шлюхи Екатеринбурга

Перевоспитание (инфантилизм). Часть 6

     Ленка сдержанно хихикнула.

     – Хочешь писять? – обратилась я к Саше.

     Мальчишка отрицательно мотнул головой, жутко покраснев.

     – Давай, Сашуля, – ласково улыбнулась я, – Принести тебе горшочек?

     Я вопросительно уставилась на донельзя смущенного Сашу.

     – Ну как знаешь, – пожала плечами я после короткой паузы, – Только я на всякий случай отодвинусь в сторону.

     “Сейчас точно пустит фонтан” – подумала я, снова принявшись щекотать мальчишке яички. И точно – Сашин писюнчик судорожно дёрнулся и брызнул тонкой струйкой.

     – Не обмануло тебя предчувствие, – с улыбкой сказала я подруге.

     – Предчувствие предчувствием, но если честно от семилетнего я такого не ожидала.

     – Так поэтому подобные происшествия и называются фонтанчиками неожиданности, – усмехнулась я, – Да, Сашуля? Подумаешь, пустил на пеленальном столе струйку. С кем не бывает.

     Ленка тихонько засмеялась.

     – Или ты специально это сделал? – насмешливо спросила я красного от стыда мальчишку, – Подумал и решил, что самое время пописять, перед тем, как тебе оденут новые штанишки. Чтоб подольше оставались сухими.

     – Ему с этим номером нужно в цирке выступать, – засмеялась Ленка, – Дрыгать ножками и писать.

     – Может ты и для нас сейчас на бис выступишь? – хитро прищурилась я, легонько потеребив кончиками пальцев Сашину мошонку.

     – Сразу охотно задрыгал ножками, – хихикнула Ленка, – А вот писать похоже большем нечем.

     Я подключила вторую руку, принявшись щекотать Сашу между яичками и дырочкой в попе. “Будет прикольно, если удастся добиться от него еще одного фонтанчика” – подумала я, наблюдая за дергающимся Сашиным стручком.

     – Ага! – торжествующе улыбнулась я, когда дрыгающий ногами мальчишка пустил короткую струйку, – Значит что-то нашел.

     Ленка снова хихикнула.

     – Всё? – обратилась я к Саше, снова пощекотав ему мошонку, – Можно вытаскивать из-под тебя марлю или еще пописяешь?

     Мальчишка продолжал смущенно молчать.

     – Смотри у меня! – сказала я Саше, стряхнув с его писюнчика на марлю последние капли.

     – Прикольный мальчуган, – улыбнулась Ленка, – Твоего Сашу и вправду трудно после этой струйки воспринимать, как семилетнего.

     – А он нам что последние полчаса пытается доказать? – усмехнулась я, вытягивая из-под Саши марлю, – Мокрой постелью и поведением на пеленальном столе, включая этот фонтан. Наверно давно мечтал вернуться в ясельный возраст. И нашим малышам всю неделю тайно завидовал – особенно двухлетнему Андрюше.

     – Ты ж сказала, что он только до года пускал во время детских процедур фонтаны.

     – Кто? Андрюша? Он и сейчас подобными вещами занимается. Правда гораздо реже, чем в грудном возрасте. У мальчиков это, как видишь, долго может продолжаться.

     Я кивнула на красного от стыда Сашу.

     – Можешь опускать ему ножки, – сказала я подруге.

     Ленка опустила Сашины ноги и я принялась мазать ему кремом низ живота.

     – Кто посикал на марлечку? – ласково спросила я мальчишку, – Маленький Сашуля? Хорошо, что ничего себе не замочил – иначе б пришлось заново вытирать попу с ножками.

     Я довольно ухмыльнулась, заметив, как Сашу захлестнула очередная волна стыда.

     – Такой нежный лобочек, – сказала я, спустившись пальцами чуть пониже.

     – Ага, – согласилась Ленка, – Гладенький, как у грудничка.

     “И довольно чувствительный” – добавила я про себя, наблюдая, как дрожит и ёжится лежащий передо мной мальчишка.

     Было прикольно искать у Саши щекотные места, исследуя его голенькое тело кончиками пальцев.

     “Интересно, что у него чувствительнее: животик или лобочек?” – улыбнулась я, пощекотав мальчишку второй рукой в районе пупка.

     – А теперь займёмся вот этой пипеткой, – объявила я, приподняв Сашин писюнчик, – Только пожалуйста сейчас не надо писять.

     – Он же только что выступил на бис, – засмеялась Ленка.

     После писюнчика я старательно помазала Саше кремом обе паховые складочки.

     – Вот и всё, – улыбнулась, вытерев руки лежащей под мальчишкой пеленкой, – Помазали маленького Сашулю детским кремом.

     “Сейчас тебя ждёт еще один сюрприз” – ухмыльнулась я, сходив к комоду за Сашиной одеждой.

     – Раз тСашуле сегодня так нравится быть малышом, то и одежда будет соответствующей, – сказала я, продемонстрировав Саше салатовые колготки и желтую майку, – Чего скривился? Не нравится цвет колгот? Могу принести другие.

     – Не хочу-у! – громко заревел мальчишка, едва я начала одевать ему колготки.

     – Сейчас же успокойся! – повысила голос я, – У нас все носят колготки. Посмотри на остальных деток, – я махнула рукой в угол комнаты, – У Андрюши голубенькие, у Коли бежевые, а у Максимки такие же, как твои – салатовые.

     С трудом натянув Саше колготки до коленок, я заставила мальчишку встать.

     – А трусы? – поинтересовалась Ленка.

     – Малышам никто трусики под колготы не одевает, – заявила я, – Только лишнюю вещь стирать, если описяется.

     – Воспитательница нашей ясельной группы точно так же рассуждала, – усмехнулась Ленка, – Маленькому ребенку трусики не нужны.

     – Я не маленький! – протестующе заявил Саша.

     – Да? – насмешливо улыбнулась я, одевая Саше майку, – Тогда откуда на простыни такое большое мокрое пятно? Что молчишь? Разве не ты у нас на диване спишь?

     Аккуратно заправив Сашину майку в колготки, я подтянула их повыше.

     – Классно в этих колготках смотрится, – заметила я, повернувшись к подруге.

     – Натянула чуть ли не до груди, как ясельному, – хихикнула Ленка.

     – Детские колготки так и носят, – улыбнулась я, продолжая разглядывать Сашу.

     – Никак не можешь на мальчишку налюбоваться? – усмехнулась Ленка.

     – Ага, такой лапочка.

     “Ему в этом прикиде на крыльцо будет выйти стыдно, не то что шляться по дачному поселку” – довольно усмехнулась я, подумав, что решилась еще одна проблема.

     Я помогла Саше слезть со стола и отправилась на кухню.

     “Что им сейчас дать на полдник? – задумалась я, открыв один из кухонных шкафчиков, – Можно булочки с корицей”.

     Я достала 4 блюдечка и положила на каждое по маленькой булочке.

     “А сок сегодня дам яблочный, – решила я, – Малыши его очень любят. Наверно потому, что слаще других. Кстати, Саше надо налить его в детскую бутылочку – как Андрюше. Хотя одной семилетнему наверно будет мало. Дам две. Хорошо, что у нас полно этих бутылочек”.

     Я открыла один из кухонных шкафчиков и вынула оттуда три детские бутылочки.

     “Вот эту, зеленую, дадим Андрюше, – решила я, – А две фиолетовых Саше. Надо будет проследить, чтоб не перепутали. Потому что в Сашин сок мы сейчас добавим… – я хитро ухмыльнулась, – Специальных витаминов”.

     “Витаминами” были пакетики с мочегонным порошком, купленным мной специально для Саши.

     “Не должен чувствоваться в соке, – подумала я, насыпав порошок в обе Сашины бутылочки, – Тем более в таком сладком”

     – Полдникать! – крикнула я в зал.

     Не прошло и минуты, как на кухне появилась Ленка в сопровождении четырех мальчиков.

     – Ты, Коля, садись сюда, – принялась рапоряжаться я, – И Максимка свою чашку знает.

     – А эти бутылочки кому? – поинтересовалась Ленка, – Андрюше? Все три?

     – Андрюше только одна, – пояснила я, – Вот эта. А две фиолетовые – Саше.

     – Шагавший за Ленкой семилетний мальчишка резко остановился.

     – Что ты на меня так уставился? – обратилась я к Саше, – Эти две бутылочки тебе.

     – Не хочу из таких пить! – обиженно заявил мальчишка.

     – Куда налили, оттуда и будешь пить! – повысила голос я, шлепнув Сашу по попе.

     Мальчишка скривился и громко заревел.

     – Это только начало, – пообещала я Саше строгим тоном, – Если сейчас же не сядешь за стол, спущу колготы и отлуплю по голой попе. Прямо тут, у всех на виду. Я с тобой в отличие от Юли церемониться не собираюсь.