Плетнёвские партизаны-17. Часть 4

     — Да не вой ты прежде времени Михалыч. Значит у него возможности не было эти шоколадки сюда доставить. Вот смотри он какое-то послание нам похоже оставил… . .

     

     — сказал я дяде Толе, показывая ему на угол колокольни. Где на каменном полу, лежала обёртка от » панцершоколадки » прижатая небольшим кирпичом.

     

     — Тут план вроде нарисован. Лес и озеро посреди него… .

     

     — сказал я Михалычу, поднимая с пола обёртку и разворачивая её. Где на внутренней стороне был начерчен план, как мне показалось лес и озеро.

     

     — Да не озеро это а болото. Озёр вблизи Плетнёвки, отродясь не было. А вот болото есть и сейчас и в войну было. Оно непроходимое, а посередине болота остров. Там отряд Николая Козина от чекистов после войны скрывался. Вот смотри, это старая сосна а от неё идёт дорога по болоту на остров. Я когда молодой был, сколько раз мимо этой сосны проходил и не знал что от неё идёт дорога на остров. Но ничего завтра мы туда пойдём и найдём туда дорогу. Возможно в блиндажах на острове и лежат эти «панцершоколадки»… .?

     

     — возбужденно сказал мне Михалыч, пряча карту нарисованную на шоколадной обёртке, к себе в карман.

     

     — Но почему завтра дядя Толя? Пошли сейчас, найдем блиндажи, и наберем там фрицевских шоколадок если они там есть… . .?

     

     — предложил я Михалычу, не понимая зачем тянуть до завтра.

     

     — Ишь ты какой прыткий Костя? Туда идти пять километров по лесу, через завалы из валежника. Потом по болоту с километр и ещё на острове могут быть минные поля. А сейчас туда пойдём, то как раз к темноте доберёмся. И если не утонем в болоте, то подорвемся на минах. Нет лучше на свежую голову завтра с самого утра туда пойдём. Да и запас породуктов, спичек и одежды нужно с собой взять. Неизвестно как все там обернётся, может нам заночевать на острове придётся. А костёр разжечь и поужинать у нас нечем будет. Так что пошли домой, «а утро вечера мудреннее»… .

     

     — сказал мне муж тёти Оксаны и я с ним согласился. Оставлять свои молодые яйца на острове, подорвашись на мине времён ВОВ, не очень то хотелось. Тем более у меня и Витька и так стояли члены без всяких » панцершоколадок».

     

     — Стоять где стояли и руки подняли к верху… .

     

     — услышал я молодой женский голос и в затылок мне упёрся холодный ствол пистолета.

     

     — Охотники за «цветным » металлом? По церквям лазеете… .?

     

     — проговорила стоящая за моей спиной женщина. И быстрым профессиональным движением, ошмонала сначала Михалыча а потом меня, и вытащила из бокового кармана мой » вальтер».

     

     — Ого, так вы ещё и по местам боёв оружие собираете. Вот так удача, не думала что тут этой глухомани на таких отморозков наткнусь. А теперь медленно повернулись ко мне и ты старый одень на молодого наручники… .

     

     — сказала женщина за нашими спинами и повернувшись я увидел молодую девушку в ментовской форме с погонами лейтенанта. В одной руке у неё был пистолет а в другой наручники. Правда вид у ментовки был довольно потрепанный. Судя по всему она долга шла по непролазной грязи и основательно испачкалась в глине и песке.

     

     — Какие наручники Света? Ты что дочка? Это ведь я твой дядя Анатолий Михалыч… .

     

     — сказал девушке муж тёти Оксаны, с изумлением смотря на неё а она на него.

     

     — А куда твоё пузо делось дядя Толя? И молодой ты больно. Михалыч которого я знала старый был и пропитый алкаш. А ты вроде и похож на него но и в тоже время нет. Так что одевай наручники на своего молодого кореша и пошли к дому где живёт настоящий Михалыч. И не вздумай у меня дергаться. Дырок понаделаю в обоих не задумываясь… .

     

     — сказала Света и в подтверждении правдивости своих слов, выстрелила из табельного пистолета, прямо под ноги Михалычу. Пуля попав в лужу, подняла фонтанчик брызг, а звук выстрела отозвался эхом в здании церкви. Муж тёти Оксаны, подпрыгнул на одной ноге как ошпаренный и мигом защелкнул на моих руках, стальные наручники.

     

     — Пошли, пошли дочка. Я тебе паспорт дома покажу. А ты больше не стреляй понапрасну. Мы не бандиты а свои… …

     

     — затароторил Михалыч идя к дому и оглядываясь на шедшую позади нас девушку- мента, с пистолетом. У которой явно снесло » крышу» раз она стала стрелять людям под ноги.

     

     — Иди, иди не разговаривай. Я злая сейчас и могу не нароком тебе яйца отстрелить козёл. Да и тебе тоже парень, чтобы ты по домам не лазил и с фашистским пистолетом не ходил… .

     

     — сказала шедшая позади нас Света и влепила мне и Михалычу, пинки по жопам ногами. Вот же сука ментовская, ничего сейчас Марина с тобой расчитается гнида. Подумал я кривясь от боли. На ногах у этой Светы были армейские берцы и она ими больно долбанула. Ещё на подходе к дому, Найда наша дворняжка, увидев чужую девушку, громко залаяла а в окне дома дернулась занавеска. Это был знак того что нас заметили и я молился чтобы Марина, оценила ситуацию и спряталась с одним из своих «стволов».

     

     — Света, ты что это дочка на моего соседа наручники одела. А своего дядю под дулом пистолета держишь… . .

     

     — сказала девушке вышедшая на крыльцо Оксана. Хотя меня честно смех разобрал когда она назвала девушку в ментовской форме дочкой. Помолодевшая тётя Оксана, сама выглядела не старше этой Светы, которой на вид было лет тридцать.

     

     — Я тебе блядь, такую сейчас дочку покажу, мало не покажется. А ну зашла в дом сука… .

     

     — ответила жене Михалыча молодая ментовка, держа в руках уже два пистолета. Мой » вальтер » и свой табельный » пм».

     

     — А это что ещё за чудо? А ну быстро встал с дивана и встал к ним… . .

     

     — заорала Света, посмотрев на полуголого Витька, лежавшего в одних трусах на диван — кровати. Тот вскочил как ошпаренный увидев женщину мента да ещё с двумя пистолетами. Витёк был трусливым от природы а вид вооружённого мента, совсем его ввёл в испуг. Старший брат всерьёз подумал что приехали менты забирать нас за ограбление магазина.

     

     — Так вы не только по церквям и домам шарите. Но и магазины ночью грабите. Эти сигареты как раз по ореинтировке проходят. Да и тушенка, водка, и колбаса. Магазин в Захаровке сегодня ночью ваших рук дело… .?

     

     — заорала ментовка зайдя в зал, и обнаружив там разбросанные повсюду пачки с » Мальборо», банки с тушенкой на столе и водочные бутылки, пустые и полные. После утренней попойки, никто в доме не убирался и пачки с » Мальборо » валялись повсюду.

     

     — Вот удача так удача мне сегодня. Я вас сейчас в местный райотдел доставлю и мне звёздочка на погоны будет. А ну сучка, возьми вон ту веревку и вяжи своим мужикам руки… . .

     

     — приказала Света, тёте Оксане, показывая ей на моток бечевки, висевший на стене возле двери. Та веревка осталась ещё от прежних хозяев и мы не обращали на неё внимание. А вот ментовка обратила и решила её использовать для нашего пленения. Марины в комнате не было и мама скорее всего пряталась в закутке за печкой, где хранилось все наше оружие. Света на секунду отвлеклась смотря на то как тётя Оксана, снимает с гвоздя сбитого в стену возле двери кусок тонкой бечевки. И тут за её спиной как тень возникла атаманша Мариша. Мама по кошачьи ступала босыми ногами, в одной руке у Марины был немецкий окопный нож а в другой она держала » маузер».

     

     — Ты получишь свои звёздочки но только на крышку гроба. Бросай оружие сука, иначе я тебе башку сейчас прострелю… . .

     

     — сказала Марина, приставляя к голове Светы вороненный ствол » маузера» а к её горлу, клинок окопного ножа. Нужно было видеть физиономию молодой ментовки. Света явно не ожидала такой исход и замерла с пистолетами в руках.

     

     — Бросай свои » стволы» сука или я тебе сейчас горло перережу… . .