Полуангел, полудемон и ученая собака. Часть 10

     – Мне очень жаль вас разочаровывать, – мягко остановил его полуангел, – но поймите меня правильно. Я ведь здесь, в этом Мире, словно во вражеском стане. И просто не имею права говорить об Ордене. Простите меня.

     – Что ж, очень жаль, – сразу сник козлорогий учёный. – Я надеялся… Но вы правы, я не могу претендовать на вашу откровенность… – Он был так явно расстроен, словно ребёнок, у которого отобрали любимую игрушку. Фэйл не мог видеть его таким несчастным.

     – Но, я думаю, что могу, не навредив Ордену, сообщить, что живём мы вовсе не на деревьях, – решил пойти на маленькую уступку полуангел. – Мне кажется, такой слух появился из-за нашей традиции обсаживать своё жилище вьющимися растениями. Дом любого полуангела, как правило, так густо оплетён плющом или виноградом, что постороннему человеку может показаться похожим на куст.

     – Ах, вот оно что! – Гасар расцвел благодарной улыбкой.

     – И мебель у нас не золотая. Чтобы иметь представление о нашем интерьере, вам достаточно посетить гостиную Гая. По его словам, вся мебель в ней была переправлена из Среднего Мира.

     – Да, так и есть! У нас, сколь не жаль, не делают подобной красоты, – удручённо вздохнул учёный. – Считается, что настоящему демону вполне должно хватать грубой дубовой табуретки да неструганого стола. Вообще, преклонение перед красотой в нашем Мире не в чести. Вот почему я здесь, видимо, буду в вечной опале.

     – Отчего же?

     – Видите ли, почти все мои исследования нацелены на создание красоты. Идёмте, я вам покажу!

     Гасар поддел полуангела под локоть и потянул за собой. Фэйл едва успел оглянуться на Гая, который ободряюще подмигнул ему, мол, “иди, не бойся”. Ведомый козлорогим учёным, Фэйлрош миновал целый лабиринт коридоров и дубовых дверей. Но когда они, наконец, достигли цели своего путешествия, у Фэйла просто дух захватило! Никогда ему не доводилось видеть помещения, подобного мастерской учёного Гасара! Все стены огромной комнаты от пола до потолка были заняты полками, полными книг. Эта библиотека казалась бесконечной ещё и потому, что стены мастерской уходили вверх по меньшей мере метров на тридцать, прежде чем упирались в стеклянный потолок, пропускающий свет красноватого солнца. Пространство же между стенами было заставлено длинными столами, высеченными из камня. Содержимое этих столов при всём желании невозможно было бы обозначить каким-то одним словом. Склянки и пробирки с жидкостями различных цветов, кристаллы, хрустальные шары, настольные горелки, различные предметы непонятного Фэйлу назначения. Но первым делом в глаза бросался дракон! Маленький дракон не больше метра длиной. Он сидел на одном из столов, поблёскивая тёмно-красной чешуёй, и поворачивал голову то вправо, то влево. Фэйлрош изумленно уставился на него.

     – Да он не настоящий, – махнул рукой учёный, – это муляж.

     – Но он двигается!

     – Да, двигается. Обычный механизм. Это мне подарили на нашей драконовой ферме, когда я разработал новый вид питания для этих милых тварей.

     – Я могу его погладить? – восторженно сверкая глазами, попросил Фэйл.

     Козлорогий только пожал плечами, явно недоумевая, что тут может быть интересного. Вежливо обождав, пока его гость не наигрался с драконом, он получил-таки, наконец, возможность демонстрировать то, ради чего привёл полуангела в мастерскую – свои изобретения.

     – Взгляните, господин Фэйл, – учёный сдернул прикрывавшую предмет ткань, и взору восхищённого полуангела предстало маленькое деревце, состоящее из прозрачных кристаллов, грани которых отливали всеми цветами радуги.

     – Как красиво! – ахнул Фэйл.

     – Эти кристаллы могли бы прекрасно расти на наших полях, – вздохнул демон. – Вы видели места, где растут чёрные кристаллы? О, это изобретение великого Форцэллуса! Прекрасный был учёный! К сожалению, он умер за пять веков до моего рождения. Но я изучил его методы и на их основе вырастил свои кристаллы. Они могут быть любого цвета: синие, зелёные, желтые! Больше всего мне нравится вот этот переливающийся вариант. Так что же вы думаете? В Чёрном Дворце моё изобретение отвергли! Они заявили, что попытка выращивать что-то только ради красоты – пустая трата времени!

     – Как жаль, – искренне посочувствовал ему Фэйл.

     – А вот посмотрите-ка сюда! – учёный подвел его к другому столу и приоткрыл крышку какой-то баночки. На дне баночки копошились довольно мерзкого вида личинки.

     – Признаться, это мне не кажется особенно красивым, – признался удивлённый полуангел.

     – Ну, разумеется, это же просто камнеедка! Я вывел этот особый вид. А вот то, что она способна делать.

     Учёный откинул накидку с нового предмета на столе, и Фэйл ахнул: небольшая мраморная плита была покрыта резьбой столь искусной и тонкой, словно это была слоновая кость, а вовсе не камень.

     – На каменную плиту наносится узор особыми красками, – пояснил Гасар. – Затем выпускаются камнеедки, и за считанные часы вот такой результат! Мы могли бы строить резные дворцы, могли бы создавать скульптуры! Но надо мной просто посмеялись, и ничего не стали делать!

     – Мне очень жаль, – Фэйл положил ему руку на плечо.

     – Да, вот так и живём, – вздохнул учёный, тряхнув своей козлиной бородой. – Ещё повезло, что я – искатель порталов, а то меня бы и вовсе кинули в подземелье.

     – Искатель порталов?

     – Видите ли, порталы между Мирами нестабильны. Они перемещаются. Прежние порталы исчезают, появляются новые. А демоны вроде меня способны чувствовать появление новых порталов. Это довольно редкий дар. Я, конечно, не один такой, но всё же нас мало, и поэтому меня не трогают. Я им нужен, и власти предпочитают видеть во мне лишь безобидного сумасшедшего.

     – Как это, должно быть, горько, – вздохнул полуангел.

     – Самое печальное, господин Фэйл, что даже наша длинная демоническая жизнь конечна. Мне осталось не больше полусотни лет. Я чувствую, как неумолимо уходит время.

     – Ну, ладно, старина, – вдруг вмешался Гай, который уже давно стоял в дверях, – не терзай себя. К чему такой пессимизм? Твоя работа никуда не денется, и рано или поздно её сумеют по достоинству оценить.

     – Да, ты прав, – немного смущённо согласился учёный. – Не обращайте внимания, господин Фэйл, иногда я люблю пожаловаться на жизнь. Однако, я злоупотребляю вашим вниманием. Вы ведь пришли по делу?

     – Да, – подтвердил Гай. – Гасар, нам может в любой момент понадобиться новый портал.

     – Ты не получил на этот раз разрешения? – удивился учёный.

     – Срок ещё не истек, так что получу, скорее всего. Но нужен страховочный вариант. Так что, если можешь, придержи для нас какой-нибудь неохраняемый портальчик. Для Фэйла опасно долго оставаться в Мире Демонов, тем более, что его защита не работает.

     – У вас не работает защита? – удивился козлорогий. – Быть не может! Я в своё время изучал антидемоническую защиту, и должен сказать, это штука крепкая, разрушить её весьма непросто.

     – Но я же влюбился в Гая, – попытался возразить Фэйлрош.

     – У этого могут быть и иные причины. Ну-ка, подойдите ко мне, господин Фэйл.

     Когда полуангел приблизился к нему, учёный наклонился и стал пристально вглядываться в его лицо. Его взгляд становился всё более настойчивым и въедливым. Фэйл неловко попятился от него, пока не уперся спиной в книжную полку.

     – Ну, что? – спросил его козлорогий.

     – Что “что”? – не понял полуангел.

     Со вздохом отойдя от него, учёный махнул рукой:

     – Да работает ваша защита!

     – То есть, как работает?

     – Если бы не работала, – усмехнулся Гасар, – вы бы мне уже ноги целовали.

     – Но как же тогда мы с Гаем…

     – Ваш антидемонический щит предназначен для защиты от нашей магии. Понимаете? Магии, и ничего другого. От обычной любви он вас не защитит.

     – Обычной любви? – воскликнул на этот раз Гай.

     Он быстрыми шагами подошёл к Фэйлу и прижал его к книжным полкам ещё плотнее. – Так значит…

     – А ты говорил, всё ненастоящее, – улыбнулся ему полуангел.

     Ловя его губы своими, Гай сладко выдохнул:

     – Люблю тебя…

     Лишь через пару минут их поцелуй был потревожен вежливым покашливанием Гасара:

     – Кхм-кхм, мне очень жаль прерывать столь волнующую сцену, но думаю, что этим вам лучше заняться дома.

     – Нда, извини, – смущённо пробормотал Гай, отпуская полуангела.

     – Господин учёный, – уже в дверях мастерской обернулся Фэйл, – могу я напоследок задать вам вопрос: а как вы достаёте книги с верхних полок? Здесь же нет никаких лестниц!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]