернулась и посмотрела на себя сзади. Ну, блин, попала! Я была полностью голой, за исключением двух тонких ниточек на шее и плечах, посмотрела вниз: одна нитка охватывала талию, а другая, проходя между ягодиц, крепилась к первой. Приятная единственная вещь во всем этом безобразии — попка-то у меня, очень даже ничего.

     Энн подошла и сказала: » Фигура у тебя просто отличная, и бикини прекрасно тебе подходит».

     «Все просто прекрасно. Но я точно не смогу его носить», — сказала я, указав на густые заросли, выставленные на обозрение.

     «Ну, эту проблему вполне можно решить», — заметила она, и прежде чем я смогла хоть слово вымолвить, она полезла в свою сумочку и достала оттуда набор для бритья.

     Тут у меня прорезался голос. » Если ты собираешься делать то, что я думаю, то лучше забудь об этом»! — потребовала я.

     Однако она уже решила, вывести меня в этом бикини на люди. Она сказала: «Это твой шанс раскрепоститься, и я собираюсь посмотреть, как это у тебя получится». Не дожидаясь моего ответа, она встала передо мной на колени и стянула с меня «трусики».

      Я с изумлением посмотрела на дочь: Энн посадила меня на постель, потом толкнула назад, и мне пришлось опереться на локти, чтобы не упасть. Я беспрекословно повиновалась, когда моя дочь сказала: «Раздвинь ноги пошире, я хочу быть уверенна, что все делаю правильно».

     Это сон, и скоро он кончится, подумала я, а затем Энн спросила меня: » Как ты хочешь, чтобы я тебя побрила?» «Что ты имеешь в виду?» — удивилась я. «Ну, можно сбрить все волосы, а можно выбрить какую-нибудь фигуру посередине. Ну, так что ты предпочитаешь?»- сказала она. » Знаешь, я тут полный профан, поэтому делай то, что считаешь нужным»,- ответила я.

     «Лады, я сделаю тебе то же, что и у меня», — сказала Энн. Следующие 10 минут, или что-то вроде этого я чувствовала, как она работает над моим лобком с помощью ножниц и бритвы.

     Закончив, Энн поднялась и дала мне зеркало со словами: «Вот и все, посмотри на свою новую прическу». Надо сказать, я была впечатлена, лобок был абсолютно чистым, за исключением сердечка из волос прямо над срамными губками. В общем, вид сильно отличался от того, к которому я привыкла. Снова посмотрела: моя писька выглядела очень и очень: губы выдавались, так как я еще не разу до этого не видела, клитор и вход во влагалище, были видны как под микроскопом.

     Сердце мое забилось, как барабан, дыхание участилось, язык отказывался повиноваться. Энн как-то странно посмотрела на меня и сказала: «А теперь последний штришок». А затем срезала с сердечка ножницами маленький клочок волос. С удивлением я наблюдала, как Энн поглаживает кончиками пальцев сердечко, а затем провела пальцами по моему лобку. Лаская меня, Энн подняла голову, и наши глаза встретились, внезапно она поняла, что делает, и моментально убрала руку.