Проститутки Екатеринбурга

Плетнёвские партизаны-22. Часть 4

     — Он рядом где-то садится, пошли посмотрим. И я этому козлу каскадёру, пиздюлей хороших отвешу… .

     

     — Света яростно сжала кулаки, в желанни избить пилота — каскадёра который выпрыгнул с парашютом из горящего самолёта.

     

     — Да не кино это. Какой дурак каскадёр будет рисковать жизнью и прыгать из горящего самолёта военных лет. Обычно такие сцены монтируются в студии а не в реале. И я согласен с Костей, что тут что-то не так… . .?

     

     — поддержал меня Михалыч и тут в лесу вдалеке куда упал самолет с крестами, раздался взрыв а над лесом поднялся столб огня и дыма.

     

     — Это не кино, что угодно но ни кино точно. Самолет упал и взорвался за рекой в лесу, где возможно ходят люди и собирают грибы или ягоды. Да ни один киношник не будет снимать такое кино, с вероятными человеческими жертвами на земле. Для этого есть военные полигоны, а не населённые районы как наш… . .

     

     — сказал Михалыч и он был прав. Если только падение самолёта в лес, не несчастный случай или авария. Но я сам видел своими глазами как краснозвездный истребитель, стрелял из пулемета трассерами по самолёту с крестами пока тот не загорелся.

     

     — Вот он сука висит гандон. Ну ничего сейчас ты у меня получишь… . .

     

     — заорала Света, когда мы прошли примерно метров пятьсот и наткнулись на купол парашюта свисающий с огромного дуба. Там на стропах и висел наш обидчик, без видимых признаков жизни. Расстояние до летчика было метра три и нужно было кому-то лезть. И Марина по привычке посмотрела на меня. В другой раз бы я послал эту рыжую «козу» куда подальше. Ведь помолодевший Михалыч, был сейчас почти одного возраста со мной. И какого хрена Марина смотрит на меня? Но мне было жутко интересно узнать ответ на свой же вопрос. Мы действительно попали в прошлое? Или все что сейчас произошло, череда случайных обстоятельств?

     

     Я взял у мужа Оксаны окопный нож, предварительно избавившись от висевших на мне автоматов и пулеметных лент. И зажав лезвия ножа в зубах, как бывалый пират полез на дуб. Чтобы срезать стропы парашюта и спустить повисшего на них пилота на землю. Но какого же было моё удивление. Когда я залез на дуб к тому месту где висел пилот сбитого самолёта и увидел что это женщина. И она была жива, но без сознания. Из под кожаного летного шлема у неё выбивались светлые локоны. Одета она была в лётный комбинезон светлозелёного цвета, с крупной молнией по центру. На груди у женщины-пилота висел » шмайссер» с откидным прикладом, биноколь, с боку планшет с картами местности. А с другого бока у неё висел кожаный ранец по всей видимости с » нз» летчика. На ногах у нашей гостьи с небес, были одеты чёрные ботинки на толстой подошве, подбитой кованными гвоздями.

     Типа берц какие были на Свете но только грубее и тяжелее на вид. А когда я поближе рассмотрел её комбинезон. То увидел в самом верху возле воротника, отличительный знак » Люфтваффе «, летящий орёл с распростёртыми крыльями, держащий в когтях свастику. Да и в распахнутом комбинезоне у женщины на груди виднелся другой знак » Люфтваффе «. Золотой венок из дубовых листьев в середине которого летел орёл держащий в когтях свастику и молнию. Это была награда за воздушный бой. Я тихонько снял кожаный шлем с головы висящей на парашютных стропах женщины.

     И её светлые волнистые волосы, рассыпались по плечам. Сомнений не было, передо мной была белокурая «валькирия», боевая немецкая девушка пилот и к тому же очень красивая. Тонкие губы, аристократический нос и нежная шея. Говорили о том что эта «небесная валькирия» принадлежала знатному немецкому роду. И её нужно было спустить на землю, чтобы оказать белокурой девушке помощь. Я тихонько отсоединил магазин от » шмайссера» висевшего у девушки в комбинезоне на шее. Чтобы немка которая могла очнуться в любой момент, не перестреляла нас из автомата. А потом позвал Михалыча к себе. Вдвоём мы обрезали стропы и спустили лётчицу с дуба на землю.

     

     — Ну что я говорил вам а вы мне не верили? Мы похоже вышли из блиндажа в прошлое. Проверь у неё документы Марина. Ведь ты же вела уроки немецкого в школе… . .

     

     — сказал я матери, зная её что она подменяла подругу » немку» на уроках, когда та болела.

     

     — Да нечего её проверять, это артистка — каскадерша и я ей суке когда очнется под глаз фингал поставлю… . .

     

     — не унималась Света, думая что перед нами на земле лежит в летном комбинезоне, русская артистка кино. И только Марина полезла в планшет висящий у лётчицы с боку. Как та очнулась и открыла глаза.

     

     — Russische Schweine, Partisanen… .

     

     — заорала немка и схватилась за » шмайссер» висевший у неё на груди. Но вместо выстрела, автомат только шелкнул. Ведь магазин то я ещё на дереве с него отсоединил и бросил вниз.

     

     — Ах ты блядь, под немку косишь сука. Ты видишь что ты наделала… .?

     

     — заорала Света, отвешивая лётчице звонкую пощёчину. Та вытаращила на нас глаза, но испуга в них не было.

     

     — Стой Света, какого хера ты её лупишь?

     

     — заорал я на свою невесту. Ведь после её удара на прекрасном лице белокурой валькирии, образовалось красное пятно. Да и мне по душе пришлась эта прекрасная и бесстрашная немка. А как лихо она летала на своём истребителе? На что трусиха Света которая сейчас её лупила, вряд ли была способна. Из наших женщин, только эта рыжая оторва Мариша, смогла бы сесть за штурвал боевого самолёта. И Михалычу немка пришлась по душе, я видел как он на неё похотливо смотрел. Девушке на вид было лет двадцать пять не больше. К тому же она красивая, белокурая арийка и под комбинезоном у неё угадывались неплохие формы.

     

     — Руку, руку этой суке держите… . .

     

     — заорала Оксана, видя что немка рванула молнию на комбинезоне и полезла рукой внутрь.

     

     — А у неё там пистолет у этой бляди. Ух сука мало я тебе «лещей» надавала… . .?

     

     — Света молнией метнулась к девушке пилоту и вовремя схватила её за руку. Когда та уже растегивала кобуру висевшую у неё на ремне под комбинезоном.

     

     — Hör mal, wir erschieben dich wieder… . (Слушай, ещё раз дернешься, мы тебя расстреляем… .

     

     — сказала Марина по немецки девушке и та успокоилась. Впервые в глазах белокурой и синиглазой валькирии, появился страх. Она с опаской смотрела на Марину, безоговорочно признав в ней старшую в нашей группе. Моя мать расстегнула кобуру висящую на ремне у девушки пилота и вытащила из неё » вальтер ппк». Такой же миниатюрный пистолет был сейчас у Оксаны. Очень удобный и не менее опасный чем его большой собрат. Во всяком случае немка могла запросто перестрелять из небольшого пистолета, всю нашу группу.

     

     — Ханна Браун, гауптман 22 — ой истребительной эскадрильи Люфтваффе. Член партии НСДАП с 1939 года… …

     

     — прочитала документы небесной пленницы Марина,

     

     ошалело смотря на нас. Мы сняли с девушки пилота комбинезон. И под ним у неё оказался немецкий голубой мундир летчиков » Люфтваффе «. С погонами гауптмана, на которых было три серебряных ромба. Слева на груди у Ханны красовался железный солдатский крест, одна из высоких наград Вермахта. С права знак » Люфтваффе » орёл держащий в когтях свастику и молнию, в обрамлении дубового венка. Документы и полетные карты, датированные 1942 годом. Говорили нам что либо эта Ханна попала к нам в настоящие из прошлого. Либо мы попали к ней в прошлое, что было более очевидным.

     

     — Да бутафория всё это. Марина разреши мне её допросить. У меня она быстро русский язык вспомнит… . .

     

     — попросила Света мою мать. Она всерьёз взъелась на девушку пилота и хотела её побить. Но я и Михалыч не подпускали её к синеглазой, белокурой валькирии, спустившейся к нам с небес как в сказке.

     

     — А к нам похоже гости идут с реки и много… . .

     

     — тревожно сказала Оксана, протягивая моей матери бинокль. Она одна не принимала участие в допросе немки. И осматривала окрестности взятым у лётчицы биноклем.

     

     — Этого не может быть! И если они не актёры из массовки а настоящие немцы, то нам хана… .

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]