По материалам уголовного дела. Часть 3

     -Эй, чего валяешься прислуга? Давай жрать уже! — гнусаво прокричал толстячок, а девочки прыснули сдавленным смешочком.

     Протирающая сонные глаза Нина не стала отвечать, она вскочила и быстро раздала наполненные едой тарелки голодным подросткам.

     -Служанка! Почему вино не налила господам? — продолжал глумиться толстяк.

     -А тебе не рано, мальчик? Мне Лариса Александровна сказала, что если увижу спиртное, сразу звонить ей! — отпарировала девушка.

     -Ладно, я сам налью. Спасибо, что девки принесли. И где ты была, когда я мальчиком был! Владик, что она так разговаривает?

     -А почему она раздетая? Разве поломойки работают в купальниках? Тебе Лариса Алесандровна так сказала одеться? Может нам ей позвонить и рассказать про твой внешний вид? Кого ты соблазняешь тут своей целлюлитной жопой и висячими сиськами? У тебя шансов нет, ведь здесь сидят одни красотки! — гнусаво съязвила сидящая рядом с брюнетом низенькая девушка, уже успевшая выпить из горла полбутылки пива, принесенного с собой.

     Подростки звонко залились издевательским смехом, от которого Нину передернуло и появилась желание швырнуть блюдо с шашлыком в нахалку. Но она сдержалась и попробовала перевести шпильки подрастающего поколения в шутку. Ведь это всего лишь расшалившиеся подростки! Не зря же она пять лет училась на педагога старших классов и знает, как урезонить расшалившихся школьников.

     -Будешь так говорить, милое солнышко, я вообще сниму купальник и уведу твоего парня!

     -Ха-ха-ха: -оценили шутку все присутствующие, кроме низенькой девчушки, которая что-то гневно и неразборчиво пробурчала.

     Дальше застолье пошло поспокойнее. Включили принесенный приемник, откуда загремела бодрящая музыка, разнося по окрестностям рулады различных исполнителей. И под эти задорные мелодии опустошили пару бутылок вина, несмотря на горячие протесты бывшей выпускницы педагогического ВУЗа.

     А что она могла сделать, когда молодые люди не спрашивая разрешения, сами разлили вино по бокалам? Позвонить хозяйке? Но тогда она точно потеряет авторитет и уважение у Владика. Что произойдет страшного, если эти чада выпьют несколько рюмок достаточно слабенького винца или пива? Нина вспомнила, как они со своим классом тоже собирались и тайком пили: Надо просто освоиться и быть своей в этом кругу.

     «Осваивавшаяся» в компании уборщица успела даже отомстить низенькой девочке, которая судя по позвякивающим бутылкам в сумке, и принесла алкоголь.

     Разнося блюда Нина, уже тоже пригубившая бокал за компанию, нагнулась чуть больше чем надо к сидящему около низенькой хамки брюнету и упершись в его плечо грудью, кокетливо улыбнулась игриво стрельнув глазками. Отчего некрасивое личико девочки заметившей сие злобно передернулось.

     Нина перестала обращать внимание и на то, что толстячок, когда она проходила мимо, постоянно хлопает её по заду. Зато подруга толстячка зло суживала ярко накрашенные глазки, когда пухлая ладонь парня касалась ягодиц уборщицы.

     -Ты пользуешься популярностью, подруга. Предлагаю тебе совсем раздеться и зайти «за уголок» с кем-нибудь из пацанов. Мей би у тебя что-нибудь получится. Правда если тебя мои подруги потом не убьют. — съехидничала та самая Юля, опять жующая жевачку и вовсю обнимаясь с Владиком.

     Через некоторое время брюнет Рамзан, выбрав момент, когда девушки не слушая категорически возражений уборщицы-наставницы, ушли в поселковый магазин за водкой, подошел к Нине и тихо спросил:

     -Ты правда бы разделась бы для меня?

     Нина улыбнулась кокетливой, завораживающей улыбкой, ничего не отвечая и собираясь уйти, однако Рамзан вдруг впился в её губы неожиданным, долгим, проникающим поцелуем.

     Разомлевшая от вина Нина сразу разомлела в объятиях симпатичного брюнета и стала отвечать ему на ласки. Почему так быстро Нина потеряла контроль над собой, непонятно. Может быть виноват свежий воздух или спиртное, а может быть причиной могли стать широкие плечи подростка, его кавказская статность и мужская уверенность.

     Их языки тесно сплетались, словно стараясь слиться в один, а руки тесно прижимали разгоряченные тела друг к другу, словно это не были малознакомые люди, а была давно знающая друг друга влюбленная пара.

     -Сделай мне минет, дорогая. Владик говорил, что ты это отлично делаешь. — вполголоса попросил Рамзан.

     Сия фраза неприятно уколола Нину. Надо же, этот юный козел Владик успел разболтать их секрет, хотя обещал не говорить никому!

     Но возбудившаяся девушка не хотела из -за какого-то малолетнего болтуна отказывать мускулистому красавцу, выглядящему не как подросток, а как половозрелый мужчина.

     Она опустилась на колени, расстегнула ширинку и привычно сунула обрезанный и весьма приличных размеров член себе в рот. Сосать долго не пришлось, уже через несколько мгновений быстрого минета Рамзан разрядился несколькими солидными струями спермы.

     -Много как: -сказала девушка, выплевывая терпкую, тягучую жидкость и было хотела встать, как её голову придержала чья-то рука.

     -Отсоси и у меня. — Нина подняла глаза и увидела толстячка. Вернее сначала она увидела его короткий, чуть искривленный конец, настырно тыкавшийся ей в щеку. Нина протестующе замахала руками, собираясь дать гневную отповедь зарвавшемуся подростку. Мол, что нехорошо подсматривать и всё такое, но настырный толстячок воспользовался этим и ловко сунул в полуоткрытый рот девушки свой орган, оборвав этим начинающуюся фразу полную негодования. Пришлось минетить и этот крючок, хотя Нина и боролась с искушением сомкнуть зубы на небольшом болтике этого маленького и настырного нахала, проучив его.

     Но едва уборщица успела сделать пару сосательных движений, как толстячок затрясся и мгновенно эякулировал.

     -Тьфу: — Нина выплюнула в сторону эту противную, оказавшуюся очень горькой субстанцию.

     Едва она поднялась с колен и стала отряхиваться, как пришли девушки с сумками наполненными разной снедью и веселое застолье продолжилось.

     Стало темнеть. Вечер опустился на живописные берега так тихо, что его никто и не заметил. Подул теплый ветер и стали появляться злющие комары. Ребята опять пошли купаться, а Нина стала убирать посуду и мыть её.

     Вымыв чашки, ложки и рюмки, она тоже пошла к озеру. Глупо было бы быть у воды и не искупаться, прежде чем уехать домой. Когда ещё представиться такая возможность?

     Девушка выбрала место подальше от домиков и едва вошла в воду, как вдруг услышала за спиной:

     -Ты совсем охренела старая шлюха, трясти своим выменем перед нашими парнями! Ты всего лишь прислуга и должна знать своё место.

     Нина обернулась. Перед ней стояли две девки- низенькая и полненькая. Обе были до крайности возбуждены и сопели, как разозленные кабанихи.

     -Девочки, почему вы так разговариваете со взрослым человеком: -начала было Нина урезонивать обнаглевшим малолеток, как вдруг худенькая взвизгнула и сорвала с неё лифчик, а низенькая, к ужасу Нины выхватила из-за спины небольшой нож.

     -Не двигайся, тварь! Мы тебя проучим, чтобы знала как чужих пацанов отбивать! — зашипела она.

     Нина, испуганная до дрожи в коленках подняла руки, а низенькая рывком срезала с неё трусы и влепила ей сочную пощечину.

     -Это тебе за Илюху, сучка!

     Худенькая тоже не осталась в стороне и влепила маленькой ладонью по другой щеке зажмурившейся Нины, произнеся совершенно детским голоском:

     -А это за Рамзана, соска!

     -А от меня ты останешься сидеть голой. Сейчас мы уйдем пить водку, заберем твою одежду, а через два часа мы придем и будем готовы послушать твои нижайшие извинения. Андестен, факин олд бич? — из темноты показалась та самая Юля, вечно жующая жевачку:

     : Первое время Нина приходила в себя и искала чем прикрыться. Она надеялась, что девочки где-нибудь близко спрятали лифчик и трусы, и искала их, но ничего не нашла. Можно было бы пройти к домику, однако к вечеру на турбазу стали съезжаться люди и не знающая что делать Нина, в отчаянии забежала в уже прохладную воду по горло.

     Стояла она долго, пока не увидела идущую по берегу ту самую женщину-охранника, которая не пускала их. Очень обрадовавшись, Нина выскочила навстречу и стала растерянно лепетать, что кто-то из учеников случайно унес её одежду.

     Женщина недоверчиво слушала сбивчивую речь, криво ухмыляясь.

     -Унес? Ученики? Хватит нести ересь! Я видела, что ты делала со своими «учениками» в кустах! У меня же камеры везде. Учительница-минетчица: Ладно: Пойдем ко мне. Меня зовут Анастасия Сергеевна. Одевайся. — с этими словами она сняла пятнистую куртку и накрыла вздрагивающие плечи девушки.

     В домике с вывеской «Охрана» было тепло и уютно. Нина прихлебывала чай, отогреваясь от почти часового стояния в воде, краем глаза замечая, что дебелая стражница, как-то странно рассматривает её.

Страницы: [ 1 ]