шлюхи Екатеринбурга

Пикаперы (2 часть: По ебласам)

Если не сложно, поставьте «нравится» в конце текста.

Продолжение истории всё тех же парней с района — Коли и Виталика, решивших в одночасье превратиться в знаменитых пикаперов. И, как и в первый раз, рассказывая их историю, должен сразу же принести извинения за использование определённой неформальной лексики, принятой «на районе» ибо без таковой передать колорит, увы или ах, не представляется возможным.

***

— О как! — удивилась Верка, поправляя свой халат стоя в проеме входной двери. — Ну, входите… — уже более неуверенно продолжила она. — Валите, что на этот раз привело вас ко мне.

Коля и Виталик, горделиво задрав свои распухшие носы со старательно затертыми следами кровоподтеков, разве что не толкая друг друга, проникли в обитель Верки. Верка удивленно осмотрела их побитые лица, отметила множественные мелкие царапины, легкие покраснения и тут же мысль подозрения закралась в её мозг:

— Опять пикаперили?

Оба со смешанными чувствами закивали головами.

— И раз у меня, то вновь неудачно, — констатировала она. — Чем могу помочь?

— Нам бы это… — замялся Виталик протягивая бутылку пива Верке. Единственную бутылку.

— Ну, как всегда… — добавил смущенно пикапер-Виталя.

— Ну что мне с вами делать?! — рассмеялась Верка похлопывая по щеке Ветала. Последний сморщился от боли, вызванной прикосновением руки к ещё свежим ссадинам. — Всё одно и то же, — с иронией возмущалась Верка, проводя гостей сначала на кухню. — Все так и норовят Верку трахнуть. Нет, не то чтобы Верке это не нравилось, но где же романтика? Где же ресторан, свечи, песни в полночь под окном и надпись краской на асфальте утром: «Верка! Ты лучшая. Будь моей навсегда!» — смеялась уде она. — Только и вижу у всех вас в глазах одно и то же: «Как бы этой корове заколбасить между ног, а на последок кончить поэффектней — в рот там, или анально. На худой конец взять обе груди, расположить между ними свой причиндал и тереть-тереть сиськами, пока сперма не брызнет ей прямо в лицо, на пухлые щеки, повиснет на ресницах…»

— Мы… — что-то выдавил смущенно Колюня. Речь о груди и члене меж ними сразу же пробудили в нем вполне определённые желания и его мужское достоинство уже готовилось выпрыгнуть из поношенных джинс.

— Не боись, однокашка, когда я тебе-то отказывала! — успокоила его Верка. Они и впрямь когда-то были одноклассниками, даже сидели вместе за одной партой. Верка не особо горела желанием к знаниям, потому всецело полагалась на Колюню и с тех пор, даже давно покинув шкoльную скамью, их отношения строились более чем на простом периодическом трахе, меж ними, если позволите, имелась некая свящующая нить, которая… Хотя, Колюня мог бы об этом порассуждать на досуге, когда сперма перестанет бить в голову, но сейчас…

— Верка, не томи, — протянул он. — Не тяни жилы. Пацаны ж сейчас в штаны откончают, а ты всё об одном.

— Нет-нет! — помяла вызывающе руками она свою грудь под халатом. — Сначала история.

Ветал вздохнул и начал, переняв инициативу у Колюни, желая побыстрее проскочить эту формальность.

***

Их старый тазик вновь был непредусмотрительно заправлен Колькиным батяней и теперь тарахтел по улочкам района, подымая клубы пыли и время от времени добавляя в местному смогу ещё пару клубов выхлопных дымов.

Ветал вновь был на коне. В кармане хрустела пускай и тоненькая, но пачечька отечественной валюты, просмотр с полсотни серий выложенных в сети пикаперских работ убедил его в Том, что их первый выезд был случайностью и не более чем «первым блином», а все тёлы так и ждут как бы выпрыгнуть из своих джинсиков с низкой посадкой, позволить отодвинуть в сторону лямочку стильных стринг и предоставить в пользование мокрые прелести лишенные всяких признаков волосяного покрова.

— Не сцы, пацанчег! — успокаивал он Колю, деморализованного после предыдущей их вылазки. — То мы просто на шалав нарвались. С кем не бывает?! Сейчас всё будет совсем по другому!

Коля слушал друга, слышал уверенность в его словах и приятный шелест купюр в его руках и уверенность к нему возвращалась.

— Поехали! — наконец уверовал и он, разворачивая машину в сторону центральных улиц района. — Я хочу беленькую, — финализировал свою решимость он.

Машина с рёвом ворвалась в нужный квартал и тут же замерла на месте.

— Нужно выходить и пикапить на улице, — пояснил Ветал. Колюня не возражал.

— Девушка, мы с другом заблудились, может подскажешь как нам добраться. .. — всяк раз начинал Ветал, лишь видел на горизонте подходящий объект. И ничего что объект либо спешил, либо выглядел явно не вровень порванным джинсам и заклеенным скотчем кроссам пикаперов, Витюня старался и пару раз им даже казалось, что вот-вот вот все склеится и тёла сядет в машину где, как пацаны уже были уверены, всё получится куда проще. Но в последний момент объект пикапа резво спрыгивал, оставляя напряжение в районе ширинке неразрешенным.

— Я там ещё смотрел, — искал выход Ветал. — Пацаны зрелых баб снимают. Ну не так чтобы свинка с пяточком и обвислыми боками, но такие уже не то чтобы в самом соку, но ещё ничё. Мол, от жизни устали, нормального секса с мужьями-алкоголиками давно не было, а вернуть молодость хочется, потому и более сговорчивые, — передавал как мог он услышанную где-то идею

Решили пикапить 35+ раз уж «с молодухами такая засада».

— Мы тут с другом заблудились, — приставал Ветал и, получая ответ как добраться в требуемый пункт, тут же предлагал прокатиться, сразу же получая отказ и удивленную улыбу в лучшем случае.

— Давай не так, — предложил Колюня. — Давай вместо предложения прокатиться предлагать показать дорогу.

И, на удивление, это сработало с первого же раза.

— Конечно, мaльчики, — согласилась усталая, некогда прекрасная женщина, за годы потерявшая свой лоск и блеск, но, видимо, набравшаяся опыта и жизненного цинизма. — Мне как раз туда, потому нам по пути, — и присела на заднее сидение.

На какое-то время Ветал потерял дар речи, вдыхая аромат её духов и робея при одном взгляде на этот ровный слегка потерявший былые точеные формы стан, облаченный в дорогой деловой костюм.

— Вот тут свернуть, — уверенно и даже несколько властно указывала путь дама. Ветал сидел рядом и истекал слюной. — Вы, видимо, что-то мне хотите сказать, — обратилось деловито женщина, уловив пристальный взгляд Ветала. И не заговори она с ним, скорее всего, Ветал так и не осмелился бы открыть рот.

— Я восхищаюсь вашей улыбкой, — произнес он. — И грудью тоже… — зачем-то добил приглушенно.

— Что? — встрепенулась та. У Ветала была ещё возможность свести всё в шутку или, на крайний случай, признать что оговорился, но Ветал продолжил гнуть линию похотливого ловеласа отягощенного пачкой купюр, которыми он готов поделиться…

Машину сначала зашатало по дороге, бросай из стороны в сторону, а потом она и вообще вылетела на скорости в пригорок, бывший в первые пятилетки клумбой, там застряла. Из машины выскочила раскрасневшаяся от гнева женщина, поправила прическу, осмотрела внимательно свою бежевую сумку, сокрушенно покачала головой от вида оторванной лебы и внушительных размеров пятен крови неудачливых пикаперов.

— В следующий раз яйца поотрываю нахрен! — прокричала она в окно пикаперам, ошарашенно взирая как на неё, так и на свои отражения в зеркалах автомобиля.

***

— Как водится, — смеялась Верка. — Выгребли по ебласам. — Может пикап это не про вас?

— Не томи, подруга, — постарался уйти от неприятного разбора полетов Колюня, прекрасно понимая что весь вечер Верка тем или иным способом будет напоминать об их «подвиге», всяк раз смакуя историю и не способствуя тем самым поднятию их самооценки.

— Да ладно, — махнула она. — Пикаперы! Кто готов даме помочь потереть спинку? — вызвались оба.

Верка прямо посреди кухни сбросила халат, оставив свои телеса непокрытыми, и вызывающе покачивая бедрами, направилась неспешно в ванную комнату. Следом за ней семенили Коля и Ветал не на минуту не сомневаясь что высохшие пятна на её спине и ягодицах — это не что иное, как следы совсем недавнего сексуального акта, окончившегося семяизвержением на спину. У Верки прямо перед ними кто-то уже побывал.

— Одна оговорка, мaльчики, — подтвердила предположение сама Верка. — Сегодня без «бутербродов» и других форм анала. Моя попка сегодня уже настрадалась — дайте ей передохнуть.

— Да, да… — закивали два «фалоса» головами ей в след, соглашаясь на это ограничение. Проходя мимо комнаты Коля на пару секунд бросил взгляд во внутрь — растерзанная кровать, резиновый фалос посреди комнаты и пара иностранных бумажек на тумбочке около. Верка не требовала за свои услуги вознаграждения, делая это больше для себя, но если кто предлагал или преподносил подарки, то особо не возражала. Случалось, говаривали, разок в месяц Верку видели ночью и на улице — но то было не её и проделывалось лишь в периоды острой потребности в деньзнаках.

— Не спешите, не спешите, мaльчики, — охлаждала пыл Верка. — Ни кто не уйдет неудовлетворенным, обещаю. Потому давайте сделаем это красиво, как я люблю…

Если не сложно, поставьте «нравится» в конце текста.