Плетнёвские партизаны-5. Часть 3

     — Хорошо мам, только купи мне сигарет. Курить хочу, сил нет… .

     

     — попросил Витёк мать и она не отходя далеко от нас, купила моему брату пачку » астры» в ближайшем ларьке.

     

     — Могла бы и с фильтром купить. Тебе же Оксана денег дала на всех…

     

     — сказал обиженно Витёк, закуривая вонючию сигарету.

     

     — Обойдешся, ты не заработал ещё на сигареты с фильтром. Пока покурим дешовые. А денег что дала Оксана, едва хватит на продукты и выпивку, да ещё презервативы нужно купить…

     

     — зло ответила Марина старшему сыну и взяв у него изо рта горящую сигарету, несколько раз глубоко затянулась и вернула окурок Витьку.

     

     — Костя, пошли первым делом в аптеку зайдем и посмотрим там презервативы, а уже потом по магазинам пройдём… .

     

     — сказала мне мама и повела за руку в крашенное желтой краской здание с вывеской » Аптека». На витрине в аптеке, было наверное пять марок презервативов и мы с Мариной выбирали какие лучше нам подойдут.

     

     — Костя, давай вот эти купим, они не очень дорогие и ребристые. Продирают будь здоров, проверенно… .

     

     — сказала мне мама, показывая на пачку кондомов » Durex Classic». За нашим выбором презервативов, внимательно наблюдала пожилая женщина аптекарь. И у неё скоро глаза полезли на лоб, когда она внимательнее нас разглядела. Я как две капли воды был похож на мать. Те же волосы, глаза, нос и губы у меня были мамины. И бабке в белом халате, было дико видеть как мать с сыном, выбирают презервативы. А нам было наплевать на её мнение. Нас в этом захолустном городке ни кто не знал и нам было всё до лампочки. Марина купила у ошалевшей аптекарши два пачки презервативов по 12 штук в каждой и мы вышли из аптеки, оставив бабку в белом халате, сидеть на стуле с открытым от удивления ртом.

     

     — Не маловато мам » резинок» купила? По двенадцать штук мне и брату… .

     

     — спросил я у Марины, когда мы вышли с ней из аптеки и направились в продуктовый магазин через дорогу.

     

     — Да хватит вам на первый раз. А потом я вас без них научу. Мне больше голенький член нравится, чем одетый… .

     

     — хихикнула мама и сжала мою руку своей нежной ладонью. В магазине мать все же расщедрилась и купила каждому из нас по блоку сигарет с фильтром » Союз — Аполлон «. Неплохих к стати табачных изделий. А от дешовой » астры» и » примы» можно чахотку заработать.

     

     — Кость, нам три бутылки водки хватит? Лучше сахару возьмём побольше и затрём самогонки.

     

     — спросила у меня мать и не дожидаясь моего ответа, купила в магазине три бутылки водки, бутылку хорошего вина, десять килограм сахара и столько же муки. Три трехлитровых пластиковых бутылки растительного масла, для жарки рыбы. Хлеб, несколько баночек консервов, колбасы, сухой и вареной, селедку, сыр, различные крупы. Чай, кофе, конфет и мы вышли из магазина с набитыми рюкзаками и сумкой.

     

     На последние оставшиеся деньги, мама купила в универмаге, столь необходимый в хозяйстве фонарь с запасом батареек и маленький радиоприёмник тоже на батарейках. А в хозяйственном магазине, Марина приобрела керосиновую лампу, в дополнение к нашей » летучей мыши» но правда эта лампа была не подвесной а обычной настольной.

     

     — Ну парни по пивку, покурим и домой поедем

     

     — мама купила в ларьке по бутылке пива, на оставшуюся в кошельке мелочь. Мы сели на лавочку возле магазина, пили пиво, курили и смотрели на проезжающие мимо машины и спешащих по делам людей, идущих по тротуару. И мне дико, до боли в сердце, захотелось уехать из этой городской суеты, в тихую и спокойную Плетнёвку, ставшую за три дня проведённых в ней, почти родной. И такое чувство овладело не только мной но и мамой и старшим братом. Допив пиво и бросив пустые бутылки в урну, Марина и Витек, взвалили рюкзаки на спины а я повесил сумку на руль и наша троица тронулась в обратный путь.

     

     Дорога домой, заняла в два раза больше времени чем поездка утром в райцентр. Тогда мы ехали на легке а сейчас с грузом. У Витька в рюкзаке лежали три бутыли с маслом и различные крупы, колбаса и консервы. У меня в сумке считай двадцать кило сахара с мукой. А у мамы в её рюкзачке, три бутылки водки, вино, три блока сигарет, фонарик керосинка и радиоприёмник. По этому мы ехали с перекурами, останавливаясь по дороге на отдых.

     

     В Плетнёвку мы попали ближе к вечеру, усталые, голодные но довольные. У нас было курево, водка и продукты. А самое главное презервативы, без которых наша атаманаша ни в какую не соглашалась ложиться с нами в постель.

     

     — Парни, я знаю что вы устали. Но нужно наносить воды и дров. Затопим печь, нагреем воды и искупаемся в корыте, смоем с себя пот и грязь. Вы помоете меня а я вас…

     

     — сказала Марина, едва мы переступили порог дома в котором жили с недавнего времени.

     

     — Хорошо мамочка, натаскаем и дров и воды. Но только ты не раздевайся Марина и не снимай с себя колготки… .

     

     — попросил я мать, беря ведра на терраске.

     

     — Вот ещё, мне эти колготки жмут, да и тело должно от одежды отдохнуть… .

     

     — сказала мама и ушла в свой закуток за печкой переодеваться. А я не стал её уговаривать, мне сейчас хотелось только одного, выпить, поесть и засадить матери.

     

     — Что ты примотался к Марине с этими колготками Костян? Хоть бы так дала. А колготки или чулки после оденет. Нам нужно дорогу между её ляжек проделать и тогда она ручная станет, сама будет просить чтобы ей засадили… . .

     

     — говорил мне Витёк, когда мы шли с ним неся воду с родника в дом. И я с ним был согласен, мне конечно хотелось снова увидеть мать одетой в чёрные колготки под которыми просвечивались её белые трусы. Но я решил будь как будет. Главное что мать согласна с нами переспать а в колготках или нет без разницы.

     

     — Ставьте ведра на газ, заносите корыто в зал и растапливайте печь. Давайте парни пошевеливайтесь, я уже стол накрыла и хочу выпить и покушать… .

     

     — сказала нам мама, выйдя из дверей зала. К моей безумной радости Марина сняла с себя только курточку, платок и джемпер а нижняя одежда осталась на ней. И сейчас мама стояла перед нами в чёрной эластичной блузке без рукавов, больше похожей на майку, под которой выпирали её тяжёлые груди. И даже были видны бретельки бежевого лифчика, который утром одевал ей Витёк. На маме так же была одета зелёная приталенная юбка ниже колен, а под юбкой выглядывали ножки в чёрных колготках. Только белые кроссовки, в которых мать ездила в город, сейчас стояли в углу комнаты возле печки а на ногах у женщины были одеты домашние тапки.

     

     Пока мы ходили за водой и за дровами, Марина успела не только стол в зале накрыть но и накраситься. Если утром у мамы были слегка накрашены губы, то сейчас на её лице был нанесен броский вульгарный макияж. На её чувственных губах, слой яркой помады а глаза умело подведены синими тенями и чёрной тушью. Марина сейчас выглядела как красивая и развратная шлюха и она хотела ей быть в этот вечер. А бесцветный и какой-то сумасшедший взгляд её зелёных кошачьих глаз, говорил о том что мать не только хочет выпить и покушать но и быть хорошенько продратой двумя молодыми парнями, своими сыновьями.

     

     — Что на вас столбняк напал? Не видели меня такой? А сегодня я хочу быть шлюхой и не понимаю что вы ещё не затопилии печь парни…?

     

     — Марина подошла к нам повернулась задом и положила по одной руке, моей и Витька на свои груди под блузкой. Мать по очереди потерлась жопой об наши стояки в штанах, как бы поддавая их задом. Это был полный пиздец, зрелая самка Марина, накрашенная как шлюха. Стояла повернувшись спиной к своим взрослым сыновьям и призывно тёрлась об их ширинки, пухлой жопой под юбкой. Причём если от волос матери пахло духами, то от её тела шёл возбуждающий запах женских выделений. Мать стоя перед нами текла и если на ней были трусы, то сейчас они были мокрые от любовного сока.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]