Попала

     … не проронив ни слова, он продолжал фиксировать хрупкую девушку. Верёвка прижала тонкую руку к деревянной ножке топчана, сбитого из брёвен, кора и сучья, которых впивались в её голую спину. Холодное молчание, полумрак и неизвестность очень пугали:

     “Я попала…” – пронеслась мысль в её свешенной затылком к полу голове. Руки были крепко привязаны к ножкам, а ноги раздвинуты и задраны вверх верёвкой, прикрепленной к крючкам на потолке подвала, в который она, зная, зачем, спустилась сама полчаса назад.

     

     Он присел позади неё, со стороны головы, которую она держала на весу, взял волосы, понюхал и сказал:

     – Девочкой пахнешь. Сейчас тебе будет очень больно.

     Она не ответила, но задрожала, тяжело дыша.

     Его сильные тёплые руки заскользили по нежной гладкой коже, изучая и исследуя каждый сантиметр её горячего тела, продвинулись к набухшим от возбуждения губам, между которых торчал еле заметный маленький бугорок. Пальцами руки он сильно раскрыл губы, оголив клитор, сдавил его ногтями и потянул на себя.

     – Ааайй! – от боли она вскинула голову, а он еще сильнее сдавил цепкие пальцы.

     Жалобный стон и напряженные ляжки с ягодицами порадовали Пашу, и он сказал нежным голосом:

     – Начнём, девочка…

     После пятого удара пластиковой трубкой по ляжкам она стала умолять остановиться, а он, не обращая внимания на её вопли, бил ещё сильнее, чередуя ягодицы с бедрами, и наказание превратилось в пытку…

     Наконец закончив бить, он стоял без движения и изучал результат, а когда мышцы Иры перестали сокращаться, голова провисла на затёкшей шее, а пальцы, впившиеся ногтями в кору, ослабли, он произнёс:

     – Достойно, детка. Я думал, ты даже не придёшь, и я так и не…

     

     Она приехала сюда, в деревню, отдохнуть от мегаполиса, интернета и большого количества людей. Три часа на электричке, и всё – нет шума, смога и толп людей, которые были повсюду, есть только речка, лес, ягоды, грибы и бабушкина еда на свежем воздухе. Отоспавшись за пару дней, она, наконец-то, собралась прогуляться по лесу. Несмотря на жару, она надела водолазку с длинным рукавом, лосины, шортики и балетки – только так можно было хоть как-то уберечься от комаров. Направляясь в лес через село, она встречала жителей, с которыми здоровалась и спрашивала, как у них дела. Тут все её знали, ведь она приезжала сюда каждый год…

     – Здравствуйте, дядя Паша.

     – Ого, какие люди! Иришка, привет.

     – Да, это я приехала.

     – Выросла так, вон какая стала невеста, – у Иры внутри всё задрожало, а киска стала горячей и влажной.

     – Ой, дядь Паш, я Вас умоляю. Какая невеста, женихи перевелись все, – и засмеялась.

     – Ну такая, какая. В прошлом году маленькая была совсем, а сейчас вон какие сиськи отрастила, – сказал он, касаясь пальцем торчащего под водолазкой соска. Ира застыла совсем от его прикосновения и покраснела. – С виду взрослая, а засмущалась вон как, – улыбнулся Паша, глядя ей в глаза. – Иди прогуляйся, отдышись.

     

     Возвращаясь из леса, она продолжала прокручивать в голове встречу и всё, сказанное дядей Пашей. Этот мужчина уже два года был её развратной фантазией, когда она доводила себя до оргазма пальчиками, струёй воды или дождиком душа. Два года этот брутал с божественным голосом и пронзительным взглядом был мечтой маленькой развратницы. Паша приехал в село пять лет назад, построил домик на месте старого, в котором жила его бабушка, и остался жить тут. Пару раз в неделю он ездил в город по делам.

     Каким делам – никто не знал, но ходили слухи, что он целитель. Такой слух пошёл о нём по селу, когда к нему начали приезжать женщины и девушки на дорогих машинах. Приедут, побудут до ночи, а иногда и до утра, и уезжают… Местные к нему не ходили лечиться, потому что он всем сказал, что никакой он не целитель, а они же решили, что просто дорого берёт и не хочет ругаться с соседями. Так потихоньку у местных жителей пропал интерес к тому, чем занимается Паша, а вот у Иры наоборот…

     Как-то вечером она шла с речки и увидела красивую Audi возле двора Паши, и ей очень захотелось узнать, что они делают там. Решив отнести вещи, покушать и переодеться, а потом вернуться и посмотреть, что там происходит, Ира поспешила домой…

     На улице было темно, и это сыграло ей на руку. Одетая в темный спортивный костюм на голое тело она тихонько вышла из дома и огородами, пригнувшись, добралась до огорода Паши, где и присела передохнуть. Потная, дыхание сбилось, сердце колотилось, словно она пробежала 10 километров, – настолько сильно она волновалась. В очередной раз отговаривая себя от мысли убежать обратно домой, она произнесла:

     – Если не сейчас, то никогда…

     Не дыша, она почти по земле перебралась во двор и затаилась у цоколя дома, пытаясь услышать хоть что-то, кроме сверчков, но вместо этого ей в глаза ударил яркий свет из окошка подвала рядом с её головой, в котором до этого горел еле заметный свет.

     – Фух, блин, – дернулась испуганная Ира. – Так и в штаны наделать можно, – уже смеясь от самой себя, сказала она…

     Её глаза округлились одновременно с открывающимся ротиком, когда она заглянула в окно.

     Посреди подвала стояла нагнутая полненькая девушка, кругом горели свечи. Руки её были связаны за спиной и зацеплены за крючок, а дядя Паша энергично двигал бедрами в районе ее лица.

     – Капеееец: – прикрыла рукой ротик Ира, но смотреть не перестала. Сев поудобнее, она принялась тихонько, как мышка, следить за происходящим, и сама не поняла, что её рука уже в штанах на девичьей щёлке, а палец трёт клитор. В момент, когда Паша начал хлестать ремнём привязанную девушку, Иру взорвало изнутри. Она начала понимать, что произошло, и ей стало страшно. Ира, не заглядывая в окно, поднялась на ноги и, даже не подумав о том, что её могут увидеть, побежала прочь из двора в огород. Только когда добежала до кукурузы и присела там отдышаться, она поняла, что несмотря на всё, это того стоило. Пообещав себе, что больше никогда не пойдёт подсматривать, она направилась домой. Не думать о том, что она увидела, у неё не получалось ни перед сном, ни весь следующий день, а когда она увидела ту же Audi, вспомнила, как ей было хорошо. Думая о том, что она очень хочет увидеть это снова и повторить с собой то, что делала вчера вечером, она решила пойти туда снова…

     Вот так Ира познакомилась со своим первым оргазмом и мастурбацией. После этого вечера она ходила туда каждый раз, когда видела какую-нибудь машину у двора… На следующий год ей уже хотелось не просто в деревню, а именно к дяде Паше во двор, к этому маленькому окошку, что она и сделала – поехала и наблюдала, как дядя Паша трахает разных девушек. Став чуть взрослее после этой поездки, она начала интересоваться тем, что возбуждало ее, и узнала из интернета, что это называется БДСМ, ну и, конечно, начала это всё изучать… Хороший был год, и вот она снова тут:

     – Нагулялась, невеста?

     – Да, устала очень, ходила аж до третьего озера.

     – Ого, одна через лес так далеко ходила, ты что?!

     – Ой, дядь Паш, не ругайтесь, – пытаясь скрыть волнение от его тона.

     – Тебя не ругать нужно, а драть ремнём по твоей упругой попе, как сидорову козу, – улыбаясь, ответил он.

     – Я уже большая, восемнадцать было в январе. Да и, как Вы сказали, драть некому, вот я и решаю сама за себя.

     Он изменился в лице и сказал голосом, который снёс ей крышу:

     – Решаешь? Хочешь ничего не решать? Вижу по соскам, хочешь. Приходи сегодня ко мне в девять, раз взрослая, и тебе ничего не нужно будет решать.

     – А. . а… – запиналась она.

     – Ладно, можешь забыть. Иди домой, невеста. На вот таранки пару штук.

     – Сп: спасибо, но…

     – Брысь, сказал. Но знай – я жду тебя…

     Только когда она в первый раз вошла во двор к дяде Паше, зная что он её ждёт, сознание прояснилось: “Может быть, уйти отсюда? А с другой стороны, если мне нравится и хочется, и я знаю, что никому ничего плохого он не сделал, то почему мне нужно уходить?” После очередного шага её сознание снова помутнело…

     

     … и я так и не отдам тебе твою заколку с сердечком, что ты обронила у окна, в которое подсматривала. Я долго ждал, когда ты созреешь, моя девочка, – его рука легла на грудь и скользнула к шее. – Устала, да?

     – Да.

     Он отошел в сторону, взял подставку и поставил ей под голову. Теперь она видела свою грудь, живот, ноги и лобок.

     – Так удобно?

     – Да, а разве это не всё?