Поход с женой в закрытый клуб

    Даже затрудняюсь дать характеристику одному из наших, а если быть точным, одному, нашему посещению некоего закрытого клуба, на который мы с женой вышли через одно объявление в интернете. Думали недолго, потому что реклама была ненавязчивая, и то, что освещалось, нас более-менее устраивало. Время от времени посещали мысли что-то такое «выкинуть», потому что как отдыхали до этого, исчерпало себя, и поэтому решили, что можно разок посетить такой закрытый клуб, куда приглашаются семейные пары и мужчины, из которого в любой момент можно уехать, если что-то не понравится, в котором вообще можно просто отдохнуть, выпить и расслабиться, и никаких, так сказать, сексуальных обязательств на женщину из пары не накладывается. Нам понравилось, что для мужчин это мероприятие платное, причём сумма немалая, что означало, что в таком заведении могут себе позволить появиться только состоятельные, а потому, чаще, приятные, ухоженные и здоровые мужчины, нежели непонятные и непредсказуемые представители «сброда»; а так же, было ограничено посещение пар, максимум три семейные пары.. Мы попытались отыскать в Интернете побольше информации, но ничего не нашли – видимо участники умело держали язык за зубами, что тоже было хорошим знаком. Клуб постоянно менял место встречи.

    В этот раз предстояло ехать в большой гостиный дом, находящийся в пятидесяти километрах от города. И, как я уже говорил, мы, недолго подумав — пол недели — решили, что пятничный вечер текущей недели будет куда кстати провести именно таким образом.

    Для более острых ощущений, жена на неделе отправилась в магазин сексуальной одежды, и привезла оттуда очень-очень короткое, чёрное в обтяжку платье; всё остальное под это платье она решила подобрать из своего гардероба.

    При переписке нас попросили сообщить номер машины, и наверно поэтому, когда мы подъехали к воротам, через несколько секунд они отъехали в сторону, и мы въехали в большой двор, и по установленным невысоким фонарикам вдоль дороги доехали до стоянки.

    Двери распахнулись, когда мы подошли к ним, и человек в маске жестом руки пригласил нас проходить вовнутрь. Через три метра стояли двое других в таких же масках: у одного в руках были две вешалки для одежды, а второй держал в руках два каких-то буклета и два браслета салатового и чёрного цвета. Нам помогли снять верхнюю одежду, тут же вручили буклетики, которые оказались программкой вечера, жене на руку надели салатовый, а мне чёрный браслеты, и препроводили нас в гостиную, освещение которой напоминало дискотеку, кругом были столики с мягкими креслами, и негромко звучала музыка. Мы заняли свободный столик. Кругом было человек двадцать мужчин, и кроме нас была ещё одна пара. Мы включили свет за своим столиком, чтобы посмотреть буклеты, которые нам вручили на входе. К нам подошёл человек в маске – официант (все, кто помогал участникам встречи тем или иным образом, были в масках). Мы заказали алкоголь, чай, воду. Пока официант приносил напитки, мы стали изучать программку. У жены браслет издал секундную вибрацию и столько же поморгал светом. Мы не поняли, а через несколько секунд это же повторилось снова. Пояснение этого мы тут же прочитали в программке вечера, о чём в ней пояснялось в первую очередь. Оказалось, что именно женских браслетов по залу будет три: номер один — оранжевый, номер два — салатовый и голубой – номер три; каждой женщине из трёх семейных пар. А чёрные браслеты были на мужчинах, на каждом мужском браслете по три кнопки: оранжевая, салатовая и голубая. Если мужчина хочет выразить симпатию какой-либо из женщин, присутствующих в зале, он просто нажимает соответствующую цвета браслета женщины кнопку. Браслет женщины вибрирует и моргает секунду, но ни она, ни другие не знают, кто выразил ей симпатию. Я тут же нажал на кнопку цвета браслета жены, и у он у неё завибрировал на руке, и осветился на секунду. Через секунду снова, но это уже нажимал не я. Жена осторожно повела взглядом по всему залу. Тут же последовало ещё несколько импульсов ей в браслет. Мы, улыбаясь, посмотрели друг на друга; у жены была такое выражение лица, которое обычно бывает у неё, когда она краснеет – в полумраке я мог разглядеть только это выражение. У женщины, которую можно было видеть чуть поодаль от нас, браслет такой активности не выказывал, но может уже «отстрелялась»? И не было третьей женщины, или пары. А будет ли? Мы взялись изучить программку.

    Полчаса отводилось на сборы – мы должны были сидеть тут, и ждать, когда соберутся все приглашённые. Потом последует выступление двух стриптизёрш. Потом присутствующие женщины должны будут уйти в отдельно отведённые комнаты, где они должны будут завязать себе глаза, и выдержать процедуру переодевания, которая будет заключаться в снятии мерок и подборе чего-то из приготовленного для них наряда. Наряды оставались потом за женщинами в подарок, а присутствующие мужчины смогут наблюдать ритуал переодевания на больших телевизорах, потому что комнаты для переодевания были оборудованы камерами наблюдения. Потом будет сеанс двух лесбиянок. Затем последует «странная» процедура, когда каждая из приглашённых женщина должна будет пройти мимо каждого мужчины, и позволить ему дотронуться до себя, погладить. И вот тут, на этом, заканчивалась, так сказать, официальная часть. То есть, каждому предлагалось в последний раз решить для себя: или он остаётся, или покидает сегодняшнюю встречу. Если человек решал для себя остаться, то ему следовало подняться в свой гостиничный номер, цифра которого была тут же, на буклете, принять душ, и спуститься в гостиную, сюда. Кто решал уходить, тот мог уходить. Оставшимся предлагалось следующее: три комнаты. В первой комнате стояли на некотором расстоянии друг от друга три кровати, причём наполовину уходящие в стену, то есть из стены выходили как бы пол кровати. Женщины здесь должны были улечься на эти кровати в одежде таким образом, что от талии они оставались в этой комнате, а вторая их часть, низ, оказывались в другом, каком-то там, помещении. С женщиной в комнате мог остаться её муж, но если он отказывался, то путём жеребьёвки любой другой мужчина. Мужчинам при этом предлагалось отправиться в помещение с синей дверью. Здесь на контакт с женщиной каждому мужчине отводилось не более пяти минут. Затем душевая пауза; бар, как всегда, в распоряжении гостей; и вторая комната. Во второй комнате было три подиума, в комнате обещался полумрак (как и при описании первой комнаты, здесь были фотографии). Женщинам полагалось раздеться и расположиться на подиумах ногами к входной двери. В подиумах, по самой середине, были отверстия. Женщина должна была улечься так, чтобы киска пришлась на самое отверстие. Мужчинам разрешалось находиться так, чтобы стараться не показываться женщинам на глаза. Первый, подлезший под подиум, и попробовавший женщину на вкус, должен был стать рядом с ней, и прижимать её, чтобы она не могла отрываться от отверстия лобком, когда ей будет лизать второй, подлезший под подиум мужчина; второй занимает место первого, и так далее. Каждому мужчине на контакт с женщиной отводилось не более пяти минут. И, наконец, после душевой и коктейльной паузы — третья комната. Это было просторное помещение с тремя большими кроватями. Здесь, как писалось в программке, не было никакого сценария, условий и ограничений.

    Пока мы читали, браслет жены не переставал периодически вибрировать и загораться в темноте, а она кокетливо прокручивала его на запястье свободной рукой, чем привлекала к себе дополнительное внимание. В гостиной появилась третья пара, и ещё несколько мужчин.

    На середину гостиной вышли две стриптизёрши, и сорвали бурные аплодисменты – выступление было красивое.

    Тут ведущий сообщил, что пора женщинам проследовать в комнату для переодевания. Я посмотрел на жену и спросил, хочет ли она продолжать, хочет ли идти переодеваться. Она ответила, что пока всё устраивает. Я сказал, что тогда может идти, и проводил её взглядом.

    Три большие телеэкрана показывали нам, оставшимся в зале, что стало происходит в комнатах, куда удалились наши три женщины.

    В каждой комнате, к каждой из женщин, когда они завязали себе глаза вышли по мужчине – эти уже в масках не были. С каждой некоторое время говорили, а потом каждая дала снять с себя верхнюю одежду и мужчины стали тряпичным метром снимать с них мерки. Я во всю смотрел на свою жену – что делали с ней, иногда переводил взгляд на других женщин. Как только женщины остались в нижнем белье, чулках и сапогах, их браслеты заморгали чаще обычного. Причём браслет моей жены моргал куда чаще других, а браслет третьей моргнул всего пару раз (это, правда, уже бросилось в глаза вовремя стриптиза). Мужчина, который был с моей женой, довольно близко подошёл к ней сзади, протянул свои руки у неё под руками к животу, и, перехватив из одной руки метр в другую, свёл его у неё на спине. Потом тоже самое проделал с грудью. Зашёл спереди, присел на корточки, и замерил по резинке от чулок бёдра. Затем, находясь лицом перед киской, замерил попку. Потом он что-то ей говорил, и она дала снять с себя лифчик и трусики. Мужчина замерил грудь уже без лифчика, причём сделал, как мне показалось, необязательное – поправил метр на соске, хоть тот и так нормально там расположился. Следующая процедура объяснила происходящее – он замерил расстояние от пупка жены до клитора, причём наверно с удовольствием установил пальцем метр на клиторе и прижал к нему его, и некоторое время так продолжил держать, делая вид, что что-то всчитывает – женщины с удовольствием подставляли свои полуобнажённые тела под летающий по ним метр и руки, выгибались как их просили, поднимали руки, опускали руки и так далее. Через десять минут они показались среди нас, и мне показалось, что возбуждённые. По крайней мере, моя жена выглядела даже немного радостной, и с удовольствием ухватилась за свой алкогольный коктейль, и сделал пару больших глотков. Моей жене досталось полупрозрачное, чёрное, длинное платье с большим разрезом по середине. Когда она присела, её ноги обнажились до резинки чулок. Так же она теперь была в туфлях. Через платье можно было наблюдать новое нижнее бельё. Всё было чётко по ней, я это заметил, и пошутил, что мерки не зря снимали так тщательно. Кому-то из мужчин постоянно доставляло жать на кнопку, которая запускала вибрацию и свечение браслета моей жены, иногда моргал браслет другой девушки, которая с мужем пришли раньше нас, и раз или два засветился браслет третьей девушки. Это начинало казаться жёстким испытанием для последней.

    На импровизированной сцене, устланной теперь матрасом, появились две девушки, в руке одной была сумочка. Так началось выступление лесбиянок. Девушки стали целоваться, потом улеглись в 69 и стали лизать друг дружку, а потом одна легла на живот, а вторая слегка на неё, и стала трахать ту пальцами. В зале почувствовалось общее возбуждение, музыка зазвучала тише, и стало можно слышать сбивающиеся дыхания пристствующих. Браслет моей жены стал моргать чаще обычного, у другой девушки тоже иногда моргал, но третья продолжала оставаться без внимания; и поэтому, когда одна из лесбиянок извлекла из сумочки страпон, ловко нацепила его, пристроилась на первую, всадила ей его между ножек, и стала ту трахать, а последующая реакция мужчин оказалась такой, что браслет моей жены стал моргать каждую секунду, а той второй раз в две-три секунды, пара, в которой девушка так и не удостоилась должного внимания мужчин, поднялась и ушла.

    Когда закончилось выступление лесбиянок, ведущий объявил алкогольную паузу, а музыка заиграла чуть громче, но через три минут ведущий напомнил о следующей части нашей программы, и женщинам было предложено не задерживаться за столиками, а исполнить то, что предписывалось программой, а именно подняться и пройтись между мужчин.

    Я смотрел, какими глазами встречали приближение каждый к себе моей обворожительной и гиперсексуальной жены, которая подходила к каждому, чуть виляя бёдрами. Мало кто дотрагивался до неё «целомудренно», или хотя бы проводил рукой по платью. Единицы провели рукой по её попке, а все остальные полезли под платье, чтобы провести рукой там. На место моя жена вернулась мокрая, как она потом мне рассказала. Её браслет моргал постоянно. Почему меня не тянула жать эти кнопки? А вот у второй девушки моргания стали редки. Я подумал, что если сейчас и эти «убегут» из-за этого, будет «весело». И тогда и мы, скорей всего покинем это место, и вся встреча тем и закончится.

    И вот на этом ведущий объявил «официальную», в кавычках, часть вечера подошедшую к концу, и предложил, с улыбкой, кому неохота продолжать тут быть, покинуть нас. Естественно никто никуда не собрался. Тогда была объявлена душевая и алкогольная пауза, и сообщено, что все потом собираются сразу в первой комнате. Мы с женой поднялись, чтобы уйти в свой номер, как к нам подошёл мужчина, которого не очень было рассмотреть, так как в зале уже свет убрали на минимум, почему можно было понять, что все действа, которые отводились для этого помещения, закончены.

    — Я очень извиняюсь, — сказал он, — но ваша жена кажется мне женщиной редкой красоты и ещё более редкого шарма. А уж в окружающей обстановке и вовсе нет сил спокойно смотреть на её волосы, улыбку, руки и прочее. Ненавижу упускать что-то в жизни, и поэтому решил пойти на риск. Дайте мне её в мой номер принять душ, я обещаю, что только чуть-чуть помогу и полотенце подам, и никакого секса. Хочу насладится ею голой, хочу провести по ней намыленными руками, и всё. И больше ничего себе не позволю. Ведь у нас и так насыщенная программа.

    И он улыбнулся.

    Я посмотрел на жену. По её глазам можно было прочесть, что она не против. В тоже время я думал, что в душе, после всего, после того, как у неё под платьем в трусиках побывало полтора десятка рук, я могу не удержаться, и если она до меня дотронется, я опкончаюсь, и испорчу себе впечатление от первого оргазма, который мечтал получить в компании с другими мужчинами, когда не только я буду кончать на неё. И я сказал:

    — А вот, пусть она сама и решает.

    Жена только сказала:

    — Я пойду.

    И так пытливо и озорно взглянула на меня.

    — Встретимся там, — сказал я, и ушёл в наш номер, а мужик схватил мою жену и поволок её в свой.

    Я пришёл в комнату, в которой было три кровати, уходящие в стену. На одной из них, крайней, уже лежала девушка из первой пары, а муж сидел рядом с ней на кровати, приобняв за талию. Пока ничего не происходило. Мне свою жену пришлось ждать ещё минут пять-семь. Она вошла в одежде, которой её одарили в комнате для переодевания.

    — Немного задержалась? – спросил я тихо.

    Она состроила гримасу, и покрутила ручками.

    — Он к тебе приставал? – догадался я.

    — Чуть-чуть, — ответила она, и, улыбаясь, стала пристраиваться на кровати, протаскивая ноги в отверстие.

    — Он тебе отлизал? – мне стало интересно.

    — Да блин, начал мыть, а потом полез лизать.

    — Вставил.

    — Ну тоже чуть-чуть.

    — Пиздец, — сказал я, — что там? – спросил я, кивнув вна застенку, где сейчас находилась нижняя часть тела жены.

    — Ну, кровать, — улыбнулась она, — будто лежу на кровати. Возьми меня за руку, — попросила она.

    Я присел рядом, взял её за руку, и стал смотреть на её красивой лицо. Её щёчки слегка горели. Я посмотрел на вторую пару, девушка лежала, а мужчина сидел рядом, как и несколько минут назад. Я перевёл взгляд на жену.

    — Ну? – тихонько поинтересовался я.

    И свет вокруг нас уменьшился.

    — Пока ничего, — ответила она, но тут же как-то вся дёрнулась, замерла, а через две секунды её рука с силой сжала мою, она немного выгнулась, и издала стон. Жена стала сильно дышать, у меня в голове будто что-то взорвалось и разлетелось на куски. Я смотрел на жену, и ничего не говорил. Она закрыла глаза, и продолжала, по всей видимости, отдаваться каким-то приятным ощущениям.

    Я посчитал, что если половина мужчин с той женщиной побудут, а вторая половина будет виться вокруг моей жены, то полчаса всё это здесь будет происходить.

    Через минут пять я стал гладить жену по шейке, лицу и волосам, перебрался рукой на грудь. Ощущения были неописуемые.

    — Что там с тобой делают? – спросил я.

    — Трусы сняли только что, кто-то гладит ноги, — она издала стон, — гладят живот, лижут, — стон, — ноги раздвинули, кто-то палец вставляет, — опять стон, немного помолчала, — и палец и лижут, бляаа, — стон, — другой палец, или подожди, это вроде не палец, — она улыбнулась, — аа, — стон, и она стала двигаться туда-сюда, — о, да, это не палец.

    Чьи-то руки на той стороне стали переворачивать её, и она оказалась на животе.

    — А сейчас что?

    — Платье задирают, — прохрипела она, — вставлять сейчас, вроде, будут. Да, кто-то ебашит, — кто-то её там натянул, и тут это выражалось в том, что она двигалась на кровати туда-сюда.

    Я встал с кровати, и зашёл перед ней. Встал перед ней. Она уже была вся в процессе. Немного попыталась приподняться, вырваться, но её притянули на себя, она упала на кровати, и тряска продолжилась. Из-за стены слышались характерные для траха звуки. Я посмотрел на вторую пару. Там женщине скорей всего отлизывали, потому что она спокойно лежала на спине, но сильно дышала. Её муж, мне даже показалось немного растеряно стоял рядом и смотрел на свою жену.

    Мою опять перевернули на спину.

    — Лижут, — еле сказала она, но через несколько секунд её опять там кто-то стал натягивать.

    Девушка из той пары, показалось, с досадой посмотрела на мою, потом на своего, а потом взглянула на меня.

    — Очень большой член, — сказала моя жена, — но я достаточно мокрая, блин.

    Я обратился к тому мужчине, который стоял со своей женой рядом, и, казалось, не находил себе места.

    — Иди постой с моей, а я постою с твоей.

    Мужчина повиновался, и мы поменялись местами.

    Я подошёл к его жене и присел к ней на кровать. Она посмотрела на меня. Мы оба посмотрели на её мужа, который остановился рядом с моей тащащейся женой, и с ещё большей растерянностью смотрел, как перед ним извивается и дёргается туда-сюда красивая женщина, с которой неизвестно что вытворяли за стеной.

    Передо мной лежала симпатичная, но немного полноватая женщина, блондинка. Она то прикрывала глаза, то открывала их, встречаясь со мной взглядом. Ей подобрали одежду в красных тонах. Я положил свою руку ей на шею и стал её гладить. Женщина потёрлась щекой о мою руку. Тут же, как можно было определить по ней, приподняла таз.

    — Трусы снимают? – спросил я.

    Она кивнула.

    И через три секунды у неё закатились глаза, она вцепилась своими маленькими ручками в края кровати, выгнулась, и тут же ею стали двигать, как уже давно двигали моей женой. Она стала сильно дышать и постанывать, а её открытый рот окончательно добил моё переживание.

    Я взглянул на свою жену, которую снова перевернули на живот, и я мог бы поклясться, потому что знал, как она себя ведёт при этом — кто-то пытался протолкнуть ей свой член уже…в попку. Она приподнялась на локтях, и вся как-то сосредоточилась на ощущениях, с силой закрыв глаза. А потом выгнулась в спине, откинула голову, и издала такой стон, что там за стенкой её можно было услышать сто процентов. Тут же по ней можно стало определить, что ей начали входить туда, причём её двигали довольно интенсивно.

    Я взглянул на мужа девушки, перед которой я стоял, он был в шоке от всего, и изредка косился на свою жену. Я тоже посмотрел на неё – было видно, что она себя чувствует намного лучше, чем её благоверный. У меня от происходящего срывало крышу, и я решил воспользоваться ситуацией, чтобы как-то облегчить свои страдания. Я потянулся рукой к чужой женщине, и стал гладить её лицо. Она поймала ртом мой палец, взяла его в рот и прикусила. Тогда я стал обходить её кровать, параллельно расстегивая джинсы, и доставая уплотняющийся член, залез на кровать, и положил свой член на губы этой женщине, чтобы моя жена, если посмотрит в нашу сторону, всё видела. Но в нашу сторону стал смотреть муж этой женщины, и по всему, он не сильно воодушевился увиденным, даже, кажется, ему стало не по себе (что же они делали тут, если у него такая реакция? Наверно причина – жена). Его жена вытащила язык, и насколько позволяли её движения туда-сюда, стала пытаться лизать мне член. Как только он у меня от её язычка сильно встал, я приподнялся, и сверху вставил ей в рот. Попытался подвигаться им туда-сюда, вернее вверх-вниз, что было не очень удобно, но компенсацией служил эффект, который это моё действие производило на её мужа, и ожидание, что вот-вот моя жена откроет глаза и посмотрит на меня. И она посмотрела. Улыбнулась, посмотрела на мужчину, который стоял рядом, определила, что тот скорей всего близок к обморочному состоянию, и поэтому ничего не стала делать, снова закрыла глаза, и ещё остервенелей предыдущего стала подмахивать, лёжа на животе, насколько позволяло отверстие в стене.

    «Мою» девушку тоже перевернули на живот, и теперь мне было удобно подлезть под неё, и снизу дать ей в ротик, и по минету я понял, что ей так тоже удобней стало. Она хорошо сосала. И опять я подумал, что хотел бы кончить на жену с кучей мужиков, но женщина не дала вытащить вовремя член из своего рта, и я не смог сдержаться, все услышали, как я стал кончать. Жена открыла глаза и с плотоядной улыбкой послала мне поцелуй, женщина стала глотать сперму, иногда заглядывая мне в глаза, иногда давясь, сперма вытекала у неё из рта, её муж посерел у нас на глазах. Я дал женщине дососать, и стал массировать ей грудь, а потом вернулся к своей жене, а муж этой вернулся к своей. С удовольствием припал губами к губам своей любимой – она лежала на спине.

    — Что сейчас? – спрашиваю.

    — Отлизывает кто-то, — улыбнулась она, и добавила, — всё, вытаскивай меня.

    Я стал помогать своей жене вылезти, следя, как той девушке муж помогает также.

    Трусов на моей жене не было, чулки и туфли оставили, платье задрано до груди, весь живот и частично бёдра были в сперме. С другой девушкой такой картины не наблюдалось – видимо моя никому не давала покоя тут. Со стороны наших соседей послышалось бурчание, назревала ссора. Мы с женой смогли услышать их шёпот, и переглянулись: «Ты ему отсасывала!», «А тебе бы что хотелось? А ты почему тупил?».

    — В душ? – спросил я у своей разгорячённой жены.

    — Ага, — с довольным видом ответила она.

    — В наш? – говорю, и улыбнулся.

    — В наш, наш, мы с тем ни о чём не договаривались, — она продолжала улыбаться балдеющей улыбкой, — принеси мне из бара что-нибудь.

    — Хорошо, — говорю.

    Довёл её до нашего номера, спустился в бар, принёс ей коктейль, она быстро помылась, я тоже, и в мы оба, в полотенцах, направились во вторую комнату. Пока шли, она допила свой коктейль, и установила пустой бокал на какую-то тумбочку. Я проводил жену до её двери. В комнату она вошла одна. А я сам направился, куда предписывала мне программка. Там уже было около десяти мужчин.

    В течении трёх минут пришли ещё трое и ведущий, который сообщил, что ещё одна супружеская пара нас покинула, и посвятил в подробности – они перессорились, нервы мужчины не выдержали. А также четыре мужчины покинули нас, сказав, что им хватило сегодняшней брюнетки (слышала б моя жена, я улыбался про себя).

    — Можете входить, — предложил ведущий.

    Мы поскидывали полотенца и открыли дверь.

    Жена лежала на подиуме со сведёнными ногами, обнажённая, подложив руки под голову, повернув голову в сторону. Одна. Волосы были переброшенными на противоположную от взгляда сторону. В помещении горело несколько свечей. На спине жены поблёскивали капельки воды после душа. Мы все застыли от увиденного. Её попка очень красиво возвышалась между плотно сжатых ножек и худенькой спинкой, а свет от свечей максимально эротично выхватывал её из окружающей обстановки.

    Я определённо решил, что не хочу быть первым, и даже в числе первых, может в середине, и поэтому не устремился к ней тут же. Чего не сказать было о других, многие потянулись в её сторону, но тактично уступили ближайшему.

    Мужчина подлез под подиум, и устремился лицом к промежности моей жены, которая, скорей всего, очень притягательно смотрелась ему через отверстие. Жена сразу дёрнулась, и дыхание полтора десятка мужчин распространилось по всему помещению. Я подумал, что вот уехала та семейная пара, не говоря о первой паре, а теперь моей жене предстояло принять на себя всё возбуждение всех мужчин вечера. Между тем, отлизывание жене стало интенсивней, первый мужчина, видимо, во всю наслаждался процессом. Жена иногда дёргалась, отстранялась, и теперь стал понятен смысл, что первый потом встанет рядом с женой, и будет прижимать её промежностью к отверстию, чтобы она не могла шевелиться. Мужчина, тем временем, не торопился покинуть мою жену, но лишь отстранился лицом, и, продолжая сидеть на полу, стал дрочить, а другой рукой лазил у жены там. Через некоторое время она развела немного ножки, и мы стали видеть, что в её красивой девочке вытворял мужчина пальцем. Она стала приподнимать попку, мужчина убрал руку, она опять опустилась, он припал лицом к её киске, и мы стали слышать её дыхание.

    Мужчина стал вылезать из-под жены, и встал рядом с ней, положив руку ей на попку. Сразу второй направился под подиум, и его тело наполовину скрылось под ним. Стоявший рядом, надавил жене на попку, и продолжил дрочить. Жене стало проблематично приподнимать попку. Возможно, что это придало дополнительный стимул ей для возбуждения, потому что она зашевелилась, попыталась руками упереться в ложе, чтобы что-то предпринять, но ей на попу тут же легла вторая рука, и её вдавили в «кровать». Она стала стонать. На мужчин это подействовало. Некоторые сделали пару шагов в её направлении, и менее робкие из них, стали гладить жене пяточки, поднимаясь выше. Второй мужчина выполз из-под жены, и занял место первого, другие отступили назад, и под жену подлез третий. Как только он припал к её киске, она застонала так, как стонала, когда ей вставляли в попку. Самый первый мужчина, игнорируя инструкции, зашёл и встал перед лицом жены. Она этого не видела, потому что лежала с закрытыми глазами, но ему, видимо, этого и надо было, потому что он встал перед её лицом, и стал надрачивать свой член в нескольких сантиметрах от её губ. Тот что прижимал жену, одной рукой умудрился раздвинуть ей попку, тут же плюнул на дырочку, и стал пальцем массировать ей анус, постоянно пуская под палец очередную порцию слюней. Через полминуты, когда из-под подиума послышались громкие звуки от куни, палец «держащего» мою жену стал проникать ей в попку. Подошло время меняться, и он с неохотой вытащил палец, уступив место тому, кто только что так смачно отсасывал жене девочку. Пока следующий пристраивался под женой, этот, кому предстояло держать, взгромоздился и сел на бёдра жене, впрочем, прижимая руками её к отверстию. Но тут же у её киски оказался его член. Пока ей снизу лизали, и её стон иногда становился похож на рычание, этот, что сверху, стал гладить ей попку, и, раздвинув её, вдавил член в открывшуюся писю, и член погрузился одновременно с её вырвавшимся стоном.

    — И пусть кто-то скажет, что ей сейчас плохо, — сказал он, сладострастно начиная трахать ей, но, продолжая удерживать промежностью на отверстии, якобы не забывая своей обязанности. Тот, что стоял перед лицом, сказал, обращаясь к первому, подавшему голос:

    — А как думаешь, понравится девочке, если я с её ртом сейчас сделаю то же самое?

    — А ты у неё спроси, — ответил тот, наклонился, взял жену за волосы, не сильно потянул на себя, и срывающимся голосом прохрипел в самое ухо:

    — Хочешь ещё один член?

    — Можно, — ответила она.

    — Ты сказала невнятно, — прохрипел тот ей на ухо.

    — Да, можно, — повторила моя жена, задыхаясь, прибывая всеми мыслями сейчас везде где только ей было приятно, только не там, где её спрашивали.

    — Нет, ты должна чётко сказать, что хочешь ещё один член, — не унимался тот, удерживая её за волосы ухом у своего рта, и при этом начав ласкать мочку ушка языком. В ожидании ответа, он перестал удерживать её на отверстии, а стал с силой трахать, и поэтому все мы услышали от неё, прерываемое толчками, но чёткие, отделяемые, вернее прерываемые толчками, каждое слово:

    — Я хочу ещё один член.

    — Ну вот, видишь, — сказал тот, который был сверху, обращаясь к тому, кто стоял перед её лицом, и только что интересовавшийся, не будет ли она против, чтобы с её ртом сделали то же самое, что делали с её киской.

    Мужчина взял её за голову, и, придерживая член второй рукой, ввёл его ей в рот. Жена не стала сосать, но дала взять себя обеими руками за голову и позволила трахать себя в рот.

    Ещё некоторые не выдержали, то ли картины, то ли ожидания, и потянулись руками к ногам и спине жены. Причём из-под низу её продолжали вылизывать, в рот погружали член, а тот, что сверху уже по самые яички вставил ей в киску.

    Один подошёл к её руке, взял её в свою, и вложил ей в руку член. Я смотрел, как она стала красиво играть с ним одними пальчиками.

    — Мужчины, — вдруг сказал один, подходя, и беря вторую её руку, и вкладывая ей член во вторую руку, и его последние слова прозвучали, когда жена стала играть и с его членом, — мы ж так до третьей комнаты не дотянем.

    — Да мы уже не дотянули, — отпарировал, который давал в рот моей жене.

    — Да как с такой дотянешь? Я как только увидел её, у меня уже встал.

    — Такая же фигня, — отозвался кто-то.

    — Да, очень хорошенькая, и ебливенькая, — который продолжал трахать мою жену.

    Из-под низу стал вылезать мужчина, и «трахающий» попросил подождать. А сам обхватил жену, приподнял её, лёг на спину, её взгромоздил на себя, приподнял, чтобы просунуть руку к члену, и насадил жену на свой член.

    — Не, ну вы посмотрите, какая красивая! Дайте ей в попку, я вам говорю, она хочет.

    — А может всё-таки дождёмся третей комнаты, — сказал один, а сам уже пристроился сзади жены, и наклонил её чуть-чуть, — раздвиньте ей попу, — сказал он рядом стоящим, и те поспешили исполнить просьбу.

    Собирающийся войти ей в попку, дал возможность всем заглянуть, что представилось взором, когда стоящие по бокам, раздвинули ей попку. Находящийся снизу стал более-менее аккуратно входить в неё, чтобы второму стало удобно поймать её попку своим членом, что тот и приступил делать довольно-таки нежно. Жена застыла, продолжая тихонько подрачивать одному, на весу её поддерживал под грудь то, что имел её снизу. Видимо в первой комнате ей уже хорошо разработали попку, поэтому сейчас всё произошло быстро, так же быстро её стали трахать в две дырочки, она стали стонать и обмякать, но её быстро стали подхватывать много рук, и каждый стал стараться получить от неё то, что можно получить. Кто-то гладил, кто-то целовался с ней в губы, кто-то целовал ей что представлялось взору.

    И, наконец, один сказал:

    — Всё, мужики, больше не могу смотреть на неё, давайте кончать.

    — Тогда подождите, надеюсь вы хорошо разработали ей дырочку, дайте её мне, — сказал тот, который надрачивал самый толстый, но средней длинны член.

    Он подтянул жену к краю подиума так, что у неё стала свешиваться пол попки, закинул её ноги себе на плечи, слегка их раздвинул, поднёс аккуратно головку своего члена, чуть ли не с её кулачёк, к её киске, обхватил за бёдра, и стал медленно тянуть её на себя, пока весь член не скрылся в жене. Она стонала и дышала, как я никогда не видел – наверно она была уже близка к тому, что отключится. Мужчина стал её ебашить, а остальные стали выстраиваться в две очереди с двух сторон. Первый притянул её ближе к краю, от стонов и дыхания рот её не закрывался, и тот направил струи спермы ей прямо в рот. Она быстро сглотнула и снова открыла рот, чтобы дышать и стонать, потому что её уже натягивал тот неистово, а пока она сглатывала, сперма от первого укладывалась ей на щёки и шею. Тут же второй поднёс свой член, и ещё несколько струй спермы полетели в её открытый рот. Она опять сглотнула, но часть спермы показалась изо рта. Её развернули лицом в противоположную сторону, и придвинули к краю, чтобы вставить в рот и дрочить, чтобы через мгновение все увидели, как она пытается и глотать, и сосать. Другой занял место этого, и стал кончать ей на лицо и волосы. Пока с одной стороны ей лицо покрывали спермой, с другой стороны мужчина всунул ей в руку свой член, и она стала дрочить. Как только тот, что поливал лицо жене спермой, спустил на неё последние капли, её потянул на себя тот, которому она дрочила, и вставил ей в рот, и она сама додрочила ему до оргазма. Кто-то стал кончать ей на грудь, кто-то на живот. Один взял её руку и кончил ей в ладошку. Тут же этой ладошкой она стала дрочить другому. Я подумал, что самое время кончить и мне, и встал в очередь. Я кончал в числе последних, когда моя жена была на столько покрыта стекающей с неё спермой, что практически не было свободного места, куда б кончить. Я стал поливать ей лицо, она даже не обратила внимания, что это был я, не открыла глаз, хоть и интуитивно поймала и помяла мои яички, когда вычислила, с которой стороны дрочат на неё сейчас.

    Те, кто кончали, уходили. В комнате остались я, и ещё трое самых выносливых, но вскоре и они стали поливать жене живот. Последним вытащил член из неё тот, который всё время, пока на неё кончали, трахал её, и стал кончать прямо ей на киску. Из дверей появились две девушки в масках. Я вопросительно взглянул на них.

    — Мы поможем ей привести себя в порядок, — сказала одна.

    Я с благодарностью кивнул и с последним мужчиной покинул комнату.

    Мне её вернули через сорок минут. Выглядела она отлично, будто никакого такого сумасшествия только что не было. Кроме меня в зале сидели ещё четверо, остальные разъехались. Жена плюхнулась в кресло рядом со мной.

    — Как ты? – спрашиваю, прибывая немного в шоке.

    — Пиздец, — сказала она, наклонившись к моему уху, шёпотом, и добавила, — а вообще, я пока не могу разобраться в своих ощущениях. Но всё класс.

    К нам подошли.

    — Я бы хотел оставить вам свой телефон, и если вы когда-нибудь вдруг вздумаете встретиться, позвоните. Я приглашу вас к себе, — сказал первый, и протянул нам визитку.

    — Вот и моя визитка. Вы самая лучшая женщина, которую я встречал. Обращайтесь ко мне, если вдруг вам что-то понадобиться, — сказал второй.

    — А я хотел поблагодарить, — сказал третий, — я сюда хожу уже с завидным постоянством. Сегодня здесь была одна из самых красивых женщин. Надеюсь, вам понравилось, и я вас ещё увижу.

    Все трое сразу покинули зал. Четвёртый продолжал сидеть, и с трудом иногда у него получалось не рассматривать мою супругу.

    — В тебя влюбились, — говорю.

   

    — Ай, да ну тебя, — зардела моя жена.

    А мужчина не спускал с ней глаз.

    — Идите к нам, — скокетничала моя жена.

    Мужчина взял бокал, и присел за наш столик.

    — Как вам вечер? — спросила она его.

    У молодого человека, ему было лет двадцать два, будто пелена стояла на глазах.

    — Ну, так как вам вечер? – повторила она свой вопрос и стала гладить его по голове. Мне показалось, мальчик сейчас с ума сойдёт.

    Он молчал.

    — А мне понравилось, — сказала она, — и ты был хороший. Вот только мне чего-то не хватило. Ты не знаешь чего?

    — Н-нет, — ответил он.

    Бесстыдница, как мне показалось, наслаждалась влюблённым взглядом молодого человека.

    — Нет, не знаешь? — она сделала удивлённое лицо, отпила из бокала, и продолжала гладить его по голове.

    — А хочешь узнать? – спросила она.

    — Хочу, наверно, — ответил он дрожащим голосом.

    — Тогда иди сюда, — попросила она, и стала увлекать его за голову.

    Он сполз со стула, повинуясь его руке, и оказался на полу. Жена стала задыхаться.

    — Знаешь чего? – проговорила она с небольшой хрипотцой, — знаешь чего? – повторила она вопрос, раздвигая ноги, задирая чёрное платье, которое купила в секс-шопе, и под которым наверно не было трусиков, стол мешал мне это увидеть. – Этого, — сказала она, и двумя руками вдавила лицо юноши к себе между ног.

    Слегка откинувшись в кресле, она предалась впечатлению от первых полизований своей промежности, потом открыла глаза, увлажнившиеся, с искринкой, взглянула на меня, потянулась к бокалу, отпила, продолжая гладить парня по голове, опять откинулась.

    — Я ещё сегодня не кончала, — сказала она, то ли мне, то ли ему, но добавила, точно обращаясь к нему, — и если ты будешь хорошим мальчиком, если хорошо меня сейчас полижешь, я тебе когда-нибудь разрешу это сделать ещё раз.

    Либо парень неплохо лизал, либо её возбуждение за вечер подошло к пределу, либо обстановка, либо говоримое её, а может и всё это вместе, но я увидел по ней приближение оргазма.

    — Да, да, вот так, — она стала его направлять, — вот так, да.. вот теперь да, так… не меняй… — и стонет, — а теперь сильней, чуть-чуть сильней, теперь ещё сильней, засунь мне пальчик в попку…ещё сильней языком, теперь покусай, кусай…сильней, бл…

    И она стала кончать…