шлюхи Екатеринбурга

Первый репортаж. Часть 1

     Наконец-то первое серьёзное задание! Выпускница журфака Катя уже две недели томилась в редакции небольшой полурекламной газетёнки и за всё время выдала только небольшую заметочку о ДТП. А ведь она так мечтала о больших репортажах, сериях статей, надеялась, что её заметят и из заштатного изданьица она попадёт в гораздо более престижное. Что делать, молодости свойственны амбиции… Но вот позавчера редактор предложил ей подготовить большой материал о проституции. Два дня она обрабатывала все, что нашла в прессе и в интернете, вспоминала рассказы бывших однокурсниц, совмещавших в общежитии обе древнейшие профессии. Всё было почти готово, но она решила добавить изюминку – сделать вид что хочет устроиться в агентство интим-услуг и поделиться, так сказать, живыми впечатлениями о том легко ли стать проституткой. Безусловно, работать на этой стезе она не собиралась – потенциального работодателя в конце ожидали дерзко задранный носик и заявление о слишком низких расценках. Она легко созвонилась с одним из таких заведений, взяв телефон из рекламного объявления, которое лежало на столе у шефа и договорилась о встрече.

     И вот она в условленном месте. На указанном перекрёстке долго ждать не пришлось, почти сразу у тротуара мягко остановилась серебристая Тойота.

     – Детка, ты по объявлению?

     – Да!

     – Садись!

     На это Катя не рассчитывала. Думала, потреплемся на улице, если получится – запишу на диктофон, нет – запомню, добавлю к остальному, и материал готов. Теперь же она сидела рядом с весьма крупногабаритным дядей лет тридцати пяти с грубым лицом, украшенным здоровенным родимым пятном на щеке и наголо обритой шевелюрой в машине, которая достаточно быстро куда-то ехала. На заднем сиденье сидела женщинав косынке и тёмных очках, которую Катя даже толком не разглядела.

     – Ой, а куда мы едем?

     – В офис, конечно, кто же об устройстве на работу на тротуаре договаривается? У нас солидная фирма. Но кое что я хотела бы узнать сейчас. Как тебя зовут?

     – Катя

     – Возраст?

     – Двадцать два…

     Впрочем, сейчас поговорим конкретнее.

     Автомобиль остановился и Катя, слегка подталкиваемая амбалом, вошла в подъезд, охраняемый мрачной консьержкой. Офис размещался в необъятной сталинской квартире с высоченными потолками и коридорами, приспособленными к езде на танке. Женщина разместилась за офисным столом с новеньким компьютером, амбал плюхнулся на стул у двери, а Катя осталась стоять. Женщина пристально осматривала её, а посмотреть было на что, Катя была достаточно эффектной девушкой (стройная сероглазая с роскошными каштановыми волосами, аккуратным маленьким носиком, красиво очерченным ртом, ногами “от ушей”, выраженной талией, красивыми бёдрами и крепкой высокой грудью третьего размера) , к тому же, собираясь на “собеседование”, она достаточно смело поработала с макияжем.

     – Ты раньше жила с мужчинами? – поинтересовалась дама, явно хозяйка салона. –

     – Да…

     – А за деньги?

     – Ещё нет…

     – Что ты умеешь? Классика, орал, анал, стриптиз, лесби, ролевые игры?

     – Вообще то только классика и немножко стриптиз… (ради любимого Катюша на третьем курсе два месяца бегала в школу стрип-данса и действительно кое-чему научилась) .

     – Небогато, сразу много не заработаешь.

     На вопросы Катя отвечала автоматически, как робот, а в голове зудело только одно:

     – Не влипнуть бы? Что бы придумать? Как уйти? – и лишь последнее замечание напомнило ей о цели всей авантюры. Раз уж делаешь вид, что хочешь работать проституткой – вопрос о деньгах должен стоять на первом месте. Как бы заинтересованно она поинтересовалась

     – И на что я могу рассчитывать?

     – Пока, судя по твоим ответам – шестьдесят-семьдесят баксов в час. Из них половина – заведению. Будешь больше уметь, будешь нравиться клиентам – можно и больше. Пределов совершенству, как известно, нет. Так, теперь паспорт! Угу, действительно, двадцать два, действительно Катя, с регистрацией ну просто замечательно.

     – Вы знаете, – Катя начала приводить в действие свой план почётного отступления – вообще-то, я рассчитывала на другие условия…

     – Деточка, я сейчас ради тебя могу открыть сайты всех борделей нашего города, и ты увидишь, что там получают неумехи вроде тебя. Но тебе повезло, ты попала в хорошее место, думаю, уже дня через три твоя цена удвоится, а через неделю будешь только ВИП-клиентов обслуживать. Водка и презервативы, кстати, обязательно старайся их использовать, за счёт заведения. Питание оплачиваете и готовите сами, – медоточиво воркуя хозяйка продолжала пристально осматривать девушку.

     – Меня зовут Зоя Александровна, можешь называть просто мамой Зоей, у нас тебе понравится, – и тут же без перехода резко – Раздевайся!

     – Нет, что вы, я, вот так сразу не могу, мне надо подумать…

     – Мне тоже, ты просишь о работе, ставишь условия, я должна видеть товар лицом! Сними сарафан!

     Под взглядом Зои Катя оцепенело расстегнула одну за другой пуговки сарафана и ежась под взглядами сняла его, неловко сжимая в руках. Она осталась в трусиках-танга, легком лифчике (красивое бельё всегда было Катиной слабостью) и чёрных чулках, которые нацепила только для создания образа продажной женщины. Судя по взгляду амбала у двери, образ удался.

     – Вешалка справа! – резкий как хлыст голос Зои.

     – А теперь повернись. Ты что-то говорила о стриптизе, но я пока твоих талантов не вижу!

     Так же отстранённо, автоматически Катя сделала изящный пируэт и манерно передёрнула плечиком, вспомнив былую науку.

     – Вот это хорошо, очень хорошо, а теперь сними бельё!

     – Это не я, это происходит не со мной, я стою в стороне и сама наблюдаю за всем этим! – Всё это вертелось в голове Кати, пока она заученными движениями обнажала замечательные наливные груди, а потом спускала с бёдер трусики и, наконец повернулась к Зое во всей красе, эффектно отфутболив эти самые трусики прямо на монитор. Встала изящно отставив ножку, игриво тряхнула головой, призывно улыбнулась… И тут же, покраснев как рак, прикрыла руками свою изящную бритую щёлочку и грудь.

     – Хороша! Пожалуй, сразу можно за семьдесят! – с этими словами паспорт Кати отправился в сейф, дверца которого тут же захлопнулась, и в ней провернулся ключ.

     – Всё, ты принята, иди, работай! – рука Зои недвусмысленно показывала на дверь в соседнюю комнату, из-за которой раздавались женские голоса, смех, звуки музыки и звон стекла.

     – Но я ещё не готова, мне надо подумать, верните мне, пожалуйста паспорт! – Но стоило Кате сделать попытку одеться и уйти, как амбал у двери ожил.

     – Геннадий, разберись! – по этому сигналу, как овчарка по сигналу “фас”, он молниеносно оказался возле Кати и ещё быстрее нанёс ей удар в солнечное сплетение.

     – Что-то ты побледнела, детка! – и вслед за этим две хлёсткие пощёчины. – И не реви, клиентам не понравишься!

     А когда голая избитая девушка кое как продышалась, окончательно осознав, как она влипла последовал новый жесткий приказ:

     – На колени, сучка! – руки Геннадия как два рельса придавили её к полу.

     – Теперь расстегни Геннадию брюки, вот так, достань член! Быстрее, шлюха! Теперь дрочи его!

     -?!

     – Води кулачком вперед назад, да нежнее, нежнее!

     Совершенно отключившись от реальности Катя, стоя на коленях, в одних чулках сначала одной, а затем обеими руками ласкала член охранника. Из небытия её почти сразу выбил новый приказ.

     – Целуй его! Да не Геннадия, а его болт! Вот так, а теперь язычко лизни его по уздечке, очень хорошо, ещё, ещё, продолжай1 Раз уж тебе идут на уступки с зарплатой, придётся поднимать твою квалификацию в пожарном порядке. Ну, что, не страшно? А теперь обхвати его губками и аккуратно соси, только не прикусывай!

     Этого Катя не делала никогда даже со своим парнем, милым Димочкой, с которым она всего полгода назад лишилась невинности после четырёх лет знакомства. И вот она сосала член в публичном доме совершенно незнакомому и достаточно зверообразному охраннику. Летняя жара сделала своё дело – достоинство Геннадия и его окрестности терпко благоухали потом и чем-то ещё незнакомым и дразнящим. И, несмотря на весь охвативший её ужас и отчаяние, Катюша начала испытывать какое-то странное возбуждение. Девушка очень скромная, воспитанная в строгих правилах, она испытывала своеобразный болезненный интерес к сексу и продажной любви. Нет, она никогда не собиралась этого делать сама, но слушать об этом, читать, видеть на экране… И вот она делает то, что ещё полчаса назад было для неё полным табу.

     Внезапно возбуждение резко увеличилось. Зоя Александровна подошла к девушке, увлечённой первым в жизни минетом, сзади, присела и начала рукой очень нежно и умело ласкать её беззащитное влагалище. Грудь Кати начала вздыматься часто-часто, дыхание теперь перехватывало не только от члена, стремительно разбухавшего у неё во рту и стремившегося в глотку, но и от подкрадывающегося оргазма. А всё происходящее старательно фиксировала Веб-камера.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]