Пацаны-3. Часть 1

     Утро ненамного улучшило наше состояние. Ни за завтраком, ни по дороге на пляж никто не вспоминал о вчерашнем происшествии, но что-то этакое все равно витало в воздухе. До самого обеда мы ожидали всех возможных неприятностей, но ничего так и не произошло. Я решил, что, может и вправду, все обошлось. Вернувшись домой пообедать, мы заодно и подремали, пережидая самое злое солнце, и ближе к вечеру снова отправились на пляж. Тут-то, на аллейке, он нас и перехватил. Я сразу понял, что это тот самый вчерашний мужик. И правда, лицо, как говориться, кавказской национальности, невысокий, лысый, с большим пузом. Неприятный, в общем, тип.

     – Пайдем! – потянул он тетю Люду за руку – Пагаварым…

     Она не стала спорить, наверное тоже его узнала. Отойдя от нас метров на пять, мужик что-то ей долго втолковывал. Нам было плохо слышно, только изредка долетали обрывки слов – “с несовершеннолетним”, “статья” и еще что-то угрожающее… Лехина мать больше слушала, изредка коротко отвечая, но уйти не пыталась. Наконец о чем-то договорившись, кавказец довольно шлепнул ее по заднице и исчез в кустах. Тетя Люда вернулась к нам.

     – Мам, чего он?

     – Ох, ребят. . – она вздохнула – Попала я. Говорит, тюрьма по мне плачет за развращение несовершеннолетних. Посадить грозится. . Брешет конечно насчет посадить, но крови попортить может…

     – Ну так он же не для этого подходил? – сообразил Леха – Чего он хочет? Денег?

     – Если бы… Чего мужику от бабы надо? – она снова невесело вздохнула – В общем, сказал, вечером в гости зайдет.

     – Мам, а может сбежим? Прямо сейчас? На маршрутку – и все? Делов-то!

     – Не получится. Он и про это предупреждал. И тут я ему верю.

     Она грустно улыбнулась и потрепала Леху по голове.

     – Ладно, перетерплю как-нибудь. Хватит об этом, пойдемте.

     Остаток дня был испорчен. Без удовольствия проторчав на пляже, домой мы вернулись раньше обычного. Тетя Люда несколько раз предлагала нам на время ожидаемого визита пойти куда-нибудь погулять, но тут воспротивился Леха.

     – Мам, ты чего? Чтобы я тебя неизвестно с кем оставил? Мало ли что от него ждать? Может он маньяк какой?

     – Лешенька… – уговаривала она – Он же от своего не отступится. А я при вас не смогу…

     Но Леха уперся насмерть. В конце концов мы остались дома.

     Гость явился поздно, да еще и не один.

     – Это племянник мой – пояснил он, и заметив изменившееся лицо тети Люды, добавил – Нэ бойся, он просто за компанию посидит, тебя нэ тронет.

     Племянник внешне очень напоминал дядю в молодости. Разве что лысина еще не достигла такого же размера и пузо поменьше. Гости по хозяйски разместились за столом, пригласив и нас. Молодой торжественно достал бутыль с чем-то мутноватым, разлил всем и выдав первый тост, уставился на тетю Люду. Проследив, чтобы она выпила все до капли, небрежно опрокинул свой стакан и закусил помидором. Мы тоже отхлебнули по глотку обжигающей жидкости, с непривычки задохнувшись и закашлявшись. Никто на это внимания не обратил.

     – Все хорошо будет, красавица! – успокаивал тетю Люду старший, наливая еще по одной. – Тэбе понравится, сама просить будешь!

     Наше присутствие, похоже, нисколько его не смущало. Выпили по второй. Лехина мать молча жевала салат, не глядя ни на кого. Мы чувствовали себя очень неуютно, зная, что сейчас должно произойти. Наверное, действительно лучше было бы пойти погулять. Теперь же оставалось только гадать, когда именно все начнется.

     Терпение у мужика кончилось после пятого тоста.

     – Ну, красавица – заявил он, поднимаясь и развязывая шнурок на шортах – Раздэвайся.

     Тетя Люда густо покраснела.

     – Здесь же дети…

     – Какие дети? Видел я, как они тебя вчера… Дети… Скажешь тоже… – он повернулся к племяннику – Ваха, помоги ей!

     Тот словно этого ждал, мигом оказался около женщины и выдернул ее из-за стола, задирая халат.

     – Не надо, не надо, я сама. – тетя Люда расстегнула оставшиеся две пуговицы и повела плечами, стряхивая его.

     – Э-э-э… Нэ подготовилась… – осуждающе произнес старший, узрев лифчик и трусики.

     Он уже был совершенно голый, с грозно торчавшим из-под нависающего живота членом. Я совершенно автоматически про себя отметил, что размерчик-то не сильно отличается от моего. Тетя Люда избавилась от белья и понуро ожидала дальнейших указаний. Мужик улегся на кровать, закинув руки за голову.

     – Ну что стоишь? Иди, садись, покажи что умеешь… – указал он глазами на член.

     Женщина медленно взобралась на него, направила орган в себя и начала опускаться. Мужик поморщился.

     – Стой! Ты что, не чувствуешь? Больно же! Что у тебя там сухо так?

     Он поискал взглядом племянника

     – Ваха! Дай ей…

     Молодой понял, о чем речь. Достав из кармана банку, он свинтил крышку и протянул тете Люде.

     – Вазэлин!

     Она обильно смазала покачивающийся перед ее лобком член, привстала и с опаской села на него вновь. На этот раз по небритой роже мужика разлилось блаженство. Тетя Люда, приподнимаясь в очередной раз, тоскливо посмотрела на нас с Лехой и тут же отвела взгляд. Мы во все глаза смотрели на нее, на колыхающиеся груди и исчезающий между губок член. Клитор тоже увеличился в размерах и терся о жилистый скользкий ствол. Молодой не мог отвести от этого глаз, заходил с разных сторон, приглядывался, причмокивал и вздыхал.

     – Нэт, не так! – старшему что-то не понравилось. – Слезай!

     Тетя Люда, словно не слыша, продолжала ритмично насаживаться. Не дождавшись, он выбрался из-под нее сам и слез на пол.

     – Раком стань!

     Женщина послушно встала на четвереньки поперек кровати. Мужик слегка похлопал ее по спине, требуя опуститься пониже. Чтобы оказаться на нужном уровне, ей пришлось сложиться вдвое. Оба интимных отверстия смотрели прямо на нас. Молодой аж застонал от такого зрелища. У нас с Лехой, помимо воли, тоже стояло. Мужик примерился, воткнул член и принялся трахать ее, энергично вращая тазом. Молодой, когда-то успевший достать свою елду и подрачивая, не выдержал.

     – Дядя! – тронул он старшего – А можно мне тоже?

     – Потом! После!

     Он часто задышал, движения стали резче и глубже. Тетя Люда охала в такт им, и я подумал, что ей, наверное, несмотря ни на что, это нравится. Старый забормотал что-то по своему, прижался к женской заднице и замер. Я скосил глаза на Леху. Леха смотрел на это с приоткрытым ртом, одной рукой пошевеливая в штанах. Я поймал себя на том, что тоже поглаживаю себя, но сверху, через брюки.

     Как только старший вытащил из Лехиной матери свое хозяйство, на его месте оказался молодой. Торопясь, он вбил в подготовленное родственником влагалище длинный тонкий член и принялся дергаться с невообразимой частотой. Мне на ум сразу пришел кролик. Дядя снисходительно смотрел на родственника, поглаживая свое орудие, почему-то ни капли не утратившее ни размеров, ни твердости. Молодой оказался не только шустрым, но и терпеливым. Или просто кончить у него почему-то не получалось. Старший, не дождавшись, еще раз смазал член вазелином и довольно грубо отодвинул молодого в сторону. Ваха зло глянул на дядьку, но спорить не стал. Да, решил я, сильны традиции на Кавказе… Я бы и отцу родному не уступил в такой ситуации.

     Старший не спеша занял место позади пошевеливающей задом и постанывающей женщины, взял член двумя пальцами и направил его в верхнюю дырочку. Туда, как я точно знал, она не давала даже Лехе несмотря на его настойчивость. Пока не ожидающая подобного тетя Люда поняла, что происходит, член уже вошел довольно глубоко. Тут она дернулась, вскрикнула, но у мужиков и этот вариант был отработан. Молодой обхватил ее поперек туловища и дернул навстречу родственнику. Старший одновременно с этим качнулся вперед. В результате его член оказался по самые яйца в прямой кишке, а Лехина мать издала громкий вскрик и завыла.

     – Ну чего ты орешь? – вопрошал молодой, продолжая удерживать ее и зажимая рот. – Первый раз что ли? Что? Правда первый? Ну мы же не знали… Ну извини… Как же ты так, до стольки лет дожила, а туда не пробовала…

     Старый в это время плавными размашистыми движениями трахал поскуливающую женщину, не обращая внимания на всхлипы и слезы. Остановился он только один раз, да и то для того, чтобы получше смазать используемое отверстие. Нам с Лехой, из-за более открытого расположения этой дырочки, все было отлично видно. Член, растягивающий сфинктер между восхитительных белоснежных ягодиц, возбуждал неимоверно. Еще немного, и мы бы кинулись занимать очередь за этими двумя.

     Молодой, убедившись в том, что женщина смирилась с происходящим и не пытается вырваться, отпустил ее.