Похищение. Часть 1

     WARNING! THE TEXT CONTAINS SCENES OF VIOLENCE AND BDSM. (Предупреждение. Рассказ содержит сцены насилия и BDSM. )

     

     “Любовь и смеpть, добpо и зло…

     Что свято, что гpешно, познать нам сyждено.

     Любовь и смеpть, добpо и зло,

     А выбpать нам дано – одно… ”

     Слова из песни в исполнении В. Ю. Цыгановой.

     

     Я сидела на крепком деревянном стуле с широкими ножками посреди комнаты с низким потолком, и пыталась осмотреться по сторонам. Взгляд мог охватить только часть помещения. Убогая обстановка. Грязное, забрызганное чем-то тёмным и жирным стекло, ободранный подоконник, заставленный пустыми банками из под пива и бутылками из под спиртных напитков. Под ним валялась куча какого-то грязного тряпья. Обшарпанный паркетный пол, весь в пятнах и разводах, такие же стены с отклеившимися обоями и диван с выпирающими из порванной обивки пружинами.

     Я была накрепко привязана к стулу липким скотчем. Мои руки были заведены за спину, скручены и примотаны к спинке стула. Да и ноги на уровне щиколоток так же крепко были обмотаны чуть ли не до самых колен и прижаты к передним ножкам. Рот был плотно заклеен пластырем и стянул всю кожу на лице. За стеной в смежном помещении раздавались приглушённые голоса и один из них был женским. Дверь была наполовину открыта и я слышала весь разговор.

     – Колян, я первый с этой куколкой покувыркаюсь.

     – А чё это ты первый.

     – Давай жребий кидать, или в карты на неё сыграем. Кто выиграл, тот и первый.

     – Та давай сразу напару её натянем, и никому обидно не будет, а потом по очереди, кто первый захочет.

     – Не, парни – уже женский голос – я первая, я женщина, а женщинам надо уступать.

     – Ты? Баба бабе понравилась! Да не смеши меня, чем ты её трахать-то собралась, дура! Какой такой женилкой ты будешь доставлять ей удовольствие?

     – А это, Вадик, не твоё собачье дело. Знай своё место. Ещё раз услышу оскорбление в мой адрес, я тебя на полоски порежу, ты меня ещё не знаешь. У меня свои секреты и свои методы. Меня страшно заводит, когда такие шлюшки пищат под моими шпильками.

     – А правда Колян, мне аж интересно, как она её будет трахать. Давай посмотрим, меня прям это тоже заводит.

     – Ладно, по рукам, а потом оттянемся на групповушке.

     – Ловлю на слове, мальчики, по рукам так по рукам, я поразвлекаюсь и выжму её по полной, а после забирайте и делайте с ней что хотите, но после меня вам вряд ли что достанется. Но вы не пожалеете. Я покажу вам такой секс с этой шлюшкой, что вы и так обкончаетесь.

     – А какой?

     – Вадик, ты наверное ещё ни в одной порнушке не видел, как люди ходят на руках, боках и животах, и получают от этого удовольствие. Если правильно всё делать.

     Хлопнула пробка от бутылки и послышался звук разливаемой жидкости.

     – За тебя, Надюха, и за твой трах, покажи мастер класс.

     Это они про меня там всё распланировали – думала я с горечью. Ведь здесь больше нет никого. Боже, как противно. И страшно. Сейчас они закончат распивать, и для меня, судя по разговору за стенкой, наступит настоящий ад. Исходя из их слов, ничего хорошего. Из невольно подслушанного разговора я поняла, что меня будет насиловать и пытать не девочка первокурсница, а опытная садистка. Как же всё безнадёжно плохо. Судя по всему, эта Надюха медленно будет издеваться над моим телом, пока в конце концов, не замучает до смерти, или же те двое меня добьют. Дёрнувшись, я поняла, что привязана надёжно и со знанием дела, и самостоятельно освободиться никак не получится.

     К стулу были привязаны не только мои ноги, но и стопы в босоножках, даже каблуки были подмотаны к ножкам так, чтобы я не могла стучать ими по полу. И сейчас с этим стулом я составляла единое целое. Обречённо опустив голову на грудь, я ждала насилия. Как же так я легко попалась в расставленные сети? Да всё по доверчивости, да по доброте душевной.

     – Девушка, девушка, извините ради Бога, помогите мне пожалуйста – меня остановил на улице молодой человек приятной наружности – это не займёт много времени.

     Я обернулась и с недоумением смотрела на него. Вид у него был растерянный и ему явно нужна была помощь.

     – Все спешат, все торопятся, никому нет дела, ну хотите я вам заплачу?

     – Вообще-то я тоже тороплюсь. А в чём дело-то?

     – Да пустяк, вон моя машина – он указал пальцем на кроссовер с тонированными окнами и открытым капотом – вы просто нажмёте на педаль, а я в это время подкручу одну детальку, и всё, я один не могу разорваться пополам, ну не заводится!

     В машинах я не разбиралась и легко повелась на эту удочку.

     – Ладно, так и быть, если это не долго.

     – Да две минуты, вам только на педаль надавить, и всё, если хотите, я могу вас потом подвезти.

     Предложение было заманчивым, мне действительно не хотелось трястись в душной маршрутке и я пошла вместе с ним к машине, стоявшей за углом на обочине.

     – Вот, садитесь за руль и когда я скажу, нажмёте вот на эту педаль.

     Он подошёл к раскрытому капоту и засунул руки вовнутрь.

     – Так, теперь давите.

     Я посмотрела вниз и наступила ногой на педаль. И вот в этот самый момент сзади через моё плечо просунулась чья то рука и смоченный обильно чем-то резко пахнущим носовой платок плотно прижался к моему лицу, закрывая нос и рот. В следующее мгновение рука потянула мою голову назад и вдавила в подголовник сиденья. Водитель же вернулся к двери, закрывая собой обзор с улицы и прижал мои руки к моим же бёдрам. Он навалился всем телом, блокируя любое с моей стороны сопротивление. Слишком поздно я поняла, что попала в ловушку. Пытаясь задержать дыхание, я отчаянно дёрнулась, но фиксация моего тела была надёжной, дышать стало нечем и рефлекторно я вдохнула пары вонючей жидкости. Перед глазами всё поплыло и я обмякла на сиденье. “Эфир для наркоза скорее всего. Какая же я дура доверчивая” – это была последняя мысль, после чего я отключилась.

     И вот я сидела на стуле посреди комнаты, связанная по рукам и ногам и была абсолютно беззащитна и беспомощна. В комнату вошли двое парней и среди них была молодая огненно рыжая девица. В одном из парней я узнала того самого владельца кроссовера, в который так неосмотрительно села. Парни уселись на диван и закурили сигареты, стряхивая пепел прямо на пол. Девица же медленно подошла ко мне. Затем так же медленно она, цокая тонкими каблучками обошла вокруг стула, внимательно осматривая меня со всех сторон.

     – Мальчики, а вы молодцы, отличный экземпляр! – она обратилась в их сторону и те дружно заулыбались и захихикали.

     Она стояла передо мной и изучала меня взглядом. Я же смотрела на неё. Стройная, высокая, с симпатичным лицом. Рыжие волосы стянуты сзади в тугой узел. В белой майке и короткой джинсовой юбке с бахромой. Красивые ноги, дорогие туфли на шпильках. На шее витая золотая цепь толщиной чуть ли не с палец. В руке она держала короткую плётку в несколько хвостов с завязанными на концах узлами и похлопывала рукояткой по ладони. Да, недёшево одета. Наверное из этих самых, золотой молодёжи, которым всё дозволено. А притащили в какую-то дыру. Наконец она протянула руку вперёд и медленно, очень медленно, начала отрывать пластырь с моего лица, причиняя тем самым нестерпимую боль. Я не выдержала и застонала. Продолжая отрывать пластырь, она нагнулась поближе и произнесла:

     – Стони, давай, знаешь как меня это заводит?

     Оторвав пластырь полностью, она бросила его на пол и сказала:

     – Меня зовут госпожа боль, а как тебя называть? Тебя как зовут?

     – А не пошла бы ты…

     Девица расхохоталась:

     – Да мне по барабану, как тебя зовут, не хочешь, не говори, я буду называть тебя просто своей шлюшкой – она добродушно похлопала меня по щеке – ну что же, пришло время твоей любви и ты дашь мне её всю целиком.

     Она скинула туфель с ноги и поставила голую ногу мне между бёдер.

     – А я скажу тебе. Меня Надей зовут, чтоб ты знала – она опять потрепала меня по щеке.

     По хозяйски задрав на мне юбку, она сдвинула на мне тонкие трусы вбок, обнажая напоказ мои прелести.

     – Мальчики, смотрите, нравится?

     Оба самца жадно уставились на моё интимное место и плотоядно заулыбались. Я задвигалась вместе со стулом, напрягаясь всем телом, пытаясь сбросить подол юбки вниз и в этот момент эта Надя нанесла мне удар по щеке тыльной частью ладони наотмашь. Больно и хлёстко. Щека загорелась огнём и я обмякла. Жеребцы на диване заржали и зааплодировали, подбадривая садистку, и та продолжала. Её голая стопа с накрашенными ногтями придвинулась ближе и большой палец проник внутрь глубоко и вплотную притёрся к моему клитору.