Письмо Аркадию

Здравствуй друг Аркадий. С тех пор как я написал тебе свое последнее письмо, в моих отношениях с Анатолием и Светланой мало что изменилось, я, по — прежнему, заезжаю к ним в гости.

Как известно, случается, что некая фраза, удачно произнесенная к месту, и ко времени вызывает череду интереснейших воспоминаний.

Так было и в тот раз. Я был в гостях у моих друзей. Июнь стоял жаркий. Дневной зной угнетающе давил на организм. Мокрая от пота рубашка прилипала к спине. Хоте-лось одного – стать под прохладный душ или, что еще лучше, искупаться в реке. Но все это было возможно только после работы. Зной изнурял, а день тянулся очень медленно.

На наше счастье на календаре была пятница, наверное, самый ожидаемый день недели. Суббота и воскресенье — свободные дни, но пятница тем и хороша, что после нее при-ходит суббота. Едва дотерпев до окончания рабочего дня, мы отправились на дачу. Прав-де по дороге пришлось заскочить в магазин и закупиться продуктами.

Добрались до дачи уже к вечеру. Солнце село, и нежные теплые сумерки окутали дач-ный поселок. Стало легче.

Прибыв на место, в меру выпив и, немного закусив, мы расслабились. Вечерняя про-хлада и усталость взяли свое. Наступило благодушие, идти на речку не очень — то уже и хотелось. В жизни так часто случается, меняются обстоятельства и коренным образом меняют желания. Но для меня купание в данном случае являлось скорее ритуалом, чем необходимостью. Как оказалось, мои желания совпали только с желаниями Светочки.

Однако, Анатолий уютно растянулся на диванчике и категорически отказался идти на речку.

— Канары далеко, а нам и на диванчике неплохо.

На наш ультимативный запрос он ответил официальном коммюнике, в котором, отказ от купания, он обосновал наличием комаров, которые обязательно изгрызут его нежное упитанное тело, как только он обнажится под луной.

Однако, нас со Светой желание искупаться не покинуло. Предприняв несколько тщетных попыток поднять Анатолия с дивана, мы отправились купаться вдвоем.

Это немного нарушало мои планы относительно процедуры купания. С самого утра я предполагал не только купание в обнаженном виде, но и логическое продолжение этой процедуры. А именно – романтическое занятие сексом втроем под луною.

Но, как говорится, человек предполагает, а кто-то нами располагает. На берегу реки было тихо и немного таинственно. Время было позднее, даже птички молчали, устроившись спать после трудового дня. Река неторопливо журчала в корнях и ветвях деревьев. К счастью, охотников купаться ночью в тех дачных местах кроме нас со Светой не нашлось. Оно было к лучшему, можно было спокойно купаться голышом. После утоми-тельного знойного дня хотелось почувствовать свое единение с природой.

Неспешно раздевшись, мы развесили одежду на кустах ивняка и по прохладному песочку направились к воде. Светлана шла впереди меня, и я с удовольствием любовался ее фигурой. Луны, вопреки моим ожиданиям на небе не было. В тот день для нее был не сезон. На небе сияли яркие звезды, и белел млечный путь.

Светлана в сказочном свете звезд светилась своим телом совсем как русалка. Не зря в народе сохранилось множество преданий о русалках. Во всех, без исключения, легендах русалки выглядят как юные девушки. И сейчас рассеянный свет звезд откровенно обманывал меня. Передо мною маячило нежное и гладкое тело юной девы. Я догнал ее и обнял. Но нет, это была не русалка. Под моими руками отзывалось живое, теплое и податливое женское тело. С этим телом я был хорошо знаком уже несколько лет. Но в тот смутный момент под звездами я с наслаждением обнял его словно в первый раз. Вся обстановка под загадочным небосклоном способствовала милому обману, и мне было приятно обманываться в сумраке. Я сполна поверил, что под моими руками было обольсти-тельное тело совершенно незнакомой мне молодой девы. Однако, эта дева игриво вывернулась из моих объятий и со смехом ринулась в прохладную воду.

Догнав Светлану в воде, я подхватил ее на руки. Она потянулась ко мне всем своим горячим телом, обняла за шею и протянула губы для поцелуя. Разумеется, я охотно прильнул к ее пылким губам. Да, целоваться она умела и делала это умопомрачительно. В том смысле, что во время ее поцелуев разум у меня затуманивался, и на арену выступали совершенно конкретные неудержимые желания.

Держать Светочку на руках в воде было очень легко. Об этом давным-давно позаботился Архимед, который придумал очень хитроумный закон, согласно которому на тело, погруженное в воду, действует выталкивающая сила. Интересно, сколько женских тел перетаскал в воду для своих экспериментов Архимед, чтобы разобраться со своим знаменитым законом? Крепкий видно был мужик и очень большой любитель женщин.

Светлана развернулась ко мне лицом, прижалась ко мне своими теплыми сисечками, развела ноги и охватила ими меня вокруг бедер.

Друг Аркадий, это очень удачная поза для тех, кто хочет насладиться друг другом в реке или море. При этом совсем не обязательно искать уединения, если страсть настигла вас на людном пляже. Женщине достаточно снять под водой свои трусики, а мужчине приспустить плавки. И, пожалуйста, граждане, занимайтесь сексом сколько угодно. Думаете, окружающие заметят это и замучат вас советами? Отнюдь. Мало кто из окружающих обратит на вас внимание. Разве только откровенно громкие женские стенания при-влекут внимание плавающих поблизости людей. Но, скорее всего, они примут ваше совместное сопение за заурядное умственное напряжение, возникающее у студентов заочников при решении дифференциальных уравнений. Возможно, у кого-то возникнет ре-зонный вопрос, с какой стати решать в воде дифференциальные уравнения? И вот этот-то момент как раз крайне озадачит проплывающего мимо, он присмотрится, поймет сущность происходящего и свою, в данный момент, ненужность для озабоченной парочки, и поспешит удалиться, дабы не мешать.

Одним словом, наша поза была крайне удобная и недвусмысленная. Ее мохнатая щелочка была плотно прижата к моему животу, а мой окрепший корешок настойчиво упирался Светланке куда-то промежду ее ног. Все располагало к тому, что бы я поднапрягся и аккуратно вставил его туда куда нужно. Светочка, по всей видимости, была полностью склонна к этому и, в ожидании приятного момента, нетерпеливо ерзала на мне своими бедрами.

Друг, Аркадий, тебе, наверное, известно, что природная осторожность обычно остерегает мужиков влезать ночью голыми в воду. Мало ли какая водяная нечисть может покуситься в темноте на их мужское достоинство. Меня этот факт тоже тревожил. Шутки шутками, а укусит некто за яйца – с кого потом спросишь. Видимо, именно по этой причине поза, при которой Светлана самоотверженно прикрывала своим задом мой мужской агрегат от незримых врагов, действовала на меня успокаивающе. Но, береженого – бог бережет. Вполне логично в данной ситуации, с точки зрения природного инстинкта, было бы понадежнее укрыть хотя бы часть моего агрегата. К примеру, куда – то во внутрь женского тела. Нужно отметить, что упомянутый агрегат, сам по себе, вполне профессионально принялся искать надежное убежище. К слову сказать, категорического отказа ему в этом не наблюдалось, и уютная пещерка гостеприимно приоткрывала свои губки.

Но вот тут, друг Аркадий, начинаются сложности, плохо понимаемые со стороны. Поиметь чужую жену в реке под звездным небом было бы очень похвально. Но Светочка для меня не просто чужая жена. Ее статус был совершенно иным, гораздо более любопытным. Она относилась к тому редкому типу женщин, у которой были двое мужчин. Причем, эти мужчины не враждовали, не ревновали, а прочно дружили между собой. Да, такой любовной гармонии удается достичь далеко не каждой женщине. История донесла до нас молву о таких счастливых женщинах.

Достаточно широко известно, что Огарев и Герцен обменивались женами. Маяковский в любовном согласии жил с семейством Брик, — известны и другие примеры, я их всех сейчас припомнить не могу. Не хочется отвлекаться от нашей темы.

Вот и у Светланы был ее муж и я. И мы все трое были крепко привязаны друг к другу и очень любили заниматься сексом втроем.

В текущий момент мы со Светочкой соединились в тесном объятии в ночной реке, а ее муж лежал на диванчике и с нетерпением ожидал нашего возвращения, для того чтобы всем вместе заняться нашим любимым делом. И я никак не мог позволить себе обмануть его ожидания. Было бы замечательно, конечно, ублажить Светлану в реке, а потом еще разок на глазах ее мужа, но в моем возрасте было уже проблематично удовлетворить по хорошему женщину два раза подряд. А привести Светланку к ее мужу с бессильно обвисшим членом и опустошенными яичками было бы, по меньшей мере, непристойно. Не того он от меня ждал.

Исходя из этих деликатных соображений, я нежно обнимал Светочку за мягкую по-почку, оглаживая все ее вкусные места, поддерживая, таким образом, в ней сладостное возбуждение. Однако до страстных порывов я старался ее не доводить.

Задрав головы, мы вместе любовались звездным небом. Бесконечность мироздания подчеркивала хрупкость и моментальность человеческой жизни. Вероятно поэтому, великий инстинкт продолжения рода настойчиво толкал нас друг к другу все ближе и ближе. Хотя куда уже было ближе. Светлана, плотно охватив меня своими ногами, откинулась спиной на набегающий водный поток и запрокинула голову назад. Так было гораздо удобнее любоваться звездным небом. Устраиваясь поудобнее, она поерзала своими бедрами, и ее поза стала еще более эротичной. Я с наслаждением перенес свои руки с ее по-почки на ее груди, всплывшие в воде. Над нами яркой светящейся точкой проплыл спутник.

Далекие звезды, струящаяся по телу вода, близкая женщина мутили разум и формировали конкретное желание вынести Светлану на берег, поставить ее на коленки на этом прибрежном песочке в позу, известную под странным названием «раком». Не знаю, кто придумал это название и почему поза называется именно так. Единственное объяснение такому факту, которое приходит мне в голову, это та самая поза, в которой к раку сзади можно подобраться без больших проблем. Спереди-то у него клешни, а сзади он доступен! Так и женщина в этой позе – сзади полностью доступна.

Одним словом, мне захотелось поставить ее в эту общеизвестную позу и с наслаждением насадить ее на мой напряженный член. Вы скажите, обычное желание обычного мужика, тискающего голую женщину за сиськи. Может быть все это и так. Но не стоит сбрасывать со счета и окружающую колдовскую обстановку. Теплая звездная ночь и обнаженная желанная женщина на живописном берегу реки. Нет, Аркадий, голая женщина под звездным небом, это что-то особенное. В кровати все это смотрится совсем по иному, прозаичнее.

Здесь на природном просторе это совершенно поразительное состояние. Фантастика. Вот сейчас я поставлю ее на коленки, обниму за широкие бедра и воздену глаза к небу. А небо над нами бездонное. Мы с ней, да и наша планета со всем, что на ней есть — мельчайшие пылинки во вселенной. И вот мы с этой Женщиной бросаем вызов бесконечности. Мы можем размножаться, мы можем заполонить всю вселенную.

«Человечество не останется вечно на Земле» – утверждал известный ученый. И нами овладевает неудержимое желание заполнить Вселенную себе подобными. Я плотнее прижимаюсь к ее воздетой к небу попе и ввожу в нее свой агрегат, предназначенный для размножения, к этому моменту величественно окрепший от такой вселенской ответственности. Она с охотой принимает его и издает страстный стон, заставляющий меня решительно втолкнуть его в ее лоно аж по самые яйца.

Если в этот момент посмотреть в бинокль с Луны на Земные просторы, то без труда можно заметить тысячи пар занимающиеся в этот момент продолжением рода человеческого. Величественное зрелище. Вот бы нам всем объединиться в одну огромную компанию. Вот это был бы наш достойный ответ бесконечности Вселенной.

Все это грандиозно, но как посмотрит Анатолий на мое желание производить потомство для заселения Вселенной посредством его жены. Кормить то всю эту ораву потомков придется ему.

Да, это серьезная проблема, и решать ее необходимо по-иному. Разумеется, мы просто обязаны дать достойный ответ мирозданию, сияющему на небосводе тысячами звезд, но, видимо, придется отложить этот процесс на другой раз.

Реализм возвращает меня на Землю, а если еще точнее – в речку. К тому же, в воде становится прохладно. Увы, с этим фактом приходится смириться, тем более что мой корешок от холода совсем скукожился и стал совершенно не пригоден для использования в таких глобальных мероприятиях.

Мы выходим из воды, я беру полотенце и оборачиваю им Светочку. С огромным наслаждением я вытираю ее плечи, мягкие груди и уютный животик. Мои руки дольше необходимого задерживаются у нее между ног, массируя ее мохнатые губки, и переме-щаются на ее фактурную попочку. В ответ она с удовольствием поигрывает ею и нежно мурлычет, пока я вытираю ее полотенцем.

По всей видимости, мои вселенские настроения передались и Светланке. Ну а чему тут удивляться, эта женщина по духу близка мне. Ей тоже хочется чего-то возвышенного, возможно даже патетического, и она торжественно говорит мне:

— А хочешь, я пойду до дачи совершенно голой?

Она еще спрашивает. Разумеется, я был в восторге от ее предложения. Откровенно го-воря, мне давно хотелось своими глазами увидеть, какое ошеломляющее впечатление производит ее обнаженное тело на посторонних. Частично это как-то удалось реализовать во время нашего совместного отдыха на море, но только частично — не полностью. А очень хотелось бы представить Светлану совершенно голой перед другими мужиками. Хотя бы на нудистском пляже. С огромным удовольствием прогулялся бы с ней по такому пляжу. Я даже точно не знаю, чего именно мне хочется услышать от других в адрес ее тела. Восхищение, зависть, осуждение? Главное, она сама не против такой идеи. В этом, в ней проявляется основной инстинкт женщины. Она должна обольщать мужчин своим аппетитным телом. С каким бы сладострастием я наблюдал, как у мужиков встают их члены при виде Светочкиных прелестей. А уж потрахаться со Светланой при зрителях было бы совершенно кайфово. Одно условие — зрителями должны быть совсем посторонние для нас люди.

Но вернемся к нашей реальности. Пройтись с голенькой Светочкой по улице дачного поселка — это была бы круто. Особенно щекотала возможность встречи с кем-нибудь. Какими бы шальными глазами припозднившиеся пешеходы смотрели на ее голые сиськи и все прочее. Да особенно, если бы встретился кто — либо из знакомых. Вот бы у него глаза повылазили. А нам, хоть бы что, мы спокойно идем себе, а я при этом совершенно непринужденно обнимаю ее за талию и сияю от удовольствия как медный пятак.

— Ну, так как, идем? – насмешливо переспрашивает Света и тянет меня за собой.

Отступать мне некуда, и мы совершенно голые отправляемся в путь. Однако, хочется продолжения этого эйфорического состояния.

Как только мы вошли в переулочек между дачами, я остановился и присел перед нею. Своим носом я ткнулся ей между ног. Мой язычок скользнул сквозь заросли волос к ее вожделенной щелочке.

Светочка с удовольствием задрала одну ногу и оперлась ее на штакетник какой-то дач-ки, так, чтобы мне было удобнее добраться до ее щелочки. При этом она положила руки мне на затылок и плотнее прижала мое лицо к своему телу. Мой язык провалился в ее влажную горячую плоть и жадно принялся разглаживать ее сладенькие складочки.

— Там, наверное, пахнет рекой, — возбужденно вздыхая пробормотать она.

Но там пахло не рекой, а тем удивительным и притягательным ароматом, который так неудержимо привлекает нашего брата.

Ну чего еще надо для счастья? Было изумительно. Теплая звездная ночь, обнаженная женщина и я ласкающий ее вожделенные губки. Так бы стоять и наслаждаться друг другом до утра.

— Нас Толик, наверное, заждался, — словно из тумана донесся до меня ее жалобный всхлип.

Я с сожаление оторвался от столь увлекательного занятия и взглянул на нее снизу вверх. Прямо надо мной круглился ее животик. Над ним, словно дыньки, свисали ее груди с возбужденно торчащими сосками, а еще выше виднелась ее шея, страстно воздетая к звездному небу.

— Накинь халатик на плечи, но не застегивай его, — придя в себя, пробормотал я, — не ро-вен час, встретится еще кто из знакомых.

Вот в таком легкомысленном виде, переведя дыхание, мы продолжили путь по узеньким улочкам дачного поселка. Я в спортивных брюках под которыми бугрился торчащий член, а она, в накинутом на плечи халатике, выставив на обозрение звездам и возможным случайным прохожим свои прелести. Однако, никто нам не встретился, на улицах поселка было безлюдно и тихо.

Как только мы вошли в калитку их сада, Светочка ловко скинула свой халатик и, размахивая им над головой как флагом, голышом прошлась по садовой дорожке, поигрывая своими бедрами, словно порнозвезда на подиуме. Изумительная женщина. Если бы нашлись полуночные зрители, они бы оценили это откровение бурными аплодисментами. Но потенциальные зрители уже спали, и это дефиле осталось без должной оценки на-родных масс.

Анатолий действительно заждался нас. Его взгляд был слегка насмешлив, словно во-прошал: « Ну что, голубчики, не утерпели без меня?» Вот эта его двусмысленная улыбка поначалу смущало меня. Особенно заметно это проявлялось на наших первых фото сеансах. Потом она постоянно провоцировала меня на конкретные шаги по пути интимно-го сближения со Светой в его отсутствие. И уже потом, она являлась выражением его одобрения моих действий в отношении его жены. В такие моменты я ему страшно завидовал. Он любил свою жену, и их чувства были настолько чисты, что он позволял ей заниматься со мною сексом. Наверное, ему льстило, что его жена нравится другому муж-чине. А если ей приятно получать от него сексуальное удовольствие, так пусть она получит это удовольствие.

Мы опять сели за стол, немного выпили и закусили. Правда, на этот раз Светочка не стала одеваться, чем придавала нашему застолью определенный лирический эротизм.

Мы о чем – то непринужденно болтали, в воздухе витало предчувствие семейного секса втроем.

Аркаша, признаюсь — это очень интересное состояние. Возле меня сидят обнаженные женщина и мужчина. Они оба близки мне, причем настолько, что я совершенно забываю, что они семейная пара. Эта женщина одинаково близка нам обоим. Мы оба любим ее, она любит нас. Она готова в равной мере предоставить нам все те наслаждения, которые женщина способна дать мужчинам. А мы, в свою очередь, жаждем ублажить ее всеми теми средствами, которыми одарила нас природа. И делать это мы будем с полным удовольствием для всех троих.

И вот тут Анатолий, повернувшись ко мне, вдруг произнес ту самую замечательную фразу:

— Слушай, а ведь ты трахаешь мою жену уже восемнадцать лет.

Я оторопел. Как? Уже восемнадцать лет прошло с того незабываемого вечера на турбазе? Бог ты мой, как время – то летит. А, кажется, это было только вчера.

Ну а сегодня была наша очередная, неизвестно какая по счету совместная ночь. Мы с Анатолием сопя и кряхтя что есть мочи доказывали Светочке и себе, что есть еще порох в пороховницах, а в яйцах…. ну все что там полагается. Опять я на правах гостя первым ласкал Светлану. За прошедшие годы у нас выработались навыки, которые позволяли делать приятное всем сразу. Мы научились сливаться в объятиях все трое и быть единым организмом.

Светочка за прошедшие годы отточила свое женское мастерство в сексе с двумя парт-нерами. Своим приветливым телом она объединяла нас в один организм и дарила нам редчайшие наслаждения. Секс втроем позволяет испытать такое, что невозможно прочув-ствовать при сексе парой. При таких действиях гораздо лучше понимаешь ощущения как женщины, так и мужчины. Как говориться, со стороны виднее.

Нарезвившись досыта, мы спокойно заснули. Светлана лежала между нами, а мы оба привычно обнимали нашу любимую женщину.

Рано утром я проснулся первым. Анатолий и Светлана мирно посапывали рядом. Никого будить не хотелось. Положив руку на теплое бедро Светочки, я разнежился и увлекся вспоминанием тех эпизодов, которые способствовали нашему удивительному сближению

Ну, все, друг Аркадий. Заканчиваю свое повествование. Но продолжение непременно будет и в нашей жизни и в моих письмах.