Плата за проживание (2 часть)

Краткое содержание предыдущей части: Степан Фёдорович, владелец пустующей квартиры, сдаёт жилплощадь малообеспеченной семье, матери и дочери, не требуя с них платы. Платы деньгами… Вместо денег он желает получить тело дочери, молодой девушки Светы…

Она лежала поперёк двуспальной кровати, на спине, прижав руки к бокам и плотно сведя ноги. Абсолютно голая черноволосая девушка. Лицо её не выражало никаких эмоций, глаза безучастно смотрели в потолок скромно обставленной полутёмной комнаты. Мужчина средних лет, стоя рядом с кроватью, жадным взглядом оглядывал нагую девицу, перемещая взгляд с лобка, покрытого чёрными завитушками, на поджарый живот, небольшие груди, венчающиеся тёмными сосочками, и на лицо лежащей девчонки.

— Свет, я не хотел так поступить с тобою в тот раз, – проговорил Степан Фёдорович, расстёгивая рукав рубашки.

— Так получилось, понимаешь? – мужчина расстегнул воротник.

Девушка ничего не ответила, лишь плотнее прижала руки к бокам, вытянув пальцы. Бросив взгляд на девичьи коленки, Степан Фёдорович присел на кровать, возле самого Светиного плеча. Коснулся пальцами девичьей щеки, провёл по шее, сжав ладонь на Светиной груди, ощущая под пальцами крохотный сосочек.

Поглаживая грудь девушки, мужчина бросил взгляд в угол комнаты, на стул. На стуле в беспорядке лежала Светина одежда: спортивные штанишки, футболка и лифчик, на спинке висели трусы. Чуть в стороне сиротливо стояли домашние тапочки. Не далее как двадцать минут назад Степан Фёдорович вновь пришёл в этот дом. Мать девушки, как и в тот раз, была на работе. Не тратя времени на чай, мужчина взял Свету за руку и мягко, но решительно, отвёл в эту самую комнату.

Пока он зашторивал окна, девушка, переминаясь с ноги на ногу, стояла посреди комнаты, с отчаянием посматривая по сторонам. Закончив с окном, Степан Фёдорович обернулся к девчонке.

— Не бойся, тебе не будет больно как в тот раз, – мужчина подошёл к Свете, положив ладони ей на талию.

Света хотела отстраниться, отворачивая лицо. Не убирая рук, чувствуя молодое девичье тело, мужчина прижал Свету к себе, осторожно обняв её за спину. Прижался, вдыхая запах девичьих волос. Волосы пахли шампунем, от Светы исходил тонкий аромат чистоты, молодости… и безысходности. Степан Фёдорович опустил руки, положил ладони на ягодицы девушки.

— Я сам тебя раздену, хорошо? – ласково, словно бы и не спрашивая, спросил он, просунув пальцы под резинку девушкиных штанов.

Поцеловал Свету в плотно сжатые губы, стягивая с неё штаны, пытаясь забраться языком глубже. Девчонка зажмурилась, напряглась, всё также пытаясь отстраниться, плотнее сжимая губы. С неохотой отпрянув от Светы, мужчина чуть присел, стянув штаны девчонки до коленей.

— Подними руки, – попросил он, распрямляясь.

— Я сама, – девушка принялась снимать с себя футболку, показав белый лифчик.

— Садись, – прошептал мужчина, усаживая девушку на кровать и беря из её рук снятую футболку.

Футболку забросил на стоящий в углу стул, взялся за спущенные Светины штаны. Пока снимал их, девушка поочерёдно поднимала ноги, отворачивая лицо. Степан Фёдорович то и дело бросал взгляд Свете между ног, на такой притягательный и соблазнительный клочок белой ткани. Несколько чёрных волосков пробивались наружу, прилипнув к коже ног, сквозь ткань трусов проглядывал чёрный бугорок.

Штаны также полетели на стул, мужчина присел на кровать рядом с девушкой, оставшейся в одном лишь нижнем белье. Протянул руки, намереваясь расстегнуть замочек девичьего лифчика. Девушка опередила мужчину, быстро завела руки за спину, щёлкнув замком. Лиф сполз со Светиной груди, обнажив аккуратную девичью грудь, упал на бёдра, чуть слышно шлёпнув застёжкой по кровати.

— Трусики сама снимешь? – Степан Фёдорович оглядел сжавшуюся девушку, Света обхватила себя руками за плечи, закрыв грудь, чуть наклонившись вперёд.

— Сама, – девчонка кивнула головой, уткнув взгляд в колени.

Мужчина встал с кровати, деловито поставил ближе к стулу Светины тапочки. Пока девушка, лёжа на спине, уперевшись в кровать ступнями, снимала с себя трусы, подняв таз, подобрал с белой простыни лиф и положил его на стул.

Света уже лежала поперёк кровати на спине абсолютно обнажённая, вытянувшись в струнку, сжимая в руке скомканные трусики. Наклонившись над нею, Степан Фёдорович принял из слабой девичьей руки последний элемент девичьей одежды. Осторожно держа в руке, словно пробуя на ощупь, повесил на спинку стула Светины трусики.

— В этот раз будет не так, как тогда, – проговорил он, оборачиваясь к нагой девушке, ждущей своей участи на этой самой двуспальной кровати.

Ещё раз проведя ладонью по Светиным грудкам, Степан Фёдорович убрал руку и встал с кровати. Снял рубашку и положил её на кровать, туда, где сидел. Оглядел свой пухлый живот, покрытый чёрными волосками, взялся руками за ремень брюк.

— Ты сделаешь приятное мне, а потом я тебе, хорошо? – мужчина снял брюки, поочерёдно поднимая волосатые ноги.

Обернулся к лежащей девушке, держа брюки в руке. Брюки отправились следом за рубашкой, Степан Фёдорович ловко снял и трусы, мелькнув волосатыми ягодицами. Член его висел к низу, заметно обретая силу, краснея малиновой головкой из-под крайней плоти. Отбросив трусы на кровать, мужчина развернулся к лежащей Свете. Девушка лежала как и прежде, поперёк кровати, головой к стоящему Степану Фёдоровичу, безучастно смотря в потолок, вытянувшись в струнку и не пытаясь прикрыться. Нагая и вся во власти хозяина квартиры.

— Ведь сделаешь? – мужчина подошёл к кровати, едва не касаясь коленями головы лежащей Светы, держась пальцами за основание пениса, поигрывая им.

— Просто открой ротик, – Степан Фёдорович присел, разводя свои колени в стороны, опуская член к Светиному лицу, стараясь прислонить головку пениса к девичьим плотно сжатым губам.

Девчонка всхлипнула, на глазах её показались слёзы. Чуть заметно помотала головой, когда головка почти коснулась её губ. Вздрогнула, как от удара током, вытянув ступни, едва лишь мужчина присел ещё ниже, втягивая живот и смотря вниз, касаясь концом пениса Светиного рта.

— Просто открой ротик, не заставляй меня выселять вас, – держа член пальцами, он легонько похлопал членом по девичьим губам, обнажая головку.

Света вновь всхлипнула, из глаз её полились слёзы. Плача, девушка приоткрыла рот, сдерживая рвотный рефлекс, ощущая на языке и нёбе что-то склизкое, видя перед глазами волосатую мошонку и ухмыляющееся мужское лицо.

— Вот так, так… – зашептал Степан Фёдорович, то распрямляя ноги, то вновь чуть приседая, опуская пенис в приоткрытый девичий рот, ощущая, как крепнет его пенис, как щекочет головку язык девушки.

— Хорошо, хорошо… – тяжело дыша, шепнул мужчина, задержав член во рту Светы, переступив ногами.

Лёжа с членом во рту, девчонка не могла сдержать слёз. Слёзы текли по её вискам, оставляя на волосах мокрые дорожки. Тяжело дыша, втягивая воздух носом, ощущая запах ненавистного ей мужика, Света издала глухой стон, стараясь пошире раскрыть рот, дабы не касаться губами пениса. Мужчина вновь присел, словно бы желая усесться на девичье лицо, ухватился пальцами за член, вынул его из Светиного рта. Девушка глубоко вдохнула, набирая полные лёгкие воздуха. Степан Фёдорович, смотря вниз, вновь коснулся головкой члена девичьих губ, проталкивая член глубже, нащупывая им девичье горло.

Света задыхалась, нечленораздельно мыча, пока хозяин квартиры сосредоточенно совал пенис в её открытый рот. Слюна пенилась, стекая по подбородку девушки, оставляя липкие струйки на её шее. Член окреп, оттопыривая девичью щёку, распирая её изнутри. Вдоволь натешившись, Степан Фёдорович вынул пенис изо рта девушки, держа его пальцами, чуть потряхивая им над Светиным лицом.

— Раздвинь ноги, – прошептал мужчина, забираясь коленями на кровать, берясь руками за ноги девушки.

Раздвинул, пристраиваясь, стоя на коленях между её ногами. Поглядел вниз, на открытую вагину в окружении чёрных волосков. Девчонка распласталась под ним, вытирая руками мокрый рот, подняв к потолку заплаканные глаза. Степан Фёдорович наклонился вперёд, уперевшись руками в кровать, покрывая собою лежащую девчонку. Смотря на девичьи груди, немного прилёг, член его мягко коснулся Светиного лобка, головку приятно защекотали девичьи лобковые волосы, ствол вжался в половые губы, тёплые, но сухие.

— Сейчас, сейчас… – мужчина принялся тереть ладонью промежность девушки, выгибаясь, смотря вниз, упираясь в кровать одной рукою.

Света тихонечко завыла, закусив губу, ощущая ладонь мужчины у себя между ног. Пальцы Степана Фёдоровича проникали между половыми губами, большой палец растирал клитор, безжалостными движениями, вжимаясь в него подушкой, словно желая вмять его внутрь. Мужчина тяжело запыхтел, с его лба сорвалась капелька пота, упав на девичью грудь.

Девушка закрыла глаза, желая лишь, чтобы это всё поскорее закончилось. Между ног нестерпимо зудело, мужчина поменял руки, с его носа сорвалась очередная капля пота. Не имея больше сил терпеть, Света жалобно закричала, потянув руки к терзаемой промежности.

— Не мешай! – Степан Фёдорович легонько ударил девушку по ладони, пристраивая головку члена к её растёртому влагалищу.

Устроился поудобнее, поддерживая член пальцами, жарко дыша в девичье лицо. Дёрнул бёдрами, схватив Свету за бедро, дёрнул ещё раз, проталкивая пенис в девичье сухое, сопротивляющееся лоно. Девчонка тоненько вскрикнула, извиваясь под мужчиной, уперевшись ладонями в плечи Степана Фёдоровича, ощущая ритмичные удары в область лобка и жгучую боль между ногами.

— Хорошо, хорошо… – Степан Фёдорович на миг остановился, положив локти на смятую постель, покрывая собою всю девушку, страдающую под ним.

Ухватился руками за девичьи плечики, вновь задвигал тазом, смотря в мокрое Светино лицо. Девушка лежала под ним, чуть слышно подвывая, смотря в потолок. Её голова, двигаясь, повторяла ритм тела, содрогающегося от яростных толчков. В глазах застыли слёзы боли и унижения. Ощущая приближение оргазма, ещё более ускоряясь, мужчина вспомнил недавний анальный половой акт с этой самой Светой, на кухонном столе. Сейчас, как и в тот раз, было весьма узко и сухо. Но сейчас он ощущал её молодое тело, кожей чувствовал волосы её лобка, прижимался к грудям… Степан Фёдорович жадно впился губами в девичьи уста, проталкивая язык в рот девушки, не сбавляя темпа, чувствуя, что скоро всё и завершится.

Он хотел кончить в девушку, страстно при этом её целуя. Мужчина обхватил ладонями Светины щёки, вытянул ноги, распластавшись на девчонке, безостановочно двигая тазом между её разведёнными в стороны ногами, и бурно излился, не сдерживая крика и не останавливаясь. Света дёрнулась, как от удара, жалобно заревела, поднимая руки, желая прикрыть лицо. Мужчина не торопился выходить, лёжа на девчонке, ощущая запах её тела, ощущая приятное жжение в паху и влагу, касаясь губами мокрых Светиных щёк и проводя по ним языком.

— Всё хорошо, хорошо, мама ничего не узнает, – зашептал он, гладя Свету по волосам, разглядывая её мокрое, зарёванное лицо, ощущая, как их мокрые тела словно бы прилипли друг к другу…

В глубине квартиры, заливаясь звонкой трелью, пропел Светин мобильный телефон.