Пацаны-4. Часть 1

     Следующий день был полной копией предыдущего. Утро – завтрак – пляж – обед – небольшой сон – пляж – домой.

     – Ребят! – тетя Люда вертелась перед зеркалом – Вы бы не сидели дома-то. Хоть просто по набережной прогуляйтесь! Или по парку. Может, с девчатами познакомитесь. – она на секунду отвернулась от зеркала, подмигнув нам.

     – Угу. – Лехе определенно не нравились эти ее вечерние походы.

     

     После ее ухода я добросовестно попытался последовать совету. Леха упирался, придумывая причины, не позволяющие ему выйти на улицу. Я раз за разом разбивал его возражения как несущественные, но окончательно победил только часам к одиннадцати.

     К моему удивлению, на улице в это время оказалось море народу. Впрочем, нам быстро наскучило ходить среди чинно вышагивающей толпы, единственной целью которой было, что называется, “на людей посмотреть и себя показать”. Мы направились в парк, где было заметно свободней. Точнее, по слабо освещенным аллейкам изредка прогуливались парочки, а чаще не было вообще никого. Кое-где некоторые сидели на скамейках и самозабвенно целовались, не обращая на нас никакого внимания. Были и такие, кто сворачивал с дорожки и исчезал в темноте под сенью деревьев.

     – Слышь, Миха! – Леху осенила гениальная мысль. – Они же туда трахаться идут! Пошли за ними, посмотрим!

     – Да ну, вряд ли. . Их вон сколько, наверное все время друг на друга натыкаются… – лезть в темноте на пересеченную местность было неохота, плюс к тому теплилась надежда, что тетя Люда, как и вчера, обломается с мужиком и вновь воспользуется нами.

     – Ну пойдем! Вон как раз парень одну тащит! Точно тебе говорю – трахать будет!

     Не дослушав моих возражений, он потащил меня следом за ними. Присмотревшись к парочке, я понял, что от них действительно всего можно ожидать. Парень был изрядно под мухой, девушка же вообще передвигалась исключительно с его помощью. Мы на некотором отдалении крались, стараясь не производить излишнего шума. Кавалер уверенно вел даму меж кустов и деревьев. Чувствовалось, что если уж он и не местный житель, то точно завсегдатай этих мест и знает все окрестные тропинки. Я начал опасаться, что мы не найдем дороги назад, когда пара вышла к цели – небольшой полянке, на которой, однако, стояли по краям несколько скамеек. Усевшись на первую попавшуюся, парень пристроил девушку к себе на колени и задрав футболку принялся лапать небольшие груди, пользуясь отсутствием лифчика. Не встретив сопротивления, он оставил их в покое и переместил руку под юбку. Тут девушка тоже поначалу не возражала, но когда его пальцы достигли совсем уж, видимо, запретной зоны, она встрепенулась, слезла с колен, села рядом и отодвинулась. Перекинувшись с ней парой фраз, парень начал квест заново – поцелуй, поглаживание доступных мест, грудь, колени, промежность… и снова сбой на том же месте. Раздосадованный, он что-то резко сказал. Нарвался на не менее раздраженный ответ. Слово за слово, и парочка разругалась вдрызг. Парень встал, демонстративно сплюнул и ушел. Девушка, проводив его взглядом, достала из сумочки банку пива, высосала ее в два глотка и задумалась, повесив голову. А может, просто задремала, учитывая ее состояние.

     – Миха! – Леха был возбужден до крайности. – Пойдем к ней! Познакомимся!

     – Ты че? Она ж наверное напилась и спит уже! С кем там сейчас знакомится?

     – А что мы теряем? Попытка – не пытка.

     Нарочито шумя, мы приблизились к лавочке.

     – Девушка! – я потряс ее за плечо. – Что с вами? Вам плохо?

     – Отс-с-стань…

     Мы сели рядом с ней.

     – А как вас зовут? – теребил ее Леха.

     Она подняла голову, посмотрев на него ничего не видящими, пьяными глазами, и ничего не сказав, отвернулась. По лицу на вид ей было лет двадцать. Не красавица, но не настолько, чтобы отпугнуть двух сексуально голодных самцов. Произнеся еще несколько незначащих фраз, Леха приподнял ее подбородок двумя пальцами и полез целоваться, неожиданно встретив полное взаимопонимание. Глядя на них, я осторожно, боясь каждую секунду получить по рукам, задрал ее футболку на шею и положил ладони на маленькие упругие девичьи груди. Убедившись, что мне за это ничто не грозит, я начал все сильнее поглаживать и мять их, пощипывая за твердые горошины сосков. Леха скосил глаза вниз и увидев чем я занимаюсь, решил двигаться дальше. Его рука легла на ее колено и поползла по внутренней стороне бедра, сдвигая юбку к поясу. Я повторил то же с другой ногой. Когда из-под юбки показались желтые трусики, мы, не сговариваясь, остановились. В какой момент обломался наш сбежавший предшественник мы прекрасно помнили. Вернувшись к коленям, мы потянули их в разные стороны. Ее ноги послушно разъехались.

     Второй рукой я массировал ей грудь, Леха не отрывался от ее губ, а руки наши, наглаживая ее бедра, неумолимо приближались к святая святых. Коснувшись трусиков, я замер, но ничего не произошло. В следующий раз я сунул палец под них, совсем чуть-чуть. Потом подальше. Почувствовал, что с другой стороны трусики приподнимает Леха. Добравшись наконец до влажной расщелины, мы столкнулись с ним пальцами. После непродолжительной путаницы сферы деятельности распределились – Лехина рука двинулась вверх, к клитору, я же теребил малые половые губы, готовясь проникнуть в заветное отверстие. Легкая дрожь, пробежавшая по ее телу, показала что Леха достиг цели. Она подалась тазом вперед, ноги раздвинулись еще шире. Я безбоязненно откинул юбку вверх и подвинул мешающие трусики в сторону. Моему взору открылся коротко стриженый лобок, Лехины пальцы, совершающие круговые движения в верхней части половых губ и мои, осторожно скрывающиеся в глубине девичьего тела. От созерцания этого меня отвлек Леха.

     – Миха, не переставай, отвлекай ее, а я ей щас в рот дам.

     Его рука исчезла из промежности. Девушка обеспокоенно шевельнула ногами. Вынимать пальцы из плотно обхватившего их отверстия мне не хотелось. Соскользнув с лавки на землю, я устроился между ее ног и присосался к клитору губами. Раздался едва слышный вздох. Леха тем временем взгромоздился на скамейка и лихорадочно расстегивал штаны. Оглаживая языком скользкую горошину, я насколько возможно поглядывал вверх, следя за событиями. Выпустив свое орудие на волю, Леха принялся водить толстой головкой по губам девушки. Та неловко отворачивалась и мычала, плотно сжав губы. Леха аккуратно, но настойчиво поворачивал ее лицом к себе. Потом все повторялось. Когда я начал подумывать, что ничего у него не выйдет, девушка собралась сама сказать ему об этом открытым текстом. Но едва она приоткрыла рот, как Леха тут же заткнул его членом. Девушка замычала, я ускорил движения языка, и вскоре все успокоилось. Ее бедра подавались мне навстречу, во рту у нее размеренно ходил член, раздавалось Лехино похотливое пыхтение и громкое женское причмокивание.

     Я на ощупь расстегнул брюки и вывалив елду, попытался вставить ее в положенное место. Оказалось, что лавка не предусматривает подобных развлечений, будучи сантиметров на десять выше необходимого. Помучавшись так и этак, я понял, что позицию надо менять радикально. С некоторым трудом оттащив упирающегося Леху, я положил девицу на скамейку набок, стянул мешающие трусики и задрав одну ногу почти вертикально вверх получил превосходный доступ к необходимым мне местам. Губки разошлись и приоткрывшаяся дырочка призывно глядела на меня. Леха уселся, пристроив ее голову себе на колени, совместил член с приоткрытым ртом и надавил ей на затылок. Женские губы без всякого сопротивления скользнули по напряженному стволу. Леха, довольно выдохнув, продолжил прерванное занятие. Поскольку самому ему в таком положении шевелиться было неудобно, он, не мудрствуя, обхватил ее голову и методично надевал на член. Я же, посмотрев на это и порадовавшись за друга, еще раз полюбовался беззащитной женской промежностью, нащупал головкой вход и медленно надавил. В отличие от Лехиной матери, взрослой рожавшей женщины, член входил туго, с трудом раздвигая стенки влагалища. Войдя до конца, я начал с частых мелких толчков в глубине. Постепенно амплитуда увеличилась, ощущения от плотно охватившего член женского полового органа приводили меня в восторг и я сам не заметил, как наступил оргазм. Изливаясь последними каплями, я запоздало подумал, что по хорошему надо было бы одеть презерватив, но тут выяснилось, что Леха давно дергает меня за плечо.

     – Миха, валим отсюда! – тряс он меня. – Быстрее!

     – Ты чего? – удивился я, застегивая штаны.

     – Менты!

     – Где? – я оглянулся по сторонам. Вокруг по-прежнему не было ни души.

     – Там! – он показал куда-то в сторону – Я рацию слышал!

     Словно в подтверждение его слов, оттуда снова раздалось неразборчивое шипящее бормотание. Торопливо усадив девицу на лавку и одернув ей юбку, мы бегом бросились в кусты. Там Леха притормозил.

     – Чего стал?

     – Подожди. Посмотреть надо. Заметили они нас или нет.

     – Какая тебе разница?

     – Большая. – он направился обратно, пригибаясь. – Если не видели – можно не спешить. А если видели – когти рвать. И отсюда, и вообще из поселка.