Плетнёвские партизаны-11. Часть 3

     – Нет Костя, тёмные колготы у меня были да сплыли. Они порвались и я их выбросила. Есть только красные. Если хочешь могу одеть… .

     

     – сказала мне подруга моей матери и не дожидаясь моего ответа, достала из гардероба красные, полупрозрачные капроновые колготки и одела их на себя.

     

     – Ну как сынок, пойдут они взамен чёрных… .?

     

     – спросила у меня сорокалетняя соседка, встав передом к зеркалу на двери гардероба.

     

     – Не то слово тётя, пойдут ещё как пойдут… .

     

     – сказал я женщине, видя как красные полупрозрачные колготки, обтягивают её пухлую жопу в белых трусах и сексуальный животик. Мне даже был виден у неё пупок сквозь тонкий капрон красных колгот.

     

     – тётя Оксана, а вы не хотите чтобы я “плобмбу” в вашей попке “распечатал”… . .?

     

     – спросил я у маминой подруге, стоя позади неё перед зеркалом. И прижимаясь вставшим колом членом к её жопе обтянутыми красными полупрозрачными колготками. А руками я обнял Оксану за её животик, нежный, мягкий и сексуальный.

     

     – Да она уже ” распечатана” давно сынок. И туда я люблю по глубже. Но этим приятным делом, мы с тобой займёмся в Плетнёвке. Хочу чтобы твоя мама и брат смотрели как ты меня будешь в попку трахать… .

     

     – огорошила меня тётя Оксана и стала одеваться и собираться в дорогу. А я на миг представил как буду уже через час ебать жену Михалыча, в жопу на глазах у мамы Марины и старшего брата. И это будет мне по кайфу, лишь бы мать не стала меня ревновать к Оксане.

     

     – Вставай, вставай Толя. Пошли на диван муженек, хватит за столом спать… .

     

     – будила пьяного мужа, хозяйка квартиры. А тот лишь храпел и не хотел просыпаться. Тётя Оксана была предельна добра и ласкова в эту ночь к мужу пропойцe, выпившим у неё всю горилку в банке. В другой бы раз, злая хохлушка, серьёзно бы поколотила Михалыча, до фингалов под глазами. Но после того как она хорошо кончила с молодым парнем в ванной, злость у соседки как рукой сняло.

     

     – Кость, бери его под мышки и потащили на в зал на диван… .

     

     – попросила меня хозяйка квартиры и я вместе с ней, поволок её мужа под руки с кухни в другую комнату.

     

     – Костя, ах ты щенок ебанный. Жену мою пришёл ебать…

     

     – заорал Михалыч, внезапно очухавшись коснувшись своего любимого дивана. Он было хотел встать чтобы меня ударить и уже замахнулся рукой. Как мгновенно получил толчок в грудь от тёти Оксаны, стоящей за моей спиной.

     

     – Сам Толя меня не ебешь, так дай другим поебать… .

     

     – смеясь сказала мужу, черноволосая хохлушка и поцеловала меня в засос прямо у него на глаза. Но Михалыч этого уже не видел, секундное просветление у него прошло и муж тёти Оксаны, уже пьяно храпел на диване.

     

     – Нет в следующий раз, точно заставлю этого придурка смотреть как ты меня трахаешь сынок. В наказание за его поганый язык… .

     

     – сказала мне мамина подруга и раздела мужа лежавшего в одежде, до трусов. А затем перевернула на бок, чтобы во сне пьяный Михалыч не захлебнулся.

     

     – Кость, держи сумку тут шесть литров горилки. Я у вас наверное на пару дней в деревне зависну, хочу потрахаться вдоволь. А мясо и без меня на рынке продадут… . .

     

     – сказала тётя Оксана и подойдя к холодильнику, наложила из него целую сумку разнообразных продуктов.

     

     – Поесть с собой возьмём, а то у вас одна лосятина на столе… .

     

     – засмеялась хохлушка, достав из сумки банку с горилкой и наливая полный стакан Михалычу на опохмел. Такое великодушие можно встретить только у русских женщин. Жена наливает мужу похмелиться, хотя тот её перед этим обокрал.

     

     – Костя, скажи сынок. Что нужно женщине до полного счастья… .?

     

     – спросила у меня тётя Оксана, когда мы с ней закрыв квартиру со спящим в ней Михалычем на ключ, вышли во двор и сели в её машину.

     

     – Наверное быть хорошо выебанной Ксюша. Вот женское счастье… .

     

     – ответил я своей любимой и поцеловал женщину ровесницу своей матери в губы.

     

     – Какой умный мальчик. Ты верно подметил Костя. Быть хорошенько оттраханной это и есть наше бабское счастье… .

     

     – засмеялась Оксана и надавив на газ, рванула свою ” ниву” по спящим улочкам провинциального городка.

     

     В дороге мы говорили обо всём, но только не о сексе. Я даже на ноги хохлушки не смотрел. Мне уже было не интересно, когда я у неё увидел все в ванной. Но только Оксана бросала на меня влюбленные взгляды, да и рука женщины переключая скорости, как бы ненароком ложилась на мою ширинку.

     

     – Костя, любимый мой мальчик. Как же я хочу почувствовать в себе твой член снова… . .

     

     – говорила мне Ксюша, держа руль одной рукой а другой мяла легонько мне член. Я молчал, смотрел на дорогу и думал только о том чтобы поскорее приехать в деревню, выпить горилки, поесть и засадить знойной хохлушке с Харькова в её ” шоколадный цех”.

     

     В Плетнёвку мы приехали к утру, было ещё темно, но над рекой уже загоралось зарево восхода. Фары тёти Оксаниной ” нивы” то и дело выхватывали в ночи, пустые окна домов стоящих по улице и когда мы подъехали к церкви, машина попала в яму на дороге и на секунду задрав передок осветила колокольню. А там стоял призрак, белая субстанция внешне очень похожая на человека. Он стоял в вышине на самом верху церковной колокольни и смотрел на нас.

     

     – Оксана, ты видела его…!

     

     – спросил я у женщины, когда наша ” нива” взревев мотором, выскочила из ямы и помчалась вниз к реке.

     

     – Да видела, будь он неладен. Впервый раз его на колокольне сама увидела. Хотя раньше мне про него Михалыч рассказывал. Муж говорил что чекисты после войны, поймали в здешнем лесу полицая, бойца из отряда Козина и повесили его на колокольне, для устрашения другим бандитам. Вот он время от времени там и появляется… .

     

     – сказала мне тётя Оксана, сбросив газ и переключив скорость, мы уже подьезжали к дому родителей Михалыча, в окне которого светилась керосиновая лампа, знак того что Марина с Витьком не спят и ждут нас.

     

     – Костя, им не слова про то что мы видели с тобой сынок. Не зачем лишний раз пугать твою мать и брата, да и может нам с тобой и почудилось это привидение… .

     

     – попросила меня тётя Оксана, остановив машину чуть ли не у самого крыльца.

     

     – Оксана, Костя, это вы… .?

     

     – раздался голос Марины, мама вышла на крыльцо с керосинкой в одной руке и с ” маузером” в другой.

     

     – Да мы Марина, можешь убрать свой пистолет… .

     

     – крикнула подруге, тётя Оксана в открытую дверь машины, моргнув ей фарами.

     

     – Что вы так долго? Утро уже а вас всю ночь где-то носило… .

     

     – спросила Марина зевая, пропуская нас в дом и закрывая за нами дверь на крючок. Я вслед за ней ещё и на защелку закрыл. Мать удивлённо глянула на меня но ничего не сказала. Она не знала что мы видели с Оксаной, проезжая мимо старой церкви в начале деревни. А я ей и не стал говорить чтобы не пугать. Хотя умом понимал, что призраки могут проходить сквозь стены и от них не спасут ни какие запоры и оружие.

     

     – Да пока мясо по ” точкам” развезли, домой ко мне заехали. Ещё выпить взяли, продуктов, да и своего алкаша нужно было проверить а то он без меня квартиру спалит… .

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]