Плетнёвские партизаны-15. Часть 2

     Вот и сейчас ложась на тётю Оксану, я припал носом к её подмышкам, вдыхая тяжёлый запах женского пота. Но аромат шедший из небритых подмышек, зрелой и красивой женщины, был не противный а наоборот возбуждающий желание.

     

     — Кость, не задирай ты мне ноги сынок. Давай лёжа потрахаемся по «рабоче-крестьянски»… . .

     

     — засмеялась жена Михалыча, не давая мне запрокинуть её красивые и волосатые ножки на мои плечи.

     

     — Как скажешь любимая, мне в любой позе с тобой хорошо Оксана… . .

     

     — ответил я женщине на двадцать два года старше меня, ложась на неё сверху. Жена Михалыча, сама рукой направила мой член в свою бритую пизду и застонав ебясь со мной, стала мне подмахивать. И в этом была прелесть » миссионерской» позы, когда женщина лежавшая под тобой, начинает активно тебе помогать. А вот в позиции » по офицерски» партнерша всегда пассивна и лишена движений.

     

     — Ооой, ооооййй, сынок, так, так, Костя… . .

     

     — скулила подо мной мамина подруга, подмахивая в так моим движениям тазом. Старый диван размеренно скрипел а Витёк лежал рядом и сосал у тёти Оксаны соски её грудей.

     

     — Спасибо сынки, поеблась я с вами от души. А теперь спать а то ваша мама рассердиться на нас… .

     

     — засмеялаь хохлушка, вытирая полотенцем мне и брату члены, от влагалищной слизи, после того как все закончилось. Секс зрелой дамы с двумя молодыми парнями, был недолгим. Оксане и нам с братом, просто нужно было по -быстрому кончить и лечь спать. Что мы с Витьком и сделали. После меня на жену Михалыча лёг старший брат и диван заскрипел с новой силой от толчков молодого парня, входящего в влагалище взрослой женщины. Оксана подмахивала моему брату как и мне и быстро довела себя и Витька до оргазма.

     

     — Витя, ты стенке ложись, а ты боец позади меня пристраивайся. Вот так обними меня сынок и спи… .

     

     — скомандовала тётя Оксана, туша керосиновую лампу над потолком. Хотя у нас уже был бензиновый генератор и по вечерам в доме горел свет и работал телевизор. В последние время мы его не включали, экономя бензин для машины, единственной нашей связью с цивилизацией не считая велосипедов.

     

     — Ксюша, милая, я люблю тебя дорогая… . .

     

     — шептал я на ушко женщине, с которой я только что испытал минуты сладкой любви.

     

     — Взаимно сынок, взаимно милый. Но спи дорогой, набирайся сил… .

     

     — ответила мне мамина подруга, лёжа на боку под одеялом. Витёк прижатый к стенке Оксаной, уже храпел молодым баском, вслед за ним засопела носом засыпая и наша зрелая любовница. И только я один не спал, прижимаясь опавшим членом к мягкой, волшебной жопе тёти Оксаны. Вдыхал аромат её горячего тела и обнимал женщину по возрасту годившейся мне в мамы, за её нежный, сексуальный животик. За окном во дворе на кого-то гавкала Найда, возле старой церкви и по деревне в ночи, ходил призрак седого полицая. А я засыпал прижавшись к голому телу женщины, своей школьной любви.

     

     Рано утром мы наскоро позавтракали макаронами, разделив наш скромный завтрак с Найдой и поехали на разведку. Правда двое из нашего отряда остались в Плетнёвке. Это были Витёк и Михалыч, ехать впятером не было нужды да и толку от туповатого Витька было мало а Михалыч остался с ним за компанию. Витёк тут же завалился спать а муж тёти Оксаны пошёл кормить кур. Бывший алкоголик, любил хозяйство и с удовольствием возился с живностью.

     

     — Ты смотри а его вроде нет на колокольне… . .

     

     — воскликнула тётя Оксана, когда наша » нива» ревя мотором пронеслась мимо церкви где в последнее время появлялся призрак полицая.

     

     — Ну и хуй с ним. Вот он тебе нужен? Хоть бы он совсем пропал и ушёл на болото… .

     

     — сказала Марина, крестясь в сторону церкви. Призрака там не было и это был хороший знак. Хуже было бы если сейчас он показался и сто процентов испортил нам все » дело».

     

     — А знаете что мы с вами большие ослы! Нам не нужно было привозить сюда попа и ходить вокруг церкви с иконами. Не бороться с этим приведением надо, а наоборот задобрить его… .

     

     — вдруг сказала нам тётя Оксана, ведя машину по трассе.

     

     — Как это задобрить… .?

     

     — переспросила у подруги Марина. Моя мать сидела на заднем сиденье » нивы» и смотрела в окно. А я как обычно устроился спереди рядом с водительницей.

     

     — Да так задобрить. Раз он жрал шоколад и курил махорку. Отнести ему на колокольню подношение, бухнуть, покурить и сладкое, конфет и шоколад. Только это должны мужики сделать. Женщин этот призрак однозначно не любит… .

     

     — огорошила нас с матерью Оксана, переключая скорости и бросая на меня и на Марину вопросительные взгляды. И по сути хохлушка была права. Если этот дух полицая, каким то образом материализуется, то лучший способ подружиться с ним, это что то ему дать.

     

     — Хорошо подруга. Ты права, можно попробовать, а вдруг получиться. Но у нас ничего нет, а задабривать призрака нужно сегодня перед » делом». Чтобы он нам » палки в колёса не ставил»… . .

     

     — ответила жене Михалыча, атаманша Мариша.

     

     — Но только на что нам купить водки и курево с конфетами, если у нас нет ни копейки… . .?

     

     — с горечью спросила моя мать у подруги. Марина была заядлой курильщицей и страдала без никотина.

     

     — Да придётся кольцо своё свадебное продать. Хотя жалко но что поделаешь. Задобрить этого гада нужно обязательно. А то он нас всех на нары отправит… .

     

     — ответила моей матери тётя Оксана, смотря на золотое кольцо у себя на пальце. Хохлушка и так распродала все свои украшения, после того как нас настигла полоса невезения. А вот простое золотое свадебное колечко берегла. Хотя мужа своего Оксана не любила и постоянно колотила Михалыча, дело не по делу. Но кольцо одетое е на палец в ЗАГСе, был ей дорого как память о молодости.

     

     — Да не растраивайся любимая. Я тебе другое колечко подарю, когда мы разбогатеем… .

     

     — сказала Марина и положила руку Оксане на плечо успокаивая подругу. А у меня от слов матери противно стало на душе.

     

     — Мам, мне нравится когда вы лижитесь с тётей Оксаной. Но твои сюсюканья, не очень приятно слушать… .

     

     — сказал я Марине и тут же получил от неё подзатыльник.

     

     — Рот свой закрой щенок. Мать учить вздумал. Оксана останови машину дорогая… .

     

     — попросила Марина подругу и когда та съехала на обочину нажав на тормоз. Мариша выгнала меня с переднего места на зад.

     

     — Вот теперь порядок. Поехали любимая… . .

     

     — засмеялась Марина, кладя руку на ляжку своей любовницы. Оксана захохотала глядя на меня и нажала ногой на газ, выруливая с обочины на трассу. А мне ничего не оставалось делать как мысленно покрыть трёхэтажным матом этих » розовых» блядей. Хотя я понимал что они дурачатся, Оксана с Мариной были бисексуалками а не этими извращенками лесбиянками. Чисто » розовых» женщин я не понимал и справедливо считал их уродами как и » голубых».

     

     — Вот в этой деревне пожалуй и пойдём на «дело»… .

     

     — сказала Марина, когда мы проехав десять километров по трассе, свернули на большак перед указателем » Захаровка». Изначально в наши планы входило совершить налёт на сельпо, вблизи от нашего дома. Так как бензина у нас было в обрез, да и на раздолбанной » ниве» тёти Оксаны далеко не уедешь. Был риск что машина могла просто » отсохнуть» в дальней поездке. Захаровка была сравнительной большой деревней и имела два магазина. Один частный из белого шлакоблока, с красивой вывеской » Виктория» находился в самом центре села и принадлежал по всей видимости выходцам с Кавказа. Проезжая мимо, мы видели как горбоносые парни, привезли товар в магазин на » газели» и носили его внутрь.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]