шлюхи Екатеринбурга

Племянница, продолжение 4

Неделю назад Вика уехала на работу после наших бурных выходных. Во первых, чтобы дома ничего такого не заподозрили, а во-вторых дать нам, ну, в первую очередь, мне, набраться сил. Я хорошенько выспался за эти дни и стал есть больше мяса и шпината, приготовленного Белкой и чувствуя, что в следующий приезд племянница опять задаст мне дрозда! На выдумки она была горазда.

— Алло! – наконец позвонила она своим весёлым голосом! – Дядя Андрей, как поживаешь? Можно я сегодня к тебе в гости зайду?! Поможешь мне с математикой?! А то нам сложные примеры задали, а папа не очень шарит в них. Ой! Спасибо! Я скоро! Сейчас последний урок, и я к тебе! Пока! – и она быстро отключилась, оставив меня стоять с трубкой у уха и недоумевать – что бы это значило! Опять что-то придумала, Егоза! Невольно вспомнил школьные годы: Как дёргали девочек за косички, как пытались заглянуть им под юбки, поднимаясь по лестнице или залезая под парту… как все были влюблены в Алису Селезнёву – эээх, детство! В голове заиграла песенка из " приключений Электроника ": – Куда уходит детство, куда ушло оно….. И в таком ностальгическом настроении я занялся домашними делами в ожидании племянницы.

— Динь-доннн… – прозвенел звонок в прихожей и я открыл дверь, ожидая увидеть Вику, но…

— Девочка, тебе чего…. – увидел я что-то ищущую в ранце школьницу с двумя косичками по бокам и прикреплёнными к ним большими, белыми бантами. Она оторвалась от поисков и сунула мне дневник:

— Вызвали в школу родителей! Сходишь вместо папы? Лучше ты меня накажешь, чем папа! У него рука тяжёлая!…

— Вика?

— А ты кого ожидал увидеть? Софи Лорен? Совсем забыл свою племянницу! – и она вихрем ворвалась мимо меня в квартиру, забросив ранец в прихожей.

Я, в шоке, прошёл за ней на кухню, рассматривая её наряд. Да, это была Вика, но одетая в школьную форму того времени: – Коричневое короткое платьице с закрытым воротом, складчатой юбочкой и милым белым передничком, обстроченном рюшечками. Завязанный на шее красный пионерский галстук. На ногах лёгкие туфельки с низким каблуком и белые гольфики до колен, оставляющие для обзора коленки до середины бедра, где начинается юбочка. И две косички с большими бантами по бокам головы! Вика явно достала из кладовки свою школьную форму, которая стала ей чуть мала – юбочка чуть выше позволенного, рукава короткие, да и сама была больше похожа не на школьницу, а на пионервожатую! Я вспомнил свою пионервожатую, которую вожделел в своё время каждый мальчик в нашем классе и почувствовал шевеление в штанах. Хотеть школьницу – это чересчур, а вот пионервожатую – в самый раз! – примирился я с совестью.

— Ну что? Накажешь меня, папочка?! Я себя плохо вела! – хитро смотрела на меня Вика, заваривая чай и наблюдая за произведённым на меня эффектом!

— Мда, Белка! Умеешь ты удивлять! Это эта идея посетила тебя недавно?

— Ну да! Вдруг захотелось опять оказаться в том времени, когда я лишалась девственности, представляя при этом тебя, но теперь и в реальности с тобой.

— Но ведь ты не…

— Ха! Ты забываешь, что я работаю в хирургии! Это простейшая операция! Два стежка, десять минут и… Хочешь посмотреть?

И я прикипел взглядом к её рукам, схватившимся за подол…, но.. . облом! – юбка осталась на месте!

— Размечтался! Я девочка скромная! Просто так письку мальчикам не показываю! – засмеялась она!

— Сначала напои, накорми,. .. да спать уложи! – засмеялась она!

— Ну что? Поиграем!? – и она девчачьим движением поправила свой бант, вопросительно глядя на меня.

А я так и стоял с дневником в руке, охреневая от выдумок племянницы и только одна мысль засела у меня в голове… – она девственница! Моя Белка – девочка! У неё в трусиках девственный бутон ждёт уверенную мужскую руку, которая сорвёт его и бросит на алтарь любви! Я прокручивал в голове разные, литературные и не очень, аллегории, но смысл был один – я привыкал к мысли, что моя племянница ещё/уже невинна! И глядя в её голубые глаза, лучащиеся кротостью и загадкой – я поверил!

— Кстати, подпишись внизу, что ты видел, и отдай мой дневник! – я только сейчас взглянул в открытую толстую тетрадь в своих руках. Там, красными чернилами, была, размашистым почерком, выведена суровая надпись: – Курила в женском туалете! Просьба принять меры! Иначе отчислим!

Пелена упала на мои глаза! Сам не курящий, я очень не любил, когда вокруг курят, а тут любимая племянница!…

— Чтоооо!!!! Курила!!! – возмутился я, не особенно и наигрывая и гневно смотря на неё! – ТЫ!!!! Ну я тебе…

И Вика не на шутку испугалась и даже, кажется, стала меньше! Она так и застыла с бутербродом в руке, с ужасом глядя на моё гневное лицо! – Ик! Я не…… курила! Ик… Это девочки!… Ик… я просто рядом… Ик… за компанию… стояла!

— Не ври мне! – хряснул я закрытым дневником по столу! – Вика вздрогнула и отшатнулась, её губы задрожали

— Вот я тебе сейчас… – начал я выдёргивать свой ремень из джинсов. Вика метнулась было бежать, но я поймал её и, согнув пополам, уложил к себе на колени. Ремень я так и не успел достать, поэтому приложил по круглой попе ладонью, в последний момент притормозив руку!

— Ой! – вскрикнула племянница! Юбка подпрыгнула от удара и чутка оголила налитые бёдра и краешек розовых трусиков в мелкий горошек! Я шлёпнул ещё разок, оголив попу с трусиками целиком: – Ай! Да не курила я!…

— То есть, тебя подставили?!!… – шлёпнул я по голой попе, приспустив чуть-чуть её трусики и глядя, как упруго отпружинила её попа и как закраснел отпечаток моей ладони на шёлковой, нежной коже! – Ойёй!!!

— А почему от волос дымом пахнет?!!! А? – занёс я руку над круглой попой

— Это не я курила – девочки! – быстро затараторила Вика, сжав ягодички и прикусив ими трусики, в ожидании удара… Я мягко опустил руку на её напрягшуюся попу и ощутил, что она вся дрожит!

— Хочешь – докажу!

— Как? – сурово спросил я, незаметно сжимая в ладони её упругие ягодички

— Сначала отпусти! – и я, с великим сожалением, ослабил хватку. Она тут же вскочила и натянула трусики так сильно, что рельефно обрисовался её маленький лобочек с трещинкой посередине. Но эта картина была мне видна всего миг, после чего юбка с передником опустились на место

— Хочешь, я дыхну на тебя и ты поймёшь, что зря отшлёпал меня!

— Ну дыхни!

— Хо! – дыхнула Вика, приблизив ко мне своё лицо

— Ближе! – скомандовал я

— Хо! – повторила она, в упор глядя на меня!

— Ближе! Не чувствую! – как мог суровее сказал я

— хо… совсем тихо дыхнула Вика, почти касаясь моих губ своими. Её глаза стали закрываться, а губы вытягиваться в трубочку!

— Ты что, обалдела совсем? – оттолкнул её я

— Почему? Просто если ты меня поцелуешь, то точно поймёшь, что я не курила – голубыми брызгами невинно смотрела она.

— Как я могу тебя целовать? Я твой дядя!

— Ну хорошо! Пусть это будет не поцелуй, а… тест на курение! – обрадовалась она своей находчивости и хитро блеснула глазками. Я посмотрел на неё долгим, внимательным взглядом…:

— Ну разве что если только тест… – сдался я "неохотно"…

— Урааа!!! – захлопала она в ладоши и тут же уселась ко мне на коленку, одной рукой обняв меня за шею, а вторую положив мне на грудь.

— Я ещё никогда не… не сдавала тест на… на курение! – засмущалась она, – Это мой… мой первый раз!

Я нежно поднял её лицо за подбородок и, чмокнув в нос, посмотрел в её кроткие глаза: – Ничего! Этот тест безболезненный! – попытался успокоить её я. Она опять вытянула губы трубочкой, но я остановил её, прижав к губам палец: – Но это только тест!… Никаких поцелуев, да?!

— Никаких поцелуев, дядя Андрей! – заверила меня Вика, глядя честными глазами

— Открой рот, закрой глаза! – скомандовал я и она зажмурилась, приоткрыв рот, и замерла в ожидании…

Я полюбовался, пока она не видит, её голыми, круглыми коленками, перевёл взгляд на пионерский значок, под которым угадывалась маленькая, упругая девичья грудь…, перевёл сбившееся дыхание и… коснулся её губ своими, чувствуя, как напряглась её рука на моей груди. Она плавно повернула голову в мою сторону и наклонила её, наши языки встретились, губы слились в одно целое и я начал целовать её! Вика неумело отвечала языком на моё вторжение, дыша всё глубже и чаще, прижимая меня к себе за шею. Я, "случайно" провёл рукой по пионерскому значку, почувствовав податливую мягкость под ним и опустил руку вниз, положив её на круглую коленку племянницы. Какое-то время рука лежала там, ощущая бархатистость её кожи, но потом, против моей воли, полезла вверх по бедру, зацепив за собой юбочку! Правой коленкой она, конечно же, ощущала мой, стоящий дыбом, член и тихонько тёрлась об него, боясь быть замеченной. Но потом её левая рука опустилась и, как бы случайно, провела пальчиками сквозь джинсы по моему члену, но тут же испуганно отдёрнулась.

— Ладно! Тест сдала! – с трудом оторвался я от её сладких губ, пока мы не скатились в бездну страсти.

— Вот видишь! А ты меня по попе, не разобравшись!… – надула она губки, – И теперь она вся горит!

— Ну прости, Белочка, старого дурака!

— Ты не старый! Ты красивый, дядюшка!

— Вот спасибо, порадовала! Ну давай я тебе попку кремом смажу! Боль пройдёт!

— Давай! – согласилась племянница! – И твой волшебный поцелуй! Помнишь, как ты мне разбитые коленки лечил?! У меня сразу всё проходило!

— Вот нахалка, ты хочешь, чтоб я тебя в попочку поцеловал? – возмутился я

— Ну болит же! – возразила Вика, глядя невинным взглядом!

— Ну ладно, – смягчился я, – Достань вот там, с верхней полки, крем!

И Вика, задрав ногу, вскарабкалась на столешницу, мелькнув голыми ляжками.

— Где? – раздался её голос сверху, а я не мог оторвать глаз от её точёных ног. С моего места были видны почти все бёдра до самых ягодиц, – чууть-чуть не хватало угла, чтоб рассмотреть трусики и попку. Я инстинктивно наклонился как можно ниже, стараясь охватить взглядом всю перспективу

— Ты что там, заглядываешь мне под юбку, дядюшка? – раздался её весёлый голос сверху и мне стало немного стыдно! – Ты как наши мальчики! Что там интересного и, главное, что нового ТЫ там увидел? – хитро улыбаясь, спросила она!

— Это инстинкт! Белка! И каждый раз как первый! И тут я как твои одноклассники! Однажды я шёл мимо витрины магазина, где сидела девушка-манекен. Ноги её были разведены, а платье натянуто и я инстинктивно заглянул туда. Блин, – это же манекен! Что ты там хотел увидеть, – спросил я тогда сам себя, смеясь!

— Значит, я тебе нравлюсь?! – затаив дыхание, спросила Племянница, держась за подол, и внимательно посмотрела мне в глаза! Такие глаза нельзя обманывать и я, невольно, выдавил:

— Да, конечно! Ты же знаешь!

— Нет, не как племянница, а как женщина?! Нравлюсь?

— Ну какая ты женщина? Ты моя любимая Белка! Иии…

— А у меня, когда ты рядом, вот здесь бабочки порхают! – положила она руку себе на низ живота, – Это тоже инстинкт, да?

— Ты это брось, Белка! Мы не должны… поддаваться… – в этот момент Вика стала слезать со столешницы и опять мелькнула голыми ляжками

— Чему поддаваться? – спросила она

— Что?

— Ну ты что-то говорил!…

— Да?… Не помню! Не важно! – перед мысленным взором, как в замедленной съёмке, прокручивалась только что увиденная картина с невероятным продолжением!…

Уффф! – незаметно стряхнул я видения…

— Белка! Ложись вот……… ну можно и так… – и Вика легла также, как лежала, когда я её по попе шлёпал, – животом на мои колени. С той только разницей, что подтянула к себе табуретку и упёрла в неё локти.

— Ну давай! Мажь! А то попа вся горит! – скомандовала Вика, подперев кулачками щёки

Я, как загипнотизированный, смотрел на круто возвышающуюся под юбкой Викину попу на своих коленях и голые ляжки, торчащие из под неё. Я, от смущения, не знал куда положить руки, плюс мой член стал упираться Вике в живот, от чего я ещё больше смутился.

— Ты чего там замер? Задирай юбку!

— А можно? – неуверенно спросил я

— С тех пор, как ты меня лупил, по чём зря, по попе, там ничего не изменилось. – ершисто сказала Вика!

Положив руку на её ногу в районе, таких милых, ямочек под коленями я плавно двинул её вверх, по пути задирая её школьную юбку. Ощущения были… – мне всё труднее удавалось держать строгий вид, рассматривая эту аппетитную попку в розовых хб трусиках. Я выдавил чуть-чуть мази на руку и стал, круговыми движениями втирать её в ляжки племянницы иногда приближаясь непозволительно близко к сокровенному и чувствуя её жар на своих пальцах. Внезапно я почувствовал… – что она отвечает мне!… Лёгкими движениями навстречу моим! Почти незаметно! Я решил сделать вид, что не обратил внимания на её реакцию и перешёл на попку, для чего мне пришлось чуть приспустить трусики! Буквально самую малость, так что всё равно ничего не было видно, но сам факт…. – мне кажется Вика тоже только делала вид, что не чувствует упёршегося ей в бок члена… Потому что при виде круглой, молодой Викиной попки с задранной школьной юбкой и приспущенными трусишками, член стоял и пульсировал в штанах, отмеряя удары сердца. Я наклонился и, в довершение, чмокнул легонько каждое Викино полужопие, чуть задержавшись на каждом из них!

— Всё, Егоза! Довольна? Заставила своего дядю целовать себя! И куда!!!… – в ж… в поопу!!! – шутливо попенял я, натягивая на место её трусики

— Нуууу! – обиженно протянула она, – Уже всё? А было так приятно! Мммм… – закрыла она глаза и положила руку на низ живота.

— Смотри! Вот скажу твоему отцу, что ты тут вытворяешь, – тогда твою попку придётся серьёзнее лечить!

— Не скажешь, я знаю! И потом, – а что я вытворяю? – возмутилась Вика, – Это ты ко мне под юбку заглядываешь!… И что у тебя в кармане такое? Всё время мне в бок упиралось?!

— Белка! – придал я суровости своему голосу! – Прекрати сейчас же! Иди математику учи! – сказал я, пытаясь не засмеяться от нашей игры!

— А ты мне поможешь? Ведь правда, дядюшка?! – легонько чмокнула она меня в щёку, на миг прижавшись девичьей грудью к моему локтю. Вот Егоза! – Знает как меня задобрить!…

— И по биологии надо домашнее задание сделать! Всякие там пестики, тычинки… – хитро и невинно одновременно улыбнулась она.

— Нет, правда! – посмотрела в мои возмущённые глаза, Вика! – Мне непонятно, как люди… ну… размножаются? Какое-то семя! Откуда оно берётся? Я проболела целую неделю и пропустила, а теперь мне непонятно! – смотрела она невинным взглядом и улыбаясь одними глазами!

— А мама… Новая мама, тебя не учила?

— Да ну её! Она какая-то странная! Орёт по ночам, спать не даёт! Ебутся они там, что-ли?…

— Что ты сказала?

— Ну мне девочки рассказывали, что люди… ну это… иногда… и картинки показывали! Вот! – смутилась она

— А там такой большой… такая большая… тычинка!…

— А у тебя такая тоже есть? – вопросительно смотрела Вика, перебирая край передничка

— Нууу… Она у всех мальчиков есть!

— Такая большая?!! А где вы её прячете?

— Нет, в обычном состоянии он… она… не большая…, но при определённых условиях… вырастает примерно… в три раза! – глаза Вики стали круглыми:

— Ого! Как это? При каких условиях? А покажешь мне свою? – затараторила она

— ВИКА! !!! – грозно повёл я глазами! – Иди математику учи лучше!

— Да хрен с ней, с математикой! Тут такие интересные штуки проясняются! Ну покажииии!!!! – состроила она гримаску, входя в роль школьницы…

— У нас уже почти все девочки видели это, и многие уже не девочки! – скаламбурила она и, засмущавшись, скромно засмеялась, озорно блестя глазками!

— Пусть лучше… это будешь ты, чем… какой-то. … А ты… А тебя я… люблю! – покраснела она, а я проглотил, готовые сорваться слова возражения. Она была так искренна, что не хотелось отвечать ложью, чтоб не испортить момент!

— Ну хорошо…. – тихо сказал я, сдаваясь.

— Ой! Правда!? – тут же захлопала в ладоши Вика! – Ураааа!!!!

— Ты правда этого хочешь? – переспросил я – Или ты забилась с одноклассниками на спор?

— Ну ты насмешил, дядя Андрей! Конечно хочу! Ой, а можно… я сама! – потянулась она к моей ширинке, но я отвёл её руку, пытаясь придумать ещё какие-нибудь причины не делать этого, – Нооо….

— Что но?…

— Я смотрел на неё и не находил слов отказать ей! – Вика преодолела сопротивление моих обмякших рук и, расстегнув ширинку, стала доставать мой член! Он появился на свет чутка вялый от моих переживаний, но всё равно Вика уставилась на него, как будто первый раз видит. Вообще мир потерял в ней великую актрису – я сам только иногда вспоминал, что это только игра, и что школу она закончила уже лет восемь как.

— Какой… мягкий и.. тёплый! – Вика тихонько оттянула кожицу, оголив головку. На ней блестела капелька смазки.

— А это и есть семя? – смазнула её пальцем Вика и, посмотрев на свет, положила палец в рот. – Мммм!…

— Нет! Это смазка! Чтоб было легче двигаться… в девочках!

— Ой! А у меня тоже течёт из моей киски, когда я думаю о тебе! Вот даже сейчас! Это значит, что мы хотим друг друга, да?

— Да, Белка! И…

— Оооо!!! А он ещё растёт! – перебила она, поглаживая в ладошке мой ствол, – Ого! Какой большой!!! – Вика спустила мои джинсы до колен, чтобы лучше было видно. Даже маникюр на пальчиках, держащих мой член, соответствовал образу – неумело накрашенные красным лаком короткие ногти. Вот, что значит, – ответственно подготовилась. Интересно, как она ехала по городу? Или переоделась где нибудь поближе?

— Он стал такой… твёрдый и… красивый! – восхищённо сказала Вика

— Это потому, что я тебе нравлюсь?

— Да, моя хорошая!

— Как женщина? – я медленно, неохотно кивнул, понимая, что возражать племяннице, держащей в своих ручках мой член, уже глупо!

— Что, вот так сильно нравлюсь? – помахала она членом, держа его у основания. Потом перевела взгляд на меня и, поцеловав, сказала: – Я тоже тебя хочу! Давно!… И он у тебя даже красивее, чем я представляла! – провела она ладошкой вверх-вниз.

Блин! Я никогда не думал, что мне так понравятся ролевые игры! Видимо партнёрш таких не попадалось! А Вика с детства обладала актёрским талантом, но почему-то пошла в медики! И тут мало одеть костюм! Да даже не в костюме дело! А главное перевоплотиться, вжиться в свою роль! И здесь Вике не было равных!

— Ты можешь взять его в рот! – подсказал я

— Правда? Можно, дядя Андрей? – мельком взглянула она горящими от возбуждения глазами и осторожно лизнула дырочку на головке, слизнув ещё одну прозрачную каплю. Почавкала губами, пробуя на вкус, и лизнула ещё раз.

— Смелее! – подбодрил я, гладя её по затылку и тихонько подталкивая её голову себе на член. Вика открыла рот и взяла только пол головки вытянутыми в трубочку губами.

— Он в меня не влезает! – пожаловалась она!

— Ничего, влезет! Пошире варежку раскрывай! – засмеялся я!

— Ахахах! – радостно ответила Вика своим звонким смехом и посмотрела на меня влюблённым взглядом. – Я всё сделаю, папочка! Ты мне подсказывай, хорошо! – и она широко открыла рот и оделась на член. Головка исчезла за её губами. Сделав несколько неумелых движений она с чпоком выпустила головку изо рта.

— У меня получилось? – радостно спросила она.

— Ну почти.

— Что значит, почти. Он был весь в моём ротике! – возмутилась она

— Только головка. Это примерно… десять процентов! – глянув на член, прикинул я.

— Ты врёшь всё, папочка! Как он влезет мне в рот, если и сейчас едва поместился! – не поверила она! Я молча смотрел на неё.

— Что, правда?!

— А ты попробуй ещё! – и Вика, с сомнением глядя на член, максимально открыла рот и проглотила головку, глядя мне в глаза…

— Ещё глубже! – одобрительно кивнул я головой. Вика что-то поделала у себя во рту, видимо решая, куда девать мешающий язык, и проглотила ещё пару сантиметров, с ужасом глядя на меня, но тут же, выплюнув, закашлялась.

— Весь? – спросила она, откашлявшись и вытирая выступившие слёзы.

— Нет! – указал я на свой член, на котором Викина розовая помада отпечаталась только чуть дальше головки.

— Да ладно! Это невозможно, – ты разводишь меня!

— Да ты не гонись за подвигами, это же твой первый раз! Главное, чтоб это доставляло удовольствие, понимаешь? Соси, как тебе хочется. Знаешь мировой рекламный слоган Чупа Чупс, который запрещён только у нас?… – Мы заставили сосать весь мир!

— Хааахаха!!! – звонко засмеялась Вика, – Что, серьёзно? Ахахах! – она стянула с меня джинсы и пристроилась между моих ног поудобнее. Отсмеявшись, она начала сосать, придерживая член в кулачке, двигая им вверх-вниз.

— И язычком работай! Ручкой себе помогай! – наставлял я её. Но постепенно у Вики стало получаться всё лучше и я стал уезжать в далёкие дали! Я смотрел, как Вика двигает головой, забавно тряся косичками с прикреплёнными к ним белыми бантами, на её плечи с лямками от фартучка с белыми рюшечками и на красный пионерский галстук, концы которого то и дело попадали ей в рот и сам перенёсся на много лет назад! Я представил на месте Вики свою первую любовь – Марину. Тогда, о такой картине, как сейчас, я мог только мечтать. И вот, спустя много лет, юношеские фантазии осуществились, – мне отсасывает одноклассница, и… чёрт! Я так скоро кончу!…

— Ну что? Так нравится? – не вовремя прервалась Вика, – У меня получамммшшшмммхррр!? – схватил я её за голову, сминая белые бантики и вернул на свой член!…

— МмммХым! – стала давится Вика, а я всё глубже проталкивал в неё свою головку и тут… – Пффффррррр… – Взлетели сотни спугнутых бабочек в моей голове вместе с первым выстрелом спермы в её горло! Вика, от неожиданности, сильно дёрнулась, соскочила с члена и остальные капли выстрелили ей в лицо и на пионерский галстук, чуть не угодив на самое святое, – звёздочку с профилем вождя пролетариата!

— Это и есть… семя? – спросила Вика, поневоле проглотившая первую порцию спермы и прислушивающаяся к своим ощущениям.

— Да, Белка! Теперь, это оно!

— И что? Я теперь беременна? Ты же кончил в меня!

— Нууу…

— Да расслабься ты, папочка! Знаю я всё про секс, – тебя просто дразнила! Вот сосала первый раз! – задорно засмеялась она! – Мне понравилось! – она пальцем подцепила каплю спермы с пионерского галстука и отправила себе в рот. – Ну вот, форму мне обкончал, как завтра в школу идти?!… – захихикала она.

— Я где-то слышала, что каждый сперматозоид содержит около гигабайта информации, – Так что пару лишних терабайт мне не повредят

— А я классно сосала? – с надеждой спросила она!

— Да, Белка – это было великолепно! – польстил ей я. – Ну что, может, чайку? – Вика стояла и виновато-просительно смотрела на меня

— Что?

— Нууу… Я сделала тебе приятно, ааа… иии… у меня всё хлюпает… там! Мне рассказывали… девочки… что мальчики тоже там….. нууу…. язычком…. делают девочкам! Ты мог бы… – совсем покраснела она…

— Полизать тебя?

— Нет, если ты не хочешь, тооо…. – совсем засмущалась она.

— Ну, я даже не знаю… как то это… неправильно!

— Пожалуйста! – прошептала красная Вика

— Ну хорошо! Пошли в комнату! Ложись вот сюда! Тебе понравится! – и Вика радостно порхнула на кровать и легла солдатиком, глядя на меня в восторженном ожидании! Косички разметались по подушке, подол платья чуть задрался и Вика на автомате его поправила. Поняла несуразность момента и засмеялась! Как мне с ней было легко и просто, – она, своим смехом, сглаживала многие углы в отношениях. Вот и сейчас, она начала шутливо поднимать подол и тут же, со смехом, его опускать, едва я увидел её трусики, дразня меня.

— Вот Егоза! – сказал я, любуясь на её шалости.

— Рррр!!! – прыгнул я к ней, изображая волка, – Придёт серенький волчок и укусит… за лобок! Вика приняла меня в свои объятия и, резко перестав дурачиться, внимательно взглянула своими серыми глазами.

— Ты самый лучший дядя на свете! – прошептала она

— Это ты мне говоришь тогда?… или сейчас?

— Я это тебе говорю всегда!

— Маленький тест на курение?

— Да! Пожалуй! – и мы слились в поцелуе! Затем я начал целовать её шею, фартук в районе значка, мимолётно чмокнул в живот и, наконец, спустился к голым коленкам, торчащим, из под короткого платья. Теперь я пошёл обратным движением вверх, по пути задирая юбчонку носом, целуя её бёдра и приближаясь к сокровенному. Там меня встретили Викины руки, целомудренно скрещенные в паху и прикрывающие сокровенное. Я нежно отстранил их и забросил юбку на живот, руки тут же вновь заняли оборону теперь поверх трусиков. Пришлось целовать по отдельности каждый её пальчик и отгибать его в сторону, прежде чем, взявшись за резинку, удалось снять с неё изрядно намокшие трусики. Руки снова легли прикрывать киску, но уже не столь рьяно. Мне пришлось раздвинуть и согнуть в коленях её ноги под шумное, глубокое дыхание племяшки и, наконец, нежно целуя, я убрал её руки с пути, "впервые" увидав её маленькую девственную киску! Гладко выбритые губки были плотно сомкнуты и я начал обцеловывать их по спирали, медленно приближаясь к центру. Вика уже в открытую стонала от удовольствия и не в силах больше терпеть, закинула, согнутые в коленях ноги, к своей груди, от чего губки, с лёгким чпоком, наконец раскрылись, явив своё розовое нутро и я, предварительно лизнув, присосался к этому источнику наслаждения, слизывая её обильные соки. Вика начала метаться по подушке и громко стонать, выгибая бёдра мне навстречу! Я, по привычке, хотел вставить палец ей во влагалище, но палец упёрся в преграду.

— Ой! – отреагировала Вика и на секунду замерла, но потом снова закрутила бёдрами, убедившись, что палец больше не стучится к ней в лоно

— Ай! – вставил таки я свой палец ей в попу, но тут возражений не последовало и я, уже уверенно, повёл мою подругу к оргазму. Наконец её конвульсии стали более непредсказуемые, дыхание частым и поверхностным, ноги, сомкнувшись, зафиксировали мою голову, чтоб мне, не дай бог, не пришла в голову мысль прерваться и спросить, классно ли я лижу!!! И тут она, мелко задрожав всем телом, выдыхая дрожащее – А-а-а-а-а-а-а-а, – тихо кончила, плотно сжав мой палец в попе и рухнув, без сил, на одеяло, тяжело дыша и вздрагивая от затухающих конвульсий. Мне же в этом месте нужно было кое что посмотреть… и, дождавшись, когда пройдут все волны её оргазма, я раздвинул её розовые губки. Вика, поняв меня, потянулась и развела свои губы двумя руками, помогая мне заглянуть внутрь, и… , бог ты мой!… я увидел её девственную плеву, её целку. Она, тонкой мембраной, с маленькой дырочкой посередине, прикрывала вход в Вику! Я был в шоке! Умом я понимал, что это действительно пустяковая операция, это всего лишь слизистая и восстановить её плёвое дело, но я никогда не слышал о таком!

— Ну что? Увидел? – раздался томный голос Вики сверху.

— Всё для тебя, папочка, чтоб ты, наконец, лишил меня девственности и вошёл в меня… своим красивым,. .. вкусным,. .. большим членом, и чтоб я металась под тобой от боли и наслаждения не в силах слезть с него, да и не желая того! Ты готов? Папочка?! Сделать свою племянницу женщиной?!…. И тут я понял, что она действительно любит меня, раз пошла на такие шаги. И я, наконец, прочувствовал всю важность момента!

— Нет! – сказал я, и Вика с удивлением подняла голову, внимательно посмотрев на меня..

— Что? Ааа… ты опять рефлексуешь, дядюшка!

— Я просто хочу… продлить этот момент! Ведь это же всего раз в жизни! Ты даришь мне самое дорогое, что у тебя есть и…. это здорово и… спасибо!

— Угу! Именно ради таких слов к нам в клинику и приходят девушки, порой не по одному разу. В основном с востока и кавказа, где ещё стараются блюсти традиции. И вот она приходит такая, нагулявшаяся, а её отец замуж продал. Вот и восстанавливаем… Эта операция проста, как три копейки, но у нас она стоит дорого!… потому что вот!!…- традиции!!!

— У меня никогда не было девственницы! – сознался я.

— У тебя? Да ладно! Ну вот вместе её и лишимся! А теперь…, ты что-то говорил про вино! – хитро сощурилась Вика…

Продолжение следует

Написано специально для bestweapon.ru Любое перепечатывание или копирование на других сайтах без согласия автора запрещено.