Половой Трансформер 1. Часть 3

     — Другое дело! И тело! А то Маугли какой — то заросший между ляжек и подмышками. А ты раскраснелась, красотка. Дома в зеркале себя рассмотри, самой понравится. А пока пойди, обопрись об стену и оттопырь жопу назад. Отдайся дяде. Презерватив нужен или…? Или девочка е#ется по графику?

     — У меня сейчас такие дни, что можно.

     — Ну, вот, дядя! У меня для тебя две новости, и обе хорошие. Первая: Маша дает, и без резинки. Вторая: если силы здесь оставишь, и на моей территории мне три палочки не кинешь, я лишу девственности твой зад.

     — Вторая новость не кажется мне такой уж хорошей.

     — Счастья своего не понимаешь! Вые#и ее, другого выхода нет. А то сдаст нас.

     Маша, раскрасневшись, оперлась об стенку и оттопырила зад. Она возбудилась и потекла, поэтому член легко вошел внутрь. Стон женщины не смутил меня, было ясно, что это стон похотливой плоти. Наталья сбоку ласкала Машину грудь, приговаривая, что дойки у телочки хороши и нежны. Машу накрыла серия оргазмов, она стоя, так работала задом, что я вынужден был держать ее, чтобы не сорвалась с #уя. Она скорее напоминала не телочку, а неукротимую кобылу, который вонзил конь (Ваш покорный слуга) . Маша е#лась, как шалава, крича, вопя и подмахивая. Конечно, ситуация «заводила» , поход в бассейн обернулся ласками с одной бабой и сексом с другой. Кончив, я пошел к лавке и обессилено опустился на нее. Наталья усадила мне на колени Машу, а сама провела у нас на глазах мастурбацию и кончила, прижавшись передком к моему плечу, насаживаясь на него влагалищем. Потом она пощупала новую подругу между ног (Классно! Спермы много!) и сказала:

     — Ну, девочка, с Наступающим! Подмывайся и ступай к мужу и детям. Возьми сегодня в рот и дай в попу, порадуй супруга. Новый год — семейный праздник. Подумай, Маша, как бы нам в будущем с последнего сеанса всех выпроваживать и развлекаться вволю? Я еще мужика приведу, он не подведет. Ну, пока, сладкая шлюшка!

     Маша обещала подумать. Она потом такое придумала, целый сценарий можно написать, например, «Похотливая уборщица» или «Развратная Машка». А пока грустно подмылась, подтерла пол, где это требовалось, и поплелась на самый семейный праздник, чувствуя подбритость подмышек и лобка и вые#анность влагалища. А мы поехали к Наталье домой, захватив кое — что из супермаркета. Я поинтересовался насчет презервативов. Зашли в аптеку, купили. Дома Наталья, надев халатик, прошла на кухню. Я последовал за ней.

     — Легкий ужин, яичница с беконом. А то до Нового года сил не хватит.

     Она пощупала меня между ног и добавила:

     — А может, и хватит.

     Мы поели, она сходила в туалет не только по малому, но и… .

     — Подмой, я не только пописала.

     Подмыл. Потом предложил подбрить, подновить стрижечку. Подбрил. И подмышки тоже. Засадил. Один раз. Она сосчитала:

     -Раз.

     Мы поели яичницу, и намеревались начать готовить праздничный стол.

     Для начала я подступил сзади, и спереди, но засада больше не пошла. Наталья засмеялась:

     — А как еще насчет одной 3. 14зды?

     — В смысле?

     — В прямом.

     В дверь позвонили, пришла Лиза. Она так поцеловала меня в прихожей, просто засосала, что по поводу еще одной 3. 14зды я сразу все понял. Эта 3. 14зда уже пришла, и от этого факта нельзя было отмахаться трусами. Наталья сказала:

     — Помоги бабелю раздеться.

     Я был готов помочь хоть Бабелю, хоть Гегелю.

     У нашего милого бабеля под шубкой оказалось… ничего. Она взяла мою руку и засунула ее себе между ног. Наталья деловито заметила:

     — У нее тоже заросло. Подбрей, подправь бритвой.

     Прямо, какая-то парикмахерская целый день. Я подправил. Нашей подружке можно было засадить только с презервативом. Хорошо, бля, что все у нас было! Засада была легкой, а тело Лизы пышным, горячим, большим. Наташа помогала, тискала Лизу, мяла, засовывала пальцы в потаенные места. Когда Лиза кончила, Наталья деловито заметила, осмотрев меня, как товар:

     — У тебя тоже чаща меж ног. Намылим тебе подмышки, лобок, яички и жопу.

     Они мне намылили и побрили. Я валялся довольный, бритый в некоторых местах и наивный. На меня натянули женскую ночную рубашку и женские трусы. Мне было уже все равно. Краем подсознания услышал Наталью:

     — Жопу ему гелем смажь. Хорош его жалеть. Будем брать.

     И мне спустили трусы до колен и смазали жопу. Потом, как куклу, уложили на живот, задрали рубашку. А трусы, мои миленькие дамские трусы, разрезали ножницами! Зачем же было их на меня вообще надевать?! Позже мне объяснили, что хотели создать сценарий изнасилования. Потом уткнули между ног Лизы лицом, а ртом насадили на то, что «выросло» меж ее ног. А там у нее вырос #уй. Большой искусственный #уй. Я лежал голой попой кверху, беспомощный и весь в ожидании. Моя попа инстинктивно противилась, как могла. Но Наташа преодолела сопротивление и вошла. Вначале было неприятно, а потом понравилось. А Наташа нашептывала сзади в ухо:

     — Вот так, сучка! У тебя и на жопе родинка. Классная такая. Какая ты у нас 3. 14зда везучая! Раз ты играешь сегодня роль девушки, я буду называть тебя 314здой. Тебе ведь не обидно, правда? 314зда — она и есть 314зда. На щеке, сиське и жопе, везде родинки! Е#ать тебя! Сейчас, подомну тебя, как следует. О, шлюшка, как сладко!

     Мне уже было все равно. Писька томилась и млела, с конца сочилось. Входную дверь открыли, я это услышал. Я замычал, и меня поняли.

     — Мычишь, телочка? Сейчас моя мама придет, и вые#ет тебя как следует. Это была только разминка.

     Я вновь замычал и задергался на двух «#уях» , но меня уже никто не слушал. Во рту у меня был страпон Лизы, а в попе — страпон Наташи. И тут открылась дверь комнаты. Я замычал еще громче, но мне еще глубже засадили «члены» и только насмехались над моей беспомощностью. В комнату кто-то вошел. Это была, судя по голосу, женщина.

     — С наступающим! О, кто у вас томится с #уями во рту и в «штуке»? О, жопа! Что за новая подружка? Да это не подружка! Мужик! Яички! И 3. 14зда отсутствует как класс! И твой член у него в попе! Классно! Отдайте мне его навсегда! Будешь всю жизнь подмайором (это уже мне) , пока меня не повысят. Я майор милиции, а ты всегда в постели будешь подо мной. Я так люблю.

     Я замычал еще сильнее, если это было возможно. Девушки освободили мои отверстия, а сверху на мой член уселась наездница. Она была моложава и напориста. Она скакала на мне, как заводная, а у меня #уй на нее встал как следует. Когда я спустил, она спросила дочь:

     — Сколько палок он смог тебе бросить?

     — Одну.

     — Ну, тогда и не о чем говорить. Стойку, малышка!

     — Это Вы кому (ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ Я) ?

     — Тебе, конечно. Теперь здесь только одна малышка. И это ты. А мы твои парни.

     Она меня перевернула так, чтобы ей было удобно, и мне тоже. Короче говоря, раком. Ее фаллоимитатор с имитацией семяизвержения (как я узнал позже) , который она уже приладила, был больше, чем у дочери. Но моя дырка была уже разработана. Майорша заметила:

     — Ептыть, такая жопа и мужику досталась. Настоящая дамская попка с родинкой.

     Ее дочь не выдержала:

     — У него и на груди родинка, и на щечке.

     — Здорово. Мы его когда-нибудь склоним к смене пола. Отрежем и прорежем. Мужики за такую бабу с родинками драться будут. Е# ать будут неистово, щелка только нужна вместо #уя. Ну, моя дорогая «девочка» , мой «член» изготовлен так, что позволяет имитировать эякуляцию.

     Милиционерша дело знала. Я только попкой поводил от удовольствия, когда она в меня спустила.

     В эту ночь, в новогоднюю ночь, я уже чувствовал себя женщиной. Я уволился с работы и вышел замуж за майоршу Оксану, то есть стал подмайором. Родственников у меня не было, квартиру я продал, а мой майор нашла службу в другом городе и взяла меня с собой. Конечно, она заставила меня носить женское белье и одежду, но на член не покушалась, предпочитая использовать меня в постели и как мужчину, и как женщину. Она (мой «муж») выправила мне документы, я стал по паспорту женского пола, устроился на работу.

     Домогательств со стороны сослуживцев не было, к гинекологу я не ходил, и раскрыть мою тайну никто не мог. Моя майорша любила меня, покупала мне хорошие трусы, лифчики, чулки, колготки, другую одежду, украшения и косметику. Конечно, дома у нас никто не бывал, соседи не навязывались, в кафе, рестораны, кино и театры мой «муж» меня гримировал.

     Несколько раз к нам «клеились» мужики, мы ведь обе (да, я теперь считал себя тоже женского пола) были видными дамами. Майорша кормила меня какими-то препаратами, увеличившими мои грудь, попу, бедра и приведшие к легкому избавлению от «шерсти» на конечностях и груди. Писал я теперь исключительно сидя, чтобы выработать устойчивый рефлекс моей женской принадлежности. Труднее всего было ходить в туфлях. Пришлось остановиться на обуви с низкими каблуками.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]