Попутчицы. Часть 1

izalet57.gmail.com     
Эта история произошла со мной в далекие теперь 80-е годы, у же теперь прошлого — ХХ века. Я тогда закончил 2-й курс вуза, и на две недели лета родители, а точнее мама «достала» , как тогда говорили, мне путевку на крымскую турбазу.

     Но, вот море и крымские красоты позади и я сижу на нижней, правой от входа полке в купе поезда Симферополь — Москва. Хотя ехать мне было до Киева, но я смог купить обратно билет только на этот поезд. Поезд был фирменный и все полки уже были застелены.

     И тут, в купе вошли две девушки, мои попутчицы. Очень симпатичные и молодые, как выяснилось позже, может на год старше меня. Одна более в теле, с явной примесью южной крови, так как была более смуглой и черноволосой. А вторая шатенка со спортивной фигурой. Первая была одета в шотландку (короткую клетчатую юбку) и почти прозрачную белую блузку. Она то ли принципиально, то ли по летней жаре не носила лифчик, и я явно различал под блузкой розовые ореолы и выпирающие крупные соски ее полных грудей. Увидев, как я уставился на ее грудь, она, видно привыкшая к такому вниманию мужчин, озорно подмигнула мне. Я явно смутился, и отодвинулся в глубь полки, подобрав ноги на полку, чтобы не мешать им располагаться. Вторая была одета в более спортивный наряд — белую футболку с коротким рукавом и джинсовую короткую юбку. Вторая, увидев мое смущение, заулыбалась и произнесла: «О, с нами мужчина, значит, не заскучаем!» , и весело рассмеялась.

     Девчонки что-то пообсуждали из произошедшего с ними на отдыхе, пока поезд набирал скорость, а потом более пухленькая предложила: «Ну, что, давайте перекусим?». Вторая кивнула головой, соглашаясь, и спросила у меня «Будешь?». Я, застеснявшись, ответил: «Да, я пока не голоден». «Ну, смотри, потом пожалеешь!» , заявила более спортивная. «Но два раза приглашать не будем!» и они стали доставать нехитрую снедь, которую приготовили себе в дорогу. И тут, я понял намек, так как пухленькая вытащила из своей сумки бутылку вина. Спортивная пошла и вернулась в купе с двумя стаканами. За это время пухленькая сорвала с горлышка бутылки полиэтиленовую обертку и чертыхнулась: «От черт, это ж марочное, оно корковой пробкой закрыто, а у нас штопора нету!». И обратилась ко мне: «Ну, что сидишь букой, штопор имеется?». «Конечно!» , ответил я, доставая из кармана шортов перочинный нож со штопором. Пухленькая передала мне бутылку: «Помоги дамам!». Я откупорил бутылку. «Ну, что так и будешь сидеть, как не родной?!» , уже сердито сказала мне спортивная. «Беги за третьим стаканом!!!»

     Я быстро притащил стакан от проводницы. «Ну, разливай за знакомство!»

     Оказалось у них красивые, даже созвучные имена. Более пухленькую, звали Эльвира, а ее спортивную подругу Валерия.

     Выпили и девушки набросились на закуску. Потом по второй, за прошедший отдых, и по третьей, естественно, за любовь. Девушки видно не пообедали, а я, как ни старался брать со стола по меньше, но крымский марочный портвейн, который они взяли с собой в дорогу, был вином крепким и требовал закуски. И мы за десять минут сметелили все, что было на столе.

     Мне стало неудобно перед девчатами, и я достал и выложил на стол всё, что заготовил на дорогу. Чтоб не казаться жлобом, пришлось достать и бутылку сладкого сурожского кокура, который я вез себе на день рождения.

     «О, сладенькое!» обрадовались девчонки, и, мы пили и ели уже более медленно и расслаблено еще минут двадцать. Попутно знакомились. Девушки, как и я, оказались студентками однокурсницами, только на курс старше меня. Валерия была москвичкой, а Эльвира приехала учиться в Москву. Они подружились в институте и решили вместе отдохнуть летом в Крыму. Но не как я — по путевке, а «дикарями» — в частном жилом секторе.

     Скоро говорить стало не о чем, так как не было общих знакомых и интересов. Но молодой подвыпившей компании всегда хочется покуражиться и слегка похулиганить. И я, чтобы смутить в отместку девушек, как в начале они меня, предложил сыграть в известную молодежную игру «бутылочка». Благо у нас было уже две пустых бутылки. Игра простая: бутылка это как стрелка, ее мы вращали на столе, и тот, на кого укажет дно бутылки, целует того, на кого укажет горлышко. Девчонки, к моему удивлению, без колебаний согласились. Через час мы все уже перецеловались по многу раз. И девчонки между собой, и я с ними обеими. Вначале поцелуи мои были робкими и малозначительными. Но девчата разошлись вовсю, и, демонстрируя мне, как надо целоваться, целовались между собой в засос, иногда тратя на один поцелуй целую минуту. Потом и я раздухарился не на шутку, и стал прямо лобзать их, иногда позволяя своей ладони слегка прижаться к упругой девичьей груди. Мне тогда казалось, что они ничего не чувствуют, но теперь то я понимаю, что они всё замечали, только не подавали виду, что еще больше заводило всех.

     Наконец, игра всем надоела и я, вновь надеясь смутить их, предложил поиграть в карты, но не просто так, а на раздевание. Но, это были еще те оторвы. К тому же вино ударило им в голову. Ни секунды не колеблясь, они обе согласились. Валерия только уточнила: «Играем до последней детали туалета или до полного голяка?».

     «Конечно до голяка — в купе такая жара!» , заявил я, «Кто остается первым без одежды — ждет в таком виде, пока остальные доиграют, а победитель загадывает желание, которое должен исполнить один из проигравших!».

     «А не боишься голяком посидеть рядом с такими страстными женщинами?!» , плотоядно ухмыльнулась Валерия.

     Первой проиграла Эльвира, и, сняла свою шотландскую юбочку, оставшись снизу, в очаровательных кружевных трусиках, чуть прикрытых ее блузкой. Она резво забросила юбку на верхнюю полку, которую посчитала своей. Потом проиграл я. Так как я прибыл к поезду в кроссовках, то на мне были носки. Но, когда я снял один носок, девчонки заявили, что так не честно. Носки, как шорты и трусы будут считаться одной деталью туалета. Я великодушно согласился и снял второй носок. Потом проиграла Валерия. Она решительно сняла джинсовую юбку и, свернув ее, вложила в сеточную полочку, прижатую к стенке купе. Она оказалась под верхней одеждой в купальнике. Я увидел, что снизу на ней были ярко салатовые трусики. Затем вновь проиграла Эльвира. Секундное смущение и она резко дергает за ворот блузки. Блузка оказалась не на пуговичках, как показалось мне, а на кнопках с яркой эмалью сверху. От такого рывка блузка распахнулась сверху — донизу, и Эльвира лихо забросила ее наверх.

     Я как не старался не смог не уставиться на ее полные груди. Пока мы играли, день стал подходить к концу. В конце августа быстро вечерело, а тут еще поезд въехал в полосу туч. И грудь Эли ярко белела в сумраке купе в контрасте с ее загорелым телом. Особенно мне понравились темно-коричневые длинные соски посреди широких розовых ореолов.

     «Ну, чё так уставился? Груди что ли женской никогда не видел?!» , с вызовом спросила Эльвира.

     Я уже давно не был девственником. Еще на первом курсе я стал встречаться с одной понравившейся мне девчонкой. И, конечно, у нас был секс. Но, поняв, что ей нужно одно — выйти замуж. Я быстренько с ней расстался.

     «Такой красивой — нет!» , нашелся я что ответить. Эльвира польщено улыбнулась.

     «Сиськи, как сиьки, только большие!» , ревниво заметила Валерия.

     Следующей проиграла Валерия. Она спокойно сняла футболку и осталась в салатовом купальнике.

     И, вновь проиграла Эльвира. Со вздохом: «Не везет в карты — повезет в любви!» , она, подняв ноги коленями к груди, сдернула с себя кружевные трусики и, забросив их на полку, осталась в костюме Евы. Она сидела у самого окна, и, весь ее низ был скрыт от меня столиком, мне почти ничего не было видно, и, я стал вновь сдавать карты. Эльвиру слегка развезло, и она вдруг заявила, что ей скучно с нами сидеть, она хочет полежать, а где дожидаться конца игры мы не договаривались, и полезла на верхнюю полку. Полезла она сначала на стол. Передо мной качнулись полушария ее полных грудей, затем показался клинышек черных волос, а когда она, забираясь на полку, забросила на нее сначала одну ногу, моему взору на секунду открылась вся ее промежность. Я почувствовал, как член топорщиться в плавках, и, постарался подвинуться ближе к окну, чтобы Валерия этого не заметила. Но она поняла и только вновь плотоядно ухмыльнулась.

     Следующей выиграла Валерия. Я спокойно снял футболку. На мне оставались шорты и трусы, а на Лере — две детали купальника.

     И мне вновь не повезло — пришлось снимать шорты. Но затем фортуна повернулась ко мне лицом, и, я два раза подряд выиграл у Валерии. Сначала она, на секунду смутившись, развязала таки лифчик купальника и бросила его на полку рядом с собой. А затем ей пришлось снимать трусы. Немного скривившись, она таки сняла трусы и, сжав ноги, седела передо мной обнаженная и прекрасная. А сверху, свесившись с полки и ухмыляясь, на всё это смотрела Эльвира.

     «Так, теперь желание!» , заявил я. «Я хочу, чтобы Эля разрешила мне поцеловать свою грудь!»

     Эльвира была совсем даже не против. Член уже успокоился, и, я встал в проходе. Эля придвинулась на полке ближе к проходу, держась за поручень, повернула свое тело ко мне в пол оборота и подставила под мои поцелуи свою грудь. Я долго ее лобзал, потом ее губы, потом снова грудь и, вот моя рука, не выдержав, сдвинула простынь, которой она прикрыла ноги и полезла в ее промежность. Двух касаний моих пальцев к ее щелке было достаточно, чтобы я понял, что Эля потекла и потекла — обильно.

Страницы: [ 1 ]