Пацаны-4. Часть 2

     — На вот, клади ее сюда. — он постелил перед ним юбку.

     Дальше пошло как по маслу. Девушку уложили на спину, широко распялили и задрали вверх ноги, мужик, кряхтя, устроился между ними и понеслось… Женское тело дергалось в такт ударам сосредоточенно сопящего мужика, раздавались глухие шлепки сталкивающихся тел, мужской зад ритмично дергался между белеющих в темноте ног, с каждой секундой увеличивая темп. Достигнув пика, он остановился ненадолго и вскочил, торопливо стягивая презерватив. Молодой подошел к делу основательнее. Не торопясь, он поводил головкой между губок от клитора до ануса, поэкспериментировал с ее ногами, поднятыми на разную высоту и разведенными на разную ширину, подбирая оптимальный угол проникновения… В общем, сразу было видно, человек намерен получить максимальное удовольствие. Закончилось все, однако, самым тривиальным образом — так и не определившись, он попросту резко всадил в скользкое влагалище по самые яйца, продолжив трахать ее в стиле предшественника. Единственное различие между ними было в том, что молодой, кончая, издавал такие звуки, которые сделали бы честь опытной в симуляции оргазма женщине.

     Потом они ушли, бережно поддерживая под руки спотыкающуюся девушку. Подождав на всякий случай минут десять, мы выбрались из зарослей и отправились искать дорогу домой. Как оказалось, мы находились буквально в двух шагах от весьма оживленной тропы, которая и вывела нас к знакомым местам. Подходя к дому, я почему-то был уверен, что там нас, как и вчера, ждет тетя Люда. Это было бы очень кстати, так как после того, что мы наблюдали член стоял так, словно я не трахался неделю. Тем больше было мое разочарование, когда дома мы никого не обнаружили.

     — Нету… — печально произнес Леха.

     — Подождем, может придет еще… — продемонстрировал я остатки оптимизма.

     — Не, вряд ли. Второй час ночи уже. Если еще не пришла, значит там ночевать останется.

     — И что нам делать?

     — Спать ложиться. К утру-то она точно вернется.

     Собственно, другого нам и не оставалось. Раздевшись, мы отправились каждый в свою постель. Я укрылся одеялом и честно попытался заснуть, однако сделать это оказалось затруднительно. Член падать не собирался и как я ни вертелся, постоянно во что-нибудь упирался, напоминая о себе. В голове прокручивались события сегодняшнего вечера, как те в которых я сам участвовал, так и другие, где я был просто наблюдателем. Леха тоже ворочался и вздыхал. Промучавшись так довольно долго, я пришел к выводу, что в таких условиях уснуть мне не удастся. Хоть иди на улицу и лови первую попавшуюся бабу. Впрочем, я же и так был не один! На что нужны друзья, если не для того чтобы помочь в трудную минуту?

     Стянув под одеялом трусы, я шепотом позвал:

     — Леха! Ты спишь?

     — Неа. . А ты?

     Я фыркнул.

     — Угадай! Можешь попробовать с трех раз.

     Он не ответил.

     — Лех! — позвал я снова.

     — Чего тебе?

     — Лех, я так не засну.

     — Как «так»?

     — Ну вот так. Ты же тоже вон не можешь. Лех, иди сюда.

     Подошел он не сразу.

     — Ну чего тебе? — остановился он перед кроватью. Его светлые трусы, хорошо заметные в темноте, приподнимались спереди.

     — Ложись. — приподнял я край одеяла.

     Он лег рядом. Мой член уперся ему в ногу. Я немедля забрался ему в трусы, обхватив бархатистый ствол. Он положил руку на мой. Некоторое время мы молча дрочили друг другу. Но простой онанизм был уже для нас слишком пресным. Я с головой нырнул под одеяло и поймал губами его член. Леха шумно выдохнул и разбросал ноги в стороны. Я тщательно обсосал головку, перебирая пальцами его яйца. Потом начал впускать его в рот глубже. Стало даже интересно, насколько глубоко я смогу его принять. Получалось, если прямо, в направлении горла, то совсем немного, меньше чем наполовину. А вот если чуть в сторону, за щеку, то вполне себе нормально. Хотя тоже далеко не весь. Чистоте эксперимента мешал сам Леха, то подкидывая тазом, то толкая рукой мою голову. Один раз при этом головка достала мне до горла, после чего я некоторое время давился кашлем, не прекращая сосать. Почувствовав, что он перестает себя контролировать, плотнее обхватил его ствол губами и энергичнее заработал языком. И в тот же миг соленая густая влага заполнила мне рот. Проглотив все, я выбрался из-под одеяла.

     — Теперь ты.

     — Сейчас, отдышусь только… А ты хорошо сосешь, почти как мать.

     Я даже не знал, радоваться ли такому комплименту. Получается, мать-то все равно лучше. При этом, однако, у нее и опыта не в пример больше.

     — Сейчас посмотрим, как у тебя получится…

     — А ты обязательно так хочешь? Есть же способ лучше.

     — Леш, мне хоть как, только побыстрее!

     — Сейчас…

     Он откинул одеяло, смазал мне непонятно откуда взявшимся в его руке вазелином член, остатки размазал себе между ягодиц. Я начал приподниматься, уступая ему место на кровати.

     — Нет-нет. — остановил он меня — Лежи, я сам.

     Одеяло отправилось на пол. Леха присел надо мной на корточки, нащупал член и приставив его себе к анусу начал медленно опускаться. Это медленное проникновение в туго обволакивающее член отверстие было настоящей пыткой. Я затаил дыхание, борясь с желанием двинуть бедра ему навстречу. Усевшись на меня до самых яиц, он поерзал, вызвав шквал восхитительных ощущений, и так же медленно начал приподниматься. Тут уж я не вытерпел и нетерпеливо дернул его вниз.

     — Лех, ну хватит издеваться уже! — возмутился я.

     — А я думал, тебе так нравится… — нахально сообщил он. — Хочешь по другому?

     — Хочу!

     Леха наклонился вперед, опираясь на руки навис надо мной и принялся в хорошем темпе трясти задом. Вот это было именно то, что мне нужно! Член ходил в заднице, изгибаясь где-то там внутри. Сперма, и до этого находившаяся недалеко, наконец-то нашла путь наружу и хлынула в Леху.

     — Ну все, все, хватит. — остановил я, когда член уже опал и вывалился из него.

     Уставший Леха слез с меня, тяжело пыхтя.

     — Ну что, теперь спать? — спросил он.

     — Я — да.

     — Ну и я тогда да. — он подобрал трусы и забрался на свою кровать.

     

     Вот теперь я заснул очень быстро.

     Мы не слышали, когда и в каком виде пришла тетя Люда. Проснувшись утром, мы обнаружили ее мирно посапывающей на своем диванчике.

     — Еще бы, если она всю ночь не спала, то теперь до обеда дрыхнуть будет! — сказал Леха.

     — Ага, точно. — согласился я. — А если еще учесть усталость от непрерывных физических упражнений этой ночью…

     Леха не сдержался и захихикал, прикрывая рот чтобы не разбудить мать.

     Полдня мы слонялись без дела, не зная чем себя занять. Наконец тетя Люда проснулась и встала, зевая и потягиваясь.

     — Ну как, мам, сходила? — Лехино лицо изображало совершенно невинное любопытство, словно он и не знал, куда она ходила и зачем.

     — Нормально. — она приняла эту игру, делая вид что не понимает, что именно интересует сына.

     — Мам! — сын не выдержал — Ну рассказывай же! Подробно! Нам же интересно!

     — Да что там рассказывать… Встретились, посидели, пошли к нему, ну и так далее…

     — Что «далее»?

     — Что, что… Трахались мы. Всю ночь. — Она потянулась, улыбаясь. — Классно-о-о…

     Леха почему-то ее восторгов не разделял.

     — Мам… А с нами что, плохо?

     — Нет, почему же. . И с вами хорошо, и с ним хорошо. Просто вы по-разному это делаете, а мне разнообразие нравится.

     Я лично этому объяснению не поверил, но промолчал. Леха тоже не стал спорить, а вот верит он этому или нет я так и не понял.

     — Мам, а мы тебя вчера полночи ждали.

     — Да? Я даже догадываюсь для чего. — усмехнулась она.

     — Ну и это тоже.

     — Вы уж извините, ребят, сегодня я вам ничем помочь не могу.

     — Да нам и не надо пока.

     — Нет, правда. — она смутилась. — У меня там и так… Вот…

     Лехина мать повернулась к нам задом, наклонилась и приподняла ночнушку. Вся промежность была растерта докрасна. Малые половые губы вывернуты поверх больших, анус тоже заметно выпячен, кожа вокруг него покраснела. На ягодицах и бедрах синяки от сильно сжимавших их пальцев.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]