Подставил маму — 2

     В следующую пятницу очередь выставлять свою маму дошла до Юры. Ребята надеялись решить эту проблему так же, как и с бабушкой Рудика. Юрину маму, Анну Фёдоровну планировали тоже взять силой. Но, не грубой силой, а решили сначала довести тётю Аню, как и ранее Елену Семёновну, до оргазма, нежно лаская её эрогенные зоны, и уж затем вволю с ней потрахаться.

     

     Однако далее всё пошло совсем не так, как хотелось бы. Сексуальность Анны Фёдоровны оказалась заниженной. Её поразительная красота привлекала многих мужчин, но с рождения сына она вела тихую и спокойную жизнь домохозяйки и даже склонялась к вере, хотя Церковь не посещала. Насилие над собой она восприняла буквально, а участие в этом собственного сына вообще привело её в ужас и никакие ласки на неё уже не действовали. Напрасно Серёга страстно вылизывал её клитор, а другие мальчишки нежно ласкали грудь. Тётя Аня будто этого вовсе не замечала и её сопротивление не ослабевало. Спасало лишь то, что ребята крепко держали её за руки и ноги.

     

     Наконец, Андрею это всё надоело и он, ухватив Анну за волосы, развернул её голову лицом к своему члену. Анна никогда не брала член в рот даже у собственного мужа, ей это было просто противно, но Андрей был настойчив и через несколько минут неравной борьбы его член всё же проник в заветную пещерку. Раскачивая женскую голову, Андрей периодически насаживал её на свой член. Анна сначала несколько раз поперхнулась, а потом тихо заплакала от безысходности. Её сопротивление было сломлено и Юра, решив, что пришло его время, резко оттолкнул Сергея и занял место между ног матери. Анна обомлела, ощутив член сына в своём влагалище, но для борьбы сил уже не было и её тело безвольно поникло. Её сильно тошнило, а когда её рот стал заполняться спермой Андрея, она вырвала и будто впала в обморок.

     

     Ребята с трудом привели тётю Аню в чувство, убрали с её тела и ковра остатки рвоты и вновь принялись её трахать, но свои члены в её рот они уже не совали. Зато активно использовали женские гениталии, как спереди, так и сзади. Анус у женщины, как и рот, тоже оказался девственным, ибо ранее Анна даже не представляла, как можно использовать анальное отверстие для сексуальных утех. Но и тут её сопротивление было быстро сломлено.

     

     Накачав до предела оба отверстия спермой и обильно полив ею лицо, грудь, живот и спину тёти Ани, ребята разошлись по домам, а Юра прибрался в маминой спальне и заперся в своей комнате. Анна лежала без движения, даже когда сын натягивал на неё трусики. После пережитого у неё не раз возникала мысль о суициде, но претворить её в реальность она не успела, ибо с работы вернулся муж. Он не очень баловал жену своим вниманием и теперь не заметил в ней особых перемен, посчитав, что ей просто нездоровится.

     

     Пролетели выходные дни, приближалась следующая пятница, а Анна так и не разговаривала с сыном. Юру это тревожило. Насторожило это и остальных ребят, и они уже не решились насиловать следующую по очереди маму Владимира, Ольгу Николаевну. Накачивать женщину алкоголем или просто усыплять было опасно, ибо тётя Оля была беременна. Поэтому, как склонить Вовкину маму к групповому сексу, они не знали.

     

     Когда же наступила пятница, ребята решили вновь посетить бабушку Рудика. Ведь она без проблем перенесла насилие над собой и даже получила от этого удовольствие. В школе, при встрече с ней, ребята делали вид, что вроде ничего между ними не было. И Елена Семёновна к своим насильникам относилась спокойно и даже как-то по-матерински, а дома уже не раз спрашивала о них у своего внука.

     

     В пятницу ещё в школе Рудик предупредил бабушку о том, что вечером у них будут гости и Елена Семёновна после работы летела домой, как на крыльях. Правда, она старалась притушить свой восторг, которого даже будто стеснялась, но яркие воспоминания двухнедельной давности просто понуждали её к следующему разврату со своими школьниками.

     

     Конечно же, в эту пятницу ребят больше устроила бы тётя Оля, но и Елена была настолько хороша, что через несколько часов восхитительной оргии все шестеро мальчишек уже лежали вокруг её обнажённого тела без сил. Не хотелось даже разговаривать, но Рудик всё же спросил:

     — Бабуля, вот мы тебя две недели назад изнасиловали, а ты нисколько на нас не обиделась. Наоборот, мы все стали любовниками, — Рудик замялся на некоторое время, не зная говорить ли бабушке о других любовницах ребят.

     — Рудик, тут сразу не ответишь, — отозвалась после некоторого раздумья Елена, — вы насиловали меня так нежно и ласково, что я получала от этого больше удовольствия, чем страдания.

     — Почему же, тогда мама Юры, которую мы насиловали неделю назад так же, как и тебя нежно и ласково, на нас обиделась? — не удержавшись, разоткровенничался Рудик.

     — Значит, не так нежно и не так ласково, — сразу отреагировала Елена и через некоторое время с ухмылкой добавила, — так вы насиловали не только меня. Смотрите, насильники, не влипните в историю.

     — Мы добиваемся секса подобным образом только с близкими нам женщинами, с нашими мамами, а это безопасно, — уверенно парировал Андрей и тут же спросил, — что значит, не так нежно и не так ласково?

     — Нет, подождите. Что значит безопасно? — резко переспросила Елена, — а вдруг женщина больна? Ведь у женщины бывают боли именно там, куда вы собираетесь её насиловать.

     — И что же нам прикажете тогда делать? — игриво спросил Андрей и уже серьёзно добавил, — ведь не спрашивать же нам у женщины, не больна ли она и можно ли её изнасиловать.

     — Спрашивать такое бессмысленно, — так же серьёзно ответила Елена и назидательно добавила, — прежде, чем насиловать женщину, её нужно сначала довести до оргазма, по которому можно понять, склонна она к сексу или у неё есть проблемы.

     — Так, мы именно с этого и начинали, — тут же заявил Серёжа, — так было и с вами, и с мамой Юры.

     — Экие вы молодцы. Со мной именно так и было. Прежде, чем вы начали совать в меня свои члены, я успела кончить и, кстати, не один раз. Именно поэтому у вас дальше всё и получилось. Но, это со мной. А теперь скажи мне Юра, твоя мама тоже ощутила оргазм до того, как вы начали её трахать.

     — Она вроде вообще не испытывала оргазм, — задумчиво ответил Юра, — она, прекратив сопротивляться, вообще казалась бесчувственной куклой, но мы тогда не очень то обращали на это внимание.

     — И зря. Вы нанесли женщине огромную душевную травму, — подвела итог Елена и о чём то задумалась.

     Ребята тоже притихли. Через некоторое время тишину нарушил Миша:

     — И что же нам теперь делать?

     — Оставьте её ещё на пару недель в покое, — задумчиво ответила Елена и, словно очнувшись, добавила, — потом снова, хоть и силой, но возбудите её. И только лаской (у вас это получается) заставьте её кончать. Причём, кончать несколько раз до блаженного стона или крика. Но волю своим членам не давайте, а просто после этого оставьте её одну. Это изменит её отношение к вам.

     — И что же, бабуля, дальше? — простодушно спросил Рудик.

     — А дальше, — Елена на несколько секунд умолкла, а затем лукаво продолжила, — через некоторое время повторите процедуру и если женщина и в этот раз получит блаженство, то она ваша. Трахайте её так же, как и меня.

     — А, если она не дойдёт до блаженства, — выразил сомнение Сергей.

     — Тогда вообще оставьте её в покое, — резко предложила Елена и пояснила, — дальнейшие ваши сексуальные притязания будут приносить ей только страдания.

     — Спасибо. Мы это учтём, — деловито высказался Андрей. Затем, вновь проявляя интерес, продолжил, — но у нас есть проблема ещё и с мамой Вовы.

     — Вова, твою маму, Ольгу я знаю. Она член родительского комитета нашей школы, — удивлённо заметила Елена и уже лукаво спросила, — вы и её хотите насиловать?

     — Дело в том, что она беременна, — уточнил Вова.

     — Вот именно. Насилие над беременной делать нельзя, — категорически сказала, как отрезала, Елена.

     — Значит с тётей Олей в половую связь нам вступать нельзя? — спросил Миша.

     — Почему нельзя. Можно, если осторожно, — полушутя ответила Елена и пояснила, — беременные женщины тоже нуждаются в мужском внимании и ласке. Ведь, они тоже люди.

     — И как нам принудить Ольгу Николаевну к групповому сексу? — нетерпеливо спросил Андрей.

     — Принуждать не надо, — резко отпарировала Елена, — нужно подвести женщину к неизбежности этой процедуры и дать ей понять, что она при этом не пострадает.

     — И как же это сделать? — вновь спросил Андрей, выражая нетерпение.

     — У каждой женщины есть свои слабости, — начала издалека Елена, — у разных женщин и слабости разные, но одна объединяет нас всех, мы мастурбируем.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]