” Подарок” от профсоюза – часть первая

В начале декабря, жена пришла с работы в растерянности, и не раздеваясь села на кухне за стол. Где я в это время пил чай сидя у теплой батареи.

— Представляешь Вадим, в нашем профкоме совсем дебилы работают. Всё лето просила у них путевку на Юг в санаторий, а они мне её дали зимой. Вот же "Олухи царя небесного". С ног на голову всё перевернули…

— Марина раскрыла сумку и вытащила из неё листок бумаги, положила его на стол рядом с чайником и чашкой с печеньем. А сама пошла в прихожей снимать шубку и сапожки. Я взял листок в руки и увидел что это была действительно путевка в санаторий на Кавказ, в Минеральные воды. И меня при виде этой путевки словно током по телу ударило. Ведь это было решение всех проблем.

С месяц назад у меня закрутился довольно бурный роман с коллегой по работе, мастером в цеху где я трудился, моей ровесницей Татьяной. Вроде и работали вместе не один год, а внимание друг на друга не обращали. Разве что по производственным вопросам. А тут словно шлея обоим под " хвост" попала. Пошёл я вечером провожать эту свою коллегу по работе на остановку троллейбуса. У нас в цеху в этот день был небольшой сабантуй по случаю рождения внука у дяди Паши, наладчика станков. И он как положено в таких случаях, принёс во вторую смену на работу, трехлитровую банку домашнего самогона и хороший закусон соответственно.

И после этой банки пущенной по кругу, все основательно напились. Правда это приятное событие произошло после рабочей смены в раздевалке. И я пошёл провожать поддатую Таню на остановку троллейбуса, чтобы коллега не упала в сугроб и не замёрзла. На остановке в ожидании её маршрута. Я с пьяну её поцеловал и помял женщине груди через одежду. Потом в цеху пару раз ловил её в коридоре на выходе из раздевалки, или за станками в обеденный перерыв. Целовал, лапал Таню за груди и мял ей мягкую, поддатливую жопу, через рабочий халат.

Вскоре и у меня и Тани возникло желание продолжить наши отношения, но уже в постели. Поцелуи и обнимания украдкой, не устраивали ни меня, ни её. Но где зимой можно было найти место для перепихона? Таня была замужем и имела к сорока годам двоих детей и мужа алкоголика, который сам жену уже давно не трахал, а вот ревновал к каждому мужику. Да и у меня тоже были две взрослые дочки и жена. Так что встретиться у кого-то из нас дома, не представлялось возможным. И вот на столе у меня перед глазами лежал " ключ" для встреч с коллегой в моей квартире. Жена уедет отдыхать по путевке на Кавказ, а я в её отсутствие приведу домой Таню.

— Завтра же пойду в профком и отдам эту путёвку назад. На кой ляд она мне сдалась зимой…

— жена взяла у меня из рук путевку в санаторий и положила её обратно в сумку, в твёрдом желании отнести её на работу.

— Ну и зря Марина. Отдадут эту путёвку твоей бывшей подруге " Кузнечихе". Она поедет в санаторий вместо тебя, а над тобой дурой будет смеяться.

— сказал я жене, спокойным безразличным голосом, стараясь не выдать себя, что мне в край не хочется чтобы Марина отнесла путевку обратно в профком. У жены был змеиный нюх и она тут же заподозрила меня бы в измене. Но я во время сообразил и сказал жене что путевку отдадут её злейщему врагу Лене Кузнецовой. Услышав про неё, она даже чай пить перестала и с негодованием уставилась на меня, сжав кулаки.

Лена и Марина были лучшими подругами, дружили ещё наверное с детского сада. Но в прошлом году эта Лена, заняла у моей Марины в долг десять тысяч рублей на какие-то домашние нужды. Сумма вроде бы не ахти какая большая, но и немаленькая для нашего городка. Я у себя на заводе получал двенадцать с копейками. Тогда помню я ещё сказал жене.

— Марин, ты хоть бы рассписку с неё взяла?

— Ну что ты Вадь, какая с Ленки ещё расписка? Она же мне как сестра. Отдаст с получки…

— гневно возразила мне жена, обидевшись на то что я заставляю её взять с лучшей подруги расписку. Но прошёл месяц, другой, а Ленка так и не думала отдавать долг. Всё время откладывала его отдачу на потом. И вот когда терпение у моей жены кончилось, мы с ней пошли домой к её подруге с требованием вернуть долг. А та нам прямо с порога и заявила, что ничего у нас не брала, и ни про какие десять тысяч рублей не знает. И пригрозилась заявить в милицию, если мы будем к ней ходить и требовать деньги.

С тех пор лучшие когда-то подруги, почти сёстры, стали друг другу заклятыми врагами. Правда работали на одной фабрике, город у нас небольшой и с работой было туго. И сейчас только напоминание что путёвку отдадут "Кузнечихе", вывело мою жену из себя.

— А что я буду там зимой делать в этих Минеральных водах? Ни позагорать на свежем воздухе, ни искупаться.

— спросила у меня Марина, беря со стола сигарету из пачки и отходя с ней к окну покурить в открытую форточку.

— Так на курорте и зимой есть чем заняться. А главное здоровье Марин бесплатно поправишь. У нас в магазине бутылка " боржоми" тридцать рублей стоит, а в санатории этого " боржоми" хоть ведрами пей и бесплатно.

— ответил я Марине, и это был весомый аргумент чтобы склонить её к поездке на курорт. Жена любила халяву и всегда ходила на всякие распродажи и покупала товары по акции в супермаркете. Даже те которые ей были и не нужны, но на них была скидка.

— Ну хорошо, ладно, уговорил ты меня Вадим. Поеду я в эти Минеральные воды, только чтобы этой суке Кузнечихе моя путевка не досталась. Я её терпеть не могу, и жду случая с ней поквитаться за долг.

— Марина отошла от окна и затушила окурок в пепельнице на столе. Жена вроде как согласилась ехать на курорт, а у меня отлегло на душе, но не надолго. Марина снова подсела на измену и смотря мне в глаза спросила.

— Вадим, я уеду на курорт, а ты пьянку в нашей квартире устроишь. Или того хуже, блядь с работы приведёшь. Тебя же кобеля одного нельзя оставлять.

— жена пристально смотрела мне в глаза словно читая мои мысли. Я ведь на самом деле хотел привести с работы любовницу и заняться с ней поревом в отсутвии супруги.

— Да какая пьянка Марин. Ты же знаешь что я давно уже не бухаю запоями. А с блядями не связываюсь, я люблю только тебя Мариночка…

— ответил я жене, обнимая её за талию. Хотя это было неправдой, Марину я не любил и жил с ней только исключительно из за привязаности. Хотя жена у меня красивая, высокая брюнетка, с короткой стрижкой " каре", обладательница третьего с плюсом размера груди, стройных ног и пухлой попы. К слову сказать моя коллега Таня, которую я собирался привести домой, по сравнению с Мариной, просто невзрачная " серая мышка". Но Таня была блядью и любила секс, а вот Марина нет.

Хотя фригидной жена не была, но каждый раз её приходилось уламывать на постель. И всё у нас происходило в темноте и в строгой " миссионерской" позе. Об минете, кунилингусе, об анале, и речи не заводилось. А в последнее время, я даже стал заниматься онанизмом, мне было приятнее погонять " Дуньку Кулакову, " чем трахаться с женой. Которую нужно полдня уламывать словно целку.

— А пусть за мной наши дочки присмотрят, если ты мне не доверяешь Марина. Оля мне спуску точно не даст.

— сказал я жене, приводя в действие последний убедительный аргумент. Ольга была моей старшей дочкой и копией жены. Такая же высокая, красивая и противная как Марина. Оля была замужем и жила на окраине нашего города в частном секторе, с мужем и свекровью.

Я не то чтобы не любил старшую дочь, для меня она была моим ребёнком, но все же недолюбливал Олю, за её противный характер и стукачество. Когда она жила с нами, то постоянно закладывала меня матери. И за это я её не любил.

А вот моя младшая дочь студентка Алинка, была моей копией. И в антипод высокой и грубоватой брюнетке Оле, с большими как у матери сиськами и толстой жопой. Алина росла стройной молодой девушкой, с небольшими сичечками – грудками и стройными ножками. Оля цветом волос пошла в мать Марину, а вот Алинка в меня, и была шатенкой. Младшая дочь вышла замуж и жила отдельно от нас с мужем в двухкомнатной квартире в нашем городе. Игорь муж моей Алинки был ей под стать, спокойный молодой парень студент. Родители у Игорька геологи, всю жизнь работали на Севере, оставив сыну двухкомнатную квартиру. А молодые Игорёк с Алинкой, занимали их жилплощадь.

— А ведь точно Вадим. Оля тебе спуску не даст. Как же я про дочек забыла? Нужно им позвонить и сказать, чтобы они по очереди ночевали у нас в квартире, пока я буду на курорте…!

— воскликнула жена и принялась названивать дочкам, каждой в

отдельности. А у меня как гора с плеч свалилась. С трудом мне всё же удалось уговорить жену ехать на отдых по путевке от профсоюза. И это знаменательное событие произойдет уже завтра так как путевка была " горящей", и её нужно было использовать в срок.

Через наш город проходили все поезда идущие на Юг и на Кавказ. И рано утром я проводил жену на железнодорожный вокзал, где посадил её на поезд "Москва – Минеральные воды". Марина еще раз дала мне инструкции как себя вести в её отсутствие. И предупредила что за мной будут смотреть наши дочки. Каждая из них будет по очереди приходить ко мне ночевать.

Напоследок уже из полуоткрытого окна вагона, Марина крикнула что позвонит мне когда доберётся до места и заселится в санатории. Я махнул жене рукой на прощание и со спокойной душой пошёл на работу, где сообщил своей любовнице радостную весть. Сказав Тане что моя жена уехала отдыхать на курорт и я могу её привести к себе в квартиру. Но мне нужно пару дней чтобы усыпить бдительность дочек, которых ревнивая жена подрядила присматривать за мной.

— Хорошо Вадим, пару дней можно подождать. Ведь у нас будет место где можно раздеться и спокойно потрахаться. Я истосковалась по члену. У моего уже давно " на полшестого" стоит. А нормальных мужиков для порева у нас в городе не особо найдешь, пьянь одна и нарики…

— радостно ответила мне Таня, а я смотря на её помятое лицо с густым слоем " штукатурки". Усмехнулся над иронией судьбы, имея красавицу жену, я вынужден ложиться в постель с замухрышкой на которую в другое время и не обратил бы внимание. Но что поделать, Марина была безразлична к сексу, а потасканая блондинка Таня, наоборот гиперсексуальна. И могла дать в постели многое, на что никогда не пойдет моя " монашка" жена.

Первой по договору с дочками, за мной в этот день должна была присматривать Оля. Я смотрел телевизор в зале когда она зашла в квартиру. Дочь открыла дверь своим ключом и не здороваясь со мной прошла в свою комнату, где закрылась на зашёлку.

У дочек были ключи от нашей квартиры и они могли в любое время дня и ночи зайти к нам домой. Комнату в которой раньше жили дочки мы с женой не занимали. И Алинка с Олей иногда приезжали к нам домой чтобы побыть у себя в комнате, где они провели детские годы и юность. Особенно часто гостила у нас Ольга, старшая дочь постоянно ругалась со своей свекровью. И приезжала к нам домой ночевать.

Сколько раз я говорил жене что нам нужно поменять замок на входной двери квартиры. Мне жутко не нравилось когда дочки открывали дверь своим ключом и бесцеремонно заходили к нам домой. Ведь я в это время мог выходить голым из ванной, да и вообще это меня напрягало. Но жена была непреклонна. Ей наоборот было на руку, то что дочки могли прийти к нам домой в любое время. И это была одна из причин по которой я никого не мог привести к себе в квартиру даже днём, когда Марина была на работе.

— Бать, у тебя бухнуть есть…?

— спросила у меня Ольга выйдя из ванной и садясь на кухне за стол. Я слышал сидя в зале на диване перед телевизором, как дочь из своей комнаты прошла в ванную и там полилась вода из душа.

И не теряя времени, я быстро прошёл на кухню, достал из холодильника макароны с сыром, любимое блюдо старшей дочки. Разогрел в микроволновке и вовремя поставил их на стол. Потому как дочь уже зашла на кухню в коротком байковом халатике, вытирая на ходу полотенцем свои чёрные волосы от воды.

— Да нет у меня выпивки Оля. Твоя мама все запасы спиртного отдала соседке, а у неё не возьмешь. Да и время уже позднее, магазины где продают алкоголь закрыты…

— ответил я дочке, наливая ей в кружку горячий чай из чайника.

— Жаль, я наверное сейчас бы бутылку водяры целиком выжрала. До того эта сука свекровь меня достала.

— ругнулась Оля, она ковырнула вилкой макароны, но к еде не притронулась. Дочка вытащила сигарету из моей пачки на столе и отошла с ней к окну чиркая зажигалкой. А я смотря на курящую возле окна дочь, подумал что Оля копия Марины, но у дочки жопа и груди стали ещё больше чем у её матери. А халатик который она на себя надела, ей мал и она давно из него выросла. Потому как дочкины прелести через чур открыто выпирали у Оли под халатом, а большие тяжёлые груди на теле у старшей дочери. Так и норовили вырваться на волю из тесной одежды.

И я видел их начало в вырезе халата у дочери. А то что халат на ней был одет на голое тело, не вызывало сомнений. Да и зачем дочке помывшись под душем, одевать на себя ещё и лифчик с трусами? Нижнего белья на Оле не было и это обстоятельство, и то что я был один на один с дочкой в квартире, а жена едет в поезде где-то далеко по пути на Кавказ. Заставило мой член налиться кровью, и он у меня встал колом в трико которые были одеты на мне в этот вечер.

Я вообще любил ходить по квартире в одних трусах и в майке. Но зная что ко мне приедет ночевать старшая дочь, одел спортивные штаны и футболку. И вот сейчас у меня спереди на трико предательски образовалася здоровенный бугор от вставшего колом члена. И чтобы дочь не заметила мой стояк, стал боком к столу и сделал вид что размешиваю в кружке сахар, а сам искоса рассматривал стоящую у окна дочь.

Я знал что Оля блядь, гулять с парнями она начала уже в пятнадцать лет, а в шестнадцать, жена водила её на аборт, " залетела" дочурка от парня пришедшего из армии. Да и сейчас возможно Оля " гуляет " от мужа. Высокая, красивая на лицо брюнетка, с короткими как у матери волосами и неплохими формами которые её щедро наделила природа. Оля сведёт с ума любого мужчину, только её грубость немного отталкивала. Как и Марина, старшая дочь была грубой девушкой и запросто крыла матом. В Ольге не было нежности как у её сестры, мягкой и домашний девочки Алинки. Но вот именно этой показной грубостью Оля и притягивала к себе мужчин.

— А что у нас в доме никто самогоном не торгует? Раньше насколько я помню торговали в соседнем подъезде. Сходил бы батя, выпить хочу сил моих нет. До того мне нервы эта блядь Ира подняла. Прямо разорвать её суку готова.

— попросила меня старшая дочь, стоя у окна с сигаретой в накрашенных красной помадой губах. Разговаривая со мной Оля с умыслом или без него, поставила ногу на низкий табурет, на нём жена любила чистить картошку. И моему взору предстала голая ляжка дочери во всей своей первозданной красе. У Марины тоже были широкие красивые ляжки, но у сорокалетней жены их основательно побил целлюлит. А у молодой девушки Оли, ляжки были нежные, белые и гладкие. И мне до одури захотелось подойти к дочери и погладить у неё ляжку. Аж член в трусах дёрнулся, до того вид голой ляжки родной дочери меня возбудил.

— От самогона который продают в соседнем подъезде, можно отправиться на тот свет. У меня есть вещь получше, и расслабляет она в разы улётнее чем водка.

— ответил я дочери подходя к ней от стола. А то что на трико спереди выпирал большой бугор от вставшего колом члена, и дочь увидит это " безобразие" у не старого ещё отца. Меня это мало волновало, наоборот дико возбудило. Да и в конце концов Оля далеко не пай-девочка и знает что находится у мужчины между ног. Подумал я, беря из губ дочери сигарету со следами красной помады на фильтре. И затягиваясь сигаретой, я явственно ощутил вкус дочкиной помады на губах. Она была необычайно вкусной и ароматной. А ещё я видел как Оля насмешливо скользнула взглядом по моему стояку в трико.

— И что же это за вещь такая что лучше водки расслабляет? Уж не наркота ли это батя?

— с удивлением спросила дочка, снимая ногу со стула. Оля отобрала у меня окурок сигареты, и затянувшись бросила его в открытую форточку, а дым выпустила прямо мне в лицо. А я стоял как школяр перед высокой и крупной Олей, старшая дочь как и её мать Марина была выше меня на полголовы. И только Алинка моя младшая дочь была одного роста со мной.

— Ну наркота это громко сказано Оль. У меня есть " травка", марихуана, от неё нет зависимости, а "цепляет" она лучше любой водки.

— ответил я дочке, отмахивая рукой от своего лица табачный дым, которым она меня окурила. А я ей засажу, реально сегодня засажу, после того как выкурю с Олей " косяк". Молнией пронеслось у меня в голове, только от взгляда дочкиных наглых карих глаз, которым она меня одарила стоя передо мной и смотря мне в глаза сверху вниз. И это был взгляд не любящей дочери, а опытной в любовных делах молодой, но развратной самки.

— Ты ешь давай садись. Чтобы всё поела, " травку " на сытый желудок принято курить. А на голодный её не курят…

— сказал я дочери, усилием воли сдерживая себя чтобы не содрать с Ольги халат.

— Нет, сначала покажи свою " травку" Вадим. А то ты можешь меня наебать. Я наемся макарон, и лягу на " сухую" спать…

— Оля назвала меня по имени и ругнулась матом. Что собственно для неё было характерно. Я бы удивился если бы матом при мне ругнулась Алинка, мягкая и нежная девочка – студентка.

— Какой смысл мне тебя обманывать дочка? Я сам догнаться сегодня хочу. И за компанию с тобой выкурю " косяк". Можешь есть смело, я сейчас принесу " траву". Она в кладовке спрятана…

— ответил я дочке, мысленно " снимая" с неё халат. Интересно, у Оли такие же "заросли" внизу как и у Марины? Жена не брила волосы на лобке, из за раздражения кожи от бритья. И у супруги внизу живота располагался огромный чёрный треугольник. И меня это дело жутко заводило. Чего я не любил в жизни так это бритые лобки у женщин. И ещё белесые лобки у блондинок.

Да скорее всего так и есть, и у Оли пизда заросла чёрными кучеряшками как и у её фригидной мамаши. Думал я доставая из рюкзака с рыбацкими снастями в кладовке, пакет с марихуаной. Хотя Марина никогда не лазила у меня по карманам, и не делала обыски как обычно бывает в других семьях. Но всё же я подальше спрятал лёгкие наркотики, боясь что если жена найдет их, то будет скандал.

Баловаться анашой я начал пару лет назад, но не " подсел" на неё, а выкуривал " косяк" раз в неделю, и не чувствовал зависимости от марихуаны. Вот от сигарет и кофе, зависимость была в разы сильнее чем от анаши. Снабжал меня лёгкими наркотиками мой друг детства Олег. Я дружил с ним с первого класса, но в отличии от подруги жены Ленки Кузнецовой, которая внаглую обманула Марину с деньгами. Олег никогда меня не обманывал и был надёжным другом и товарищем.

Мы с ним учились вместе в одной школе с первого по десятый класс. Но после армии наши пути разошлись. Я пошёл работать на завод, а Олег в милицию по комсомольский путевке. Где дослужился до начальника " УБОП", отдела по борьбе с организованной преступностью. Но милицейской зарплаты Олегу явно не хватало. И он по мимо своей основной работы – бороться с оргпреступностью в городе и в районе. Занимался ещё и теневым бизнесом, " крышевал" кавказцев, торговцев помидорами и другими овощами на местном рынке. А те в свою очередь платили ему дань не только деньгами, но и анашой. Олег сам её покуривал и предложил мне попробовать.

— Не бойся Вадим. От неё нет зависимости как от тяжёлых наркотиков. А вот цепляет в сто раз лучше чем водка, а голова на утро не болит. И не отравишься от " травки" как от " палёной" водки.

— сказал мне Олег, когда я был у него в гостях, и он предложил мне выкурить " косяк". И действительно зависимости к анаше как я боялся у меня не возникло. Курил травку я нечасто, и был вполне доволен что иной раз могу расслабиться не только алкоголем.

— Это и есть твоя " травка" батя???

— спросила у меня Оля, когда я принес из кладовки и положил на стол перед ней пакет с марихуаной. Пакет был прозрачный и в нём отчётливо просматривалась зелёная масса. И дочка сразу же догадалась что это не просто мелко нарезанная трава, а наркотик.

— Да она самая Оль, а ты молодец, всё макароны слупила. И правильно сделала, после марихуаны на еду тянет жутко. Но твоя мать перед отъездом забила холодильник продуктами, так что голодные мы с тобой точно не останемся. А сейчас пошли в зал, там "косяк" на диване курить будем. А то тут на кухне не удобно, да и соседи могут дым от анаши учуять через вытяжку…

— сказал я дочери, показывая той на вентиляцию в стене вверху над газовой плитой. В отличии от сигарет, анаша имела специфический сладковато-приторный запах. И хотя надо мной жила пожилая соседка с мужем пенсионером. Но у этой Клавдии Ивановны, очень чуткое обояние и слух. Бабка всю жизнь проработала в милиции следователем по особо важным делам. И могла иметь представление об запахе который оставляет после себя анаша. Кстати именно этой старой суке, Марина и отнесла на хранение запасы спиртного. Да и вероятно попросила присматривать за квартирой, пока она будет на курорте.

— Ну пошли в зал, только я не верю чтобы эта " трава" сильнее водки расслабляла. Смотри Вадим, если я от неё кашлять начну. Я тебя так долбану, мало не покажется. За твой обман батя…

— пригрозила мне Ольга, и наглядно показала как она будет меня долбить. Подняв свои большие кулаки. Я знал что высокая и крупная Ольга, била своего мужа алкаша когда тот начинал на неё выступать. И только со свекровью дочка не могла сладить, потому что Ирина Павловна, была ещё крупнее Оли и гораздо злее её.

— Да убери ты свои кулаки дочка. Пошли в зал и там всё узнаешь…

— сказал я противной как мать Оле, беря из пакета с марихуаной, уже готовый скрученный "косяк". И идя в зал вслед за дочкой, в который раз восхитился её жопой под тугим халатом. Ягодицы Олиной попы были настолько пухлые, что они плавно перекатывались у неё под одеждой и тёрлись друг об дружку.

— Опять этот гомик поёт? Одни педики у нас по телевизору выступают. Будто других нормальных певцов нет…

— гневно воскликнула Оля, увидев на экране телевизора, выступление Филипа Киркорова. Его моя дочь особенно не любила. А я идя на кухню кормить дочку, забыл выключить телевизор в зале.

— Долбаная " Пугачёвская мафия", одни и те же рожи на эстраде. Талантливых исполнителей на сцену не выпускают.

— в сердцах воскликнула дочь, беря со стола пульт от телевизора. И "пощёлкав" на нём каналы не найдя на её взгляд ничего путного, выключила его совсем, и в комнате тут же стало темно. Так как я смотрел телевизор в темноте не зажигая люстры.

— Вот так с ним уютнее будет, и свет в глаза не бьёт как от лампочки.

— дочка включила напольный торшер стоящий у окна возле тумбочки с телевизором. И комната озарилась мягким зеленоватым светом. Что делало обстановку в зале более раскрепощающей и интимной, чем если бы я зажег люстру на потолке. А ещё Оля сходила к себе в комнату и принесла из неё небольшую компактную магнитолу, которую поставила на телевизор и включив её, села ко мне на диван. И из динамиков дочкиной магнитолы, раздался тихий мелодичный звук песни шведской группы " АББА".

— Money, money, money

Деньги, деньги, деньги…

Must be funny

Забавляют…

In the rich man's world

В мире богачей…

Money, money, money

Деньги, деньги, деньги…

Always sunny

Все сияет

In the rich man's world

В мире богачей…

Старшая дочь не признавала современную попсу, "металл", рок и другие направления в музыке. Оля была ярой фанаткой " АББА". И мечтала съездить в Швецию на родину знаменитого в прошлом квартета. Что было странно для молодой девушки чья юность пришлась на середину девяностых, когда " АББА" уже давно не выступали, а им на смену пришли другие музыкальные группы.

— Ну что давай закуривай свой косяк батя…

— сказала мне дочка, садясь рядом со мной на диван. Причём Оля села ко мне на диван почти впритык. И я даже чувствовал горячее тепло тела молодой девушки исходящее от дочки через халат, под которым у неё ничего не было из одежды.

— Сейчас только столик пододвину. А то мы с тобой диван попортим, и мать нас за это прибьёт…

— ответил я злой и противной дочке, сидевшей на диване с раздвинутыми ногами. И мне хорошо были видны её молодые ляжки, гладкие, белые, и очень нежные.

— От " косяка" искры летят, и я не хочу чтобы Марина устроила мне нагоняй за проженный диван. Ведь она его недавно купила в кредит…

— сказал я Оле, пододвигая к себе журнальный столик, на котором стояла массивная хрустальная пепельница.

— Я сама тебе вместо матери пиздюлей отвешу, если прямо сейчас я не получу обещанную разрядку…

— Оля ткнула кулаком мне в бок, и довольно чувствительно. Кулаки у крупной и грубоватой дочки, были будь здоров. Я сам по природе худощавый, а вот Марина и Оля, женщины в теле, не жирные как коровы. Но довольно крупные и физически сильные. И я сейчас сидя со злой дочкой, реально опасался получить от неё тумаков, если анаша по каким-то причинам её не " зацепит". Хотя Олег курил только качественный " план" и мне давал то что пробовал сам. Деньги с меня мой бывший одноклассник никогда не брал. Снабжал " травкой" по старой дружбе. Да и она всё равно была для него халявной, дармовой. А торговцев с Юга у нас на рынках было много, так что недостатка в " товаре" Олег не испытывал.

Но у меня были некоторые опасения насчёт " косяка" который я сейчас держал в руке. Пакет с анашой я взял у Олега перед самым отъездом жены на курорт. И ещё не пробовал " травку" из этой партии. Тем более что Олег сказал мне, что они с ребятами "потрясли" каких-то заезжих " чурок", которые и откупились анашой. Так что прикуривал я, " косяк" с дрожью в пальцах. Вдруг " план" окажется некачественным и нам мою дочку он не подействует? Тогда противная Оля точно меня отдубасит своими кулачищами. И мне придётся ночью идти в соседней подъезд за самогоном. Подумал я делая первым затяжку непроверенной " травки" не решаясь дать затянутся Ольге. Да и та сидя рядом со мной смотрела на горящий "косяк" в моей руке, с опаской.

— На затянись дочка, потом мне спасибо скажешь что я не пошёл за вонючим самогоном. Это лучше любой водки, самогона и коньяка…

— сказал я Оле, давая дочке в руки горящий "косяк". Анаша забитая в нём вопреки моим опасениям, наоборот оказалась качественной, и даже через чур качественной. С первой же затяжки меня основательно "торкнуло", как раньше бывало только когда я выкуривал " косяк" целиком.

Что это за " план" такой ядренный мне дал Олег, который зацепил от одной затяжки? Подумал я, передавая в руки дочки горящую самокрутку с марихуаной. Хотя у меня и мелькнула мысль о неправильности своего поступка. Ведь " план" забитый в " косяке" был действительно зверским. И скорее всего Олег сам того не зная, дал мне вместо обычной марихуаны, легендарную " афганку", особый сорт конопли, произрастающий в Афганистане в горах Гиндукуша.

А если это так, то последствия могли быть самыми непредсказуемыми. Несколько секунд я колебался, давать Оле этот ядренный " план", или не давать? Встать и пойти выбросить " косяк" в туалете в унитаз. Пусть дочка долбанула меня бы кулаками и заставила идти ночью за самогоном. И это было бы единственно правильным решением, чем рисковать здоровьем своего ребёнка. Но желание засадить родной дочери, пересилило во мне возможные последствия. Да и от затяжки " афганки" мне вообще все стало как-то безразлично. И, если в доме сейчас начался пожар, или наводнение, я бы этому не удивился и отнёсся спокойно.

— А заебись пап!!! Ощущение такое словно я сейчас взлетела над диваном. Водка такого не даёт. А от марихуаны точно не возникнет зависимости? Не хочу становится наркоманкой…

— спросила у меня Оля, после затяжки анашой. Дочь выпустила ароматный дым марихуаны одновременно из носа и рта, и было хотела затянуться второй раз, как я отобрал у неё из руки " косяк" стряхнув его в пепельницу.

— Нет Оля, зависимости от марихуаны не возникнет, при условии если курить её не-часто. Я уже два года " травкой" балуюсь, и ничего, тяги к ней нет. К сигаретам больше тянет чем к анаше…

— успокоил я дочку, которая боялась стать от марихуаны наркоманкой. Я затянулся сам ещё раз и передал " косяк" Оле, и дочь охотно его взяла из моих рук жадно и глубоко затягиваясь. А потом медленно словно заправская наркоманка, выпустила клубы дыма изо рта и носа одновременно. Глаза у дочки заблестели шальным блеском, а её щеки покрыл румянец. Судя по всему мою старшую дочь основательно " торкнуло" после двух затяжек анашой и она реально " поплыла".

Дальше давать ей курить " план" было опасно, да и не нужно было уже больше. Качественная конопля с отрогов Гиндукуша, сделала свое дело лучше любой водки. Оля закосела и смотрела на меня безразличным умиротворённым взглядом. Да и мне как-то все стало казаться в радужном свете, а ещё у меня стоял колом член и я хотел засадить Оле прямо сейчас на диване, на котором мы с ней сидели и курили " косяк" с анашой, один на двоих. И обстановка в зале соответствовала, полутемная комната, мягкий обволакивающий зеленоватый свет торшера, и тихая музыка льющаяся из динамиков дочкиной магнитолы. И в тот момент когда группа " АББА" начала исполнять свой очередной хит " Ватерлоо", я полез к Оле под слова этой песни.

— My my, at Waterloo Napoleon did surrender

Пришел к Ватерлоо Наполеон, и без победы сдался он.

Oh yeah, and I have met my destiny in quite a similar way

И тем путем судьба моя пришла и встретила меня.

The history book on the shelf

Книга истории гласит:

Is always repeating itself

«Все будущее повторит!».

— Белены объелся? Козел старый…!!!

— неожиданно для меня Оля остановила мой напор и даже упёрлась руками мне в грудь, не давая расстегнуть пуговицы на её халате. Но если дочь и пыталась оттолкнуть меня от себя. То эти попытки были слабые, безвольные, и я легко отвёл её руки в стороны, и распахнул на дочери халат.

— Ну какой же я козёл Оля? Да к тому же и старый? У меня тело как у молодого и стоит хорошо…

— ответил я дочке, берясь двумя руками за её голые груди. А они у Оли были больше чем у Марины, и если не стояли колом, то практически полустояли как две спелые налитые дыни. Большие, упругие, манящие к себе взгляд тёмно-коричневыми сосками и тёмными околососковыми кругами. Такие круги возле сосков бывают обычно у смуглых латиноамериканок. Но Марина мне рассказывала что её родная бабка по отцу, бессарабская цыганка. И в жилах моей дочки текла кровь бессарабских цыган, отъявленных конокрадов.

— Мать тебе не даёт, так ты на дочь полез Вадим. Да я не против, хочу чтобы ты мне засадил. Только пошли в мамину спальню. Желаю на её кровати с тобой поебаться…

— неожиданно для меня предложила мне Оля, и она как мне показалось словно протрезвела от "кайфа". Во всяком случае взгляд её карих глаз был вполне разумным. Да и у меня вся " дурь" куда-то исчезла, когда я распахнул на Оле халат и взял в ладони её молодые груди. Только трясти начало как в лихорадке и член буквально окаменел от бешеного напряга.

— Не пожалеешь дочка. Не пожалеешь дорогая. У меня " мотор" работает как часы…

— ответил я Оле, вставая с дивана вслед за ней.

— Надеюсь на это батя, а то мой Санёк ебёт меня как кролик. Только всунет, пару раз качнет, и уже спускает…

— засмеялась Оля, беря меня за руку и ведя в спальню матери. А я шёл за ней, за правнучкой бессарабских цыган конокрадов, горячей как 🔥 огонь, и необъезженной словно степная кобылица.