Пари

     Летнее солнце не милосердно жгло уставший город. Под тентом не большого кафе, расположившегося на людной улице, сидели два парня, не спеша потягивали прохладное пивко, веселясь оценивали проходивших мимо девушек.

     

     – Во какая! – Мимо прошла стройная женщина лет 35, вьющиеся русые волосы трепал ветерок, каблучки звонко цокали по асфальту. Парни оценили и упругую грудь, и стройные ножки, и изящную попку.

     

     – Я знаю её, белобрысый отхлебнув пивка отставил быстро пустеющую кружку, – это мать Витьки с первого курса. А ты что вдруг опечалился?

     

     Он посмотрел на своего вдруг замолчавшего друга, высокого брюнета лет 25.

     – Понравилась? Хочешь её трахнуть? Давай.

     – Хочу, только как? Она не захочет.

     – Не захочет? – белобрысый белозубо расхохотался, отхлебнув из бокала, знаю я баб, она хочет и захочет. Давай на спор, она сама тебя снимет и даст.

     – Темноволосый заинтересованно посмотрел на него. Если даст, с меня сотня баксов без всякого спора. Ну, порукам.

     Сегодня день рождение любимого сыночка, Антонина заканчивала хлопотать на кухне, за столом собрались его друзья, с некоторыми она была знакома, но некоторых видела в первые. Вот этот белобрысый крепкий парень, откуда он взялся? Витя говорил, кажется, что он со старшего курса. Красавчик. Отгоняя грешные мысли уселась за стол, подняв бокал шампанского чокнулась с весёлыми друзьями, и с белобрысым красавцем, заглянувшему ей в глаза:

     Спустя пару дней в её дверь постучали. На пороге стоял красавчик блондин, смущённо сжимая в руке тетрадь.

     – Я к Вите.

     – А его нету дома.

     – Он просил у меня конспект, который у меня остался с первого курса, можно его подождать? Надо кое-что объяснить ему. Я думаю, он скоро придёт.

     – Проходи. Хочешь кофе?

     – Да. Меня Колей зовут. Он посмотрел в её голубые своими кошачьими.

     – Я помню, -ответила она, слегка смутившись.

     – Вы кто по профессии?

     Они сидели за столом в гостиной, мягкий вечерний свет наполнял комнату тенями.

     – Я программист.

     – А папа?

     – У него нет папы. Вернее, мы развелись много лет назад, когда Витя был маленьким.

     – Что это из кухни палёным пахнет?

     – Не может быть, я всё выключила, пойду проверю.

     Коля незаметно бросил в её чашку маленькую таблетку.

     – Странный вкус у кофе.

     – А вы с печенкой, вкусные печенки.

     Антонина, вдруг почувствовав не преодолимое возбуждение, встав со стула,

     умоляюще посмотрела на него.

     – Коля, Коленька, иди, уходи же…

     – Сейчас, только печенку доем. Он щёлкнул выключателем и комнату залил бесстыдно яркий свет. Уверенно и быстро сдёрнул с неё футболку, повалил на стол. Не в силах сопротивляться, она не понимала, что происходит. Затем он сдернул штанишки, трусики белым комком улетели в угол. Лифчик оказался под грудью. Раздвинув ноги положил её ладонь на горящее влагалище. Стремясь погасить бушевавшее в нём пламя, она принялась ласкать себя. Он не спеша надел презерватив, включил видеозапись на телефоне, толчком вошёл во взвизгнувшую от удовольствия Антонину.

     – Дорогая, мне пора. – Коля, застегнув брюки выключил запись на телефон снисходительно пошлепав Антонину по попе.

     Она лежала на животе, вцепившись в смятую скатерть, соски горели, ягодицы по-прежнему ощущали стальные пальцы и грубые шлепки о его бёдра, влагалище пылало и истекало жаром. Она смогла лишь, застонав проводить его взглядом. Николай, просмотрев её телефон и сделав короткий звонок, бросил в чашку, из которой она пила использованный презерватив забрал её с собой, и взяв печенку удалился.

     Спустя пару часов он ей позвонил и предложил просмотреть почту. В почте было видео. Коля предложил ей встретиться и все обсудить, прежде чем видео увидит в интернете весь Универ.

     Утром он ждал её в кафе, кормя весёлых воробьёв свежим хлебушком. Она пришла, загнанно и злобно глянув спросила, – Что тебе нужно?

     – Мне нужно, чтобы ты познакомилась и дала вот этому парню. Вот его фото, запомни его. Понравься ему, ты же пылкая красотка. Ну – ну, не надо так смотреть. Как у вас там потом сложиться не моё дело, о том, что между нами было, ему не говори. Вообще никому не говори. После встречи я видео сотру и уйду из твоей жизни. В пятницу вечером он будет вот в этом ресторане. Но если нет, то: Он сделал многозначительную паузу.

     – Не надо. Я согласна.

     В пятницу вечером Тоня в одном белье прихорашивалась перед зеркалом. А я красива, думала она, проводя помадой по губам и одновременно рассматривая себя в зеркале. Трусики плотно обхватывали упругую попку, бюстгальтер подчёркивал красоту груди. Не капли лишнего жира. Она вспоминала о бесцеремонном, неожиданном сексе, ворвавшемся в её размеренную жизнь. Разум говорил её НЕТ! А измученное долгими годами воздержания тело говорило ДА! Кто он, этот парень, с которым она встретиться? Зачем всё это нужно? А как я буду с ним знакомиться? Каков он в сексе? От всех этих мыслей она была не много возбуждена.

     Ресторан, , Лесная избушка” находился у окружной дороги. С одной стороны, от него расположилась ревущая и шипящая змея окружной, а с другой – тёмный тихий еловый лес. У входа остановилось такси, и Тоня, одетая в короткое платье вошла в услужливо распахнувшуюся, приветливо скрипнувшую ей дверь.

     Оглядев зал, увидела его, того со снимка в телефоне, отстранив официанта, подошла.

     – Извините, я могу к вам присоединиться, не заказала столик, мест нет.

     – Он недоуменно с интересом смотрел на неё.

     – Извините:

     – Да, конечно. Он сделал знак напрягшейся обслуге.

     Перед ней сидел коротко стриженный темноволосый мускулистый парень похотливо глядящий на неё. Он ей не нравился!

     – Забыла представиться, Тоня. Она улыбнулась ему.

     – Никита.

     Он с интересом посмотрел на неё.

     – Я проезжала мимо, решила зайти, перекусить, никогда здесь не была.

     – Обычный ресторан, кормят не плохо.

     Они разговорились, не заметно стемнело.

     – Вас подвести?

     – А разве мы не поедем к тебе? Она не хотя прижалась к нему.

     – Конечно поедем, он улыбнулся. Поедем на дачу, это не так уж и далеко.

     Дача, которая стояла на краю поселка, окруженная высоким забором осветила светом окон водную гладь пруда.

     Никита, горя желанием, держа за ладошку, повёл её в спальню. Обняв за талию, прижал к себе, Тоня встала на носочки, обхватив его за шею, подставила губы. Они слились в долгом поцелуе, Никита пьянел от запаха парфюма и горячего женского тела, его руки блуждали по телу той, которую он так хотел, которая, вдруг стала ему доступной. Ладони прошлись по груди. Одна из них легла ей на затылок, поддерживая в долгом поцелуе, а другая, нырнув под подол между ножек, ощутила сквозь тонкую ткань кружевных трусиков горящую, истекающую соком киску. Никита снял с Тони платье, и она осталась в розовом белье. Лифчик соскользнув с округлых плеч упал в пушистый ковёр.

     Встав перед ним, Тоня, неотрывно и с вызовом посмотрев в его похотливые мальчишеские глаза, сняла перед ним трусики, и он повёл её в мягкую кровать, кровать приняла в свои нежные объятия, горящие желанием тела. Тоня, устроившись у Никиты в ногах, оценивающе покачав в руке не малых размеров крупный член, глядя ему в глаза поцеловав его в головку, и проведя ею по губам принялась ласкать её языком, время от времени посасывая её. Затем, член погрузился в алый рот, Тоня, двигая головой, скользила губами по члену, орошая его слюной, стремясь полностью взять в себя горячее, одеревеневшее сокровище. На секунду она, прекратив сосать, но с членом во рту, с вызовом посмотрев ему в глаза, принялась ритмично посасывая двигать по нему кулачком. Наконец, вновь, поцеловав в головку остановилась.

     Никита, нежно поцеловав её лёг на спину, приглашая взобраться на стоявший колом член. Тоня, перебросив через него ногу, встав на пяточки уселась к нему спиной, приподняв попу, охнув села на одеревеневший, жилистый кол, свела колени и начала двигаться. Никита, ощутив плотно охватившее его жаркое влагалище, закрыв глаза застонал от удовольствия. Антонина, посмотрев в зеркало и увидев в нём в полумраке комнаты, себя, двадцатилетнюю, выгнувшись дугой, упёрлась ладонями ему в грудь, отбросив кудри волос на лицо Никите, широко раздвинув ноги, показала зеркалу пушистый лобок, задвигавшись в бешеном ритме экстаза закричала, унося с собой Никиту.