Попутчица

     
Стоял такой погожий весенний день, когда вечерком хочется прогуляться пешком, когда не хочется никуда торопиться. И внезапно наступают сумерки, но сумерки тоже ясные, когда, поглядев на небо, еще можно увидеть далеко-далеко наверху одинокую тучку, сбоку подпаленную ушедшим солнцем.

     Именно в это время Иван Яковлевич возвращался на своей машине с дачи домой. Он небыстро ехал по знакомому пути и уже показалась окраина города.

     И тут он увидел ее. Девушка лет семнадцати стояла на краю дороги и голосовала. Конечно, он не задумываясь, остановился около ее.

     Иван был готов к тому, что сейчас из-за деревьев появится как минимум толпа подростков или, в крайнем случае, родители. Но, на его удивление, это очаровательное создание сама открыла дверь.

     На Вознесенский подвезешь? — Звонким голосочком спросила она.

     На ней была желтая кофточка и короткая юбка. Прямые русые волосы были убраны в хвостик на затылке

     -Поехали! — Иван кивнул.

     Девушка уверенно плюхнулась спереди, и, повернувшись к нему, широко улыбнулась. Буркнув себе под нос что-то неразборчивое, он завел мотор.

     В его голове вихрем кружилась масса всевозможных мыслей. Ему всегда нравились хорошенькие девушки. Но все, что Иван мог себе позволить, в шестьдесят пять лет, это разглядывать их издалека где-нибудь на пляже или на фотографиях в журнале. Причем разглядывать незаметно, как бы случайно натыкаясь взглядом на худенькую ножку, незаметно перетекающую в попку.

     Особенно он любил смотреть на круглые попочки, скрытые лишь тонким слоем плотно облегающей материи. Если учесть, что его зрение требует ношения очков, то легко понять, насколько трудно, а порой и почти невозможно было осуществлять такого рода наблюдения.

     Еще год назад от созерцания девушек томящее чувство расползалось по груди, вытягивало спину и, сконцентрировавшись, упиралось в пах. А теперь: Во всяком случае, в трусах все было спокойно.

     «Слава Богу — перебесился!» — подумал он, и, потосковав о прошедшей молодости, успокоился. И вот теперь… Рядом с ним, в машине сидит юное создание семнадцати-восемнадцати лет от роду. Иван посмотрел на нее. Поймав его взгляд, девушка повернулась к нему и улыбнулась. «Господи, как очаровательна эта полудетская улыбка! Как непосредственна, как наивна!»

     Иван Яковлевич снова смутился и отвернулся, лишь бы не обращать внимания на свою попутчицу. «И зачем я вообще остановился? — думал он, пытаясь сконцентрироваться на дороге, машине, ухудшившейся видимости (уже стемнело), встречных машинах и так далее без остановки.

     

     Руки мужчины и женщины

     — Меня зовут Катя! — ее рука легла ему на ногу. Это не могло быть случайностью, поскольку машина широкая и пассажира от водителя отделяет довольно внушительно расстояние. «Она сделала это специально!» — от осознания этого у него немножечко помутилось в голове, и Иван чуть не влетел в приличную яму посреди дороги. Ничего бы, конечно, не случилось, но всегда лучше этого избежать.

     — А меня — Иван Яковлевич!

     «Как мне реагировать? Сделать вид, что ничего не происходит? — Глупо. Что-то сказать ? — Но что:» Оказалось, первый раз в жизни он не знал, что ему говорить.

     — Давайте лучше остановимся! — сказала она и опять посмотрела на меня.

     Он чувствовал себя полным идиотом, но, тем не менее, припарковался. Было темно, и Иван остановил машину под кронами деревьев, почти вплотную прижавшись к ним. Юная спутница, похоже, нисколько не смущаясь, скинула ботиночки и забралась с ногами на сидение. Встав коленками на свое сидение, она перебралась через промежуток, разделявший их, и стала деловито расстегивать ему молнию на брюках.

     Понимая, что сейчас произойдет, Иван Яковлевич выключил свет и закрыл изнутри машину. Все вокруг погрузилось во мрак. Тем временем девушка справилась с молнией и ремнем, и перед ней предстал отросток, вышедший на вполне заслуженный отдых.

     Девушка не теряла времени даром и стала облизывать мужской орган. При этом она играла круглыми шариками в кожаном мешочке, аккуратно сдавливая их в ладони. Она целовала ствол члена маленькими или затяжными поцелуями так, что кожа с члена собиралась у нее во рту, оголяя головку.