Парализатор. Часть 4

     Лена, едва я отлепил скотч, жадно, со всхлипом вздохнула. Из ее рта до сих пор пахло свежестью с примесью запаха моего члена. Я чуть наклонился и поцеловал ее, в то же время наддав бедрами, что бы загнать поглубже. И тут девушка впервые выказала сопротивление — она резко отвернула голову, отрывая свои губы от моих. «Нет-нет-нет, ради бога — быстро, с всхлипыванием, зашептала она, тут же тихо вскрикнув, вздрагивая — я, моментально вызверевшись, резко вошел на всю длину. «Что, поцелуйчики только мужу?! — каждое слово я словно впечатывал, вбивая хуй в ее зад так, что спина Лены билась об пол, а голова болталась, как у тряпичной куклы, — а, шлюха? Что это ты заткнулась? Только что была очень — даже — пиздливой!» Последние слова я почти проорал ей в лицо, жалея только о том, что не могу воткнуть член еще глубже ее кишку, — нет, мразь, так дело не пойдет!» Я встал с распластанной девушки, нашаривая ремень на полу. «Нет-нет, умоляю тебя, умоляю. . — на последних словах она зарыдала, сжавшись в клубок, насколько ей позволяли примотанные к стояку отопления руки, — пожалуйста. . » Я застыл с ремнем в руке. «Так, быстро, села на пол, — прошипел я, приближаясь вплотную. Лена довольно медленно распрямила ноги и вытянула их, осторожно садясь попой на пол, прижимаясь спиной к батарее.

     Моя залупа, налитая кровью, была в саниметрах, может, пятнадцати от ее лица. «Сейчас у тебя есть очень простой выбор, — медленно проговорил я, — крайне простой. Или я забиваю тебя нахуй насмерть этим вот ебаным ремнем, в сраную кровавую кашу, вырубив так, как в начале нашего знакомства, или ты открываешь свой рот и нежно, ласково, со всем желанием сосешь хуй. Как своему муженьку. Никакой партизанки в плену у фашистов. Никакой верной жены. Или твое тело превращается в кровавую кашу, или ты на полную используешь свой рот. » Лена рыдала, не в силах оторвать взгляд от залупы, только что так жестоко тиранившей ее зад. Прошло, может, секунд пять. «Я жду, — напомнил я Лене, шлепнув ремнем себе о ладонь. Этот звук словно вывел ее из ступора. Она подняла заплаканные глаза, посмотрев на меня, — «Хорошо. . » Она сказала это еле слышно, словно проталкивая слова сквозь рыдание. «Что-что? — я вопросительно наклонил голову. Вид ее заплаканного лица дико меня возбуждал. «Буду сосать, — интонаций в ее голосе больше не стало, но сказала она это уже громче. «Умница, — я сделал полшага вперед, и буквально положил член ей на лоб, закрыв ее лицо яйцами, — давай-ка, подними голову, высунь язычок и обработай мои яйца».

     Лена задрала голову так, что я видел ее зажмурившиеся глаза, и тут же я почувствовал ее влажный, теплый язык точно под хуем. Она лизала мои мудя как собака, точно, как ей было сказано, а слезы безостановочно текли по ее щекам из закрытых глаз. Я так возбудился, что из дырочки в залупе выступила капля смазки, глядя на эту роскошную картину. «Что, вкусные мудя? — я приподнял рукой член и шлепнул им Лену по лбу, — ну, отвечай, шлюха — вкусные мудя?» «Да, — девушка на секунду прекратила вылизывать яйца. «Скажи так, чтобы я поверил, — я снова шлепнул ее хуем по лбу — это было и весело, и унизительно, — скажи, как тебе вкусно, как ты хочешь хуй. Ну?! И глаза, блядь, открой!»

     Она распахнула глаза — это было еще смешнее — глаза, а посередине лежит мой испачканный ее говном хуй — «Так вкусно. . люблю лизать твои яйца. Хочу взять в рот. . твой хуй. Спусти мне в рот, пожалуйста, хочу полный рот спермы». Я не мог больше сдерживаться и, чуть отодвинувшись, ткнул залупой в ее лицо, видя, как она послушно принимает член чуть не до яиц, нежно обжимая его губами. У Лены определенно был опыт и природные данные для сосания хуев. Она забирала его под корень, роняя слюни на пол, почти задыхаясь, пропуская залупу в горло, и безостановочно натирала двигавшийся во рту член языком. На следующем качке члена девушка ловко направляла его себе за щеку, так что он упирался в нее, и снова — в горло.

     Я смотрел в ее огромные глаза, смотрел на исчезающий во рту хуй и понял, что еще чуть — и я действительно разряжусь в сладкую, влажную и тугую нежность ее рта. Еще пара восхитительных толчков и я отошел на шаг, вынимая хуй из нежного плена. Он пару раз дернулся, словно хотел еще немного этого умелого рта. «Пожалуйста, дай мне отсосать, — Лена смотрела то на хуй, то мне в глаза, — спусти мне в рот». «Ого, а ты хуесоска, оказывается? — я ухмыльнулся, глядя на нее. «Да, люблю сосать хуй, — ее плечи дрогнули и из глаз снова полились слезы. Лена всхлипнула и продолжила — «Я хуесоска». «Ложись на спину и подставляй очко, — я вперился взглядом в ее грудки, залитые слюнями, окинул взглядом дрожащие, в синяках, бедра, — быстро!» Держаться не было больше сил, так я возбудился.

     Едва девушка неуклюже устроилась на спине и задрала ноги, выпячивая промежность вверх, как я буквально упал на нее, одной рукой впиваясь в обслюнявленные сиськи, а второй уверенно втыкая член в дрожащий, воспаленный сфинктер. «Сука, сука ебаная, — я рычал ей в лицо, протыкая раз за разом ее внутренности, — давай блядь говори, как хочешь меня, говори тварь, ну, подмахивай давай!» Она больше не отворачивалась от моих поцелуев и я кусал ее губы, просовывал в рот язык, и долбил, долбил несчастную распаханную кишку. Она позволяла себе только тихо ойкать, когда получала особенно глубоко, так, что лодыжки стукались о подоконник. Я просто обезумел, работая хером как отбойным молотком, буквально вбивая Лену в пол.

     Ее попа чавкала под ударами члена, что возбуждало меня уже до крайности. И когда она с мучительным стоном обхватила меня бедрами, перекрещивая ноги у меня на спине, и подала попу навстречу очередному толчку члена, я начал кончать. Кажется, это произошло буквально в два-три удара, но спермы было так много, что она даже выплеснулась из растянутого ануса мне на яйца. Я рычал, последними толчками загоняя семя поглубже в попу, и, наконец, замер, опустошенный. Лена тихо всхлипывала мне на ухо, не смея пошевелится, пока я не встал с нее минуты через две. Потом, пока я ходил за сигаретами, она все же смогла свести дрожащие бедра вместе, поставив ноги на пол, и уткнулась в колени лицом. Я курил, смотря как из-под задницы изнасилованной самки растекается по полу сперма. Да, много я в нее влил, хотя казалось бы, третий раз за день спускаю. «Понравилось принимать в жопу?» — я очередной раз выпустил дым в потолок. «Да, — девушка всхлипнула, не поднимая глаз, — да, понравилось». «Заебись, знал, что тебе понравится.

     Ну, еще разок меня обслужишь да и хватит, — я подошел и отвязал ее руки, — вот, возьми-ка, для разогрева» Отойдя на шаг, я толкнул к ней ногой лежащую на полу пустую винную бутылку. Девушка, разминая онемевшие ладони, подняла на меня глаза, — Что. . что мне сделать?» «Как что? — я присел на кровать, затягиваясь сигаретой, — поиграй бутылочкой, а я посмотрю» Лена медленно взяла бутылку в руки. Они ощутимо подрагивали. «Ну? В рот бери, чего ждешь — подбодрил я ее. Она аккуратно взяла в рот горлышко и начала посасывать его. «На меня смотри, когда сосешь — насмешливо буркнул я, — давай, сделай бутылочке приятно» Лена подняла глаза на меня, не выпуская бутылку изо рта, обрабатывая ее, то забирая глубже, то едва касаясь губами. «Достаточно. Не стараешься нихуя. Видишь — бутылочка не может кончить, — сказал я через минуты полторы этой игры, — дай-ка ей тебя выебать. » Лена оторвалась от горлышка, непонимающе уставилась на меня. «В пизду ее себе вставь, дебилка, — я наслаждался ее покорностью, — и загоняй поглубже.

     Тебе ж нравится, когда поглубже?» Она слегка раздвинула ноги, прикусила губу, нащупывая горлышком письку, и аккуратно вставила его — неглубоко, сантиметров на пять, и очень медленно. Наверное, ее бедная пизда была здорово разворочена и не больно-то хотела впускать в себя толстое стекло. «Задорнее, сука тупая, — я затушил сигарету и начал поглаживать приподнимающийся хуй, — глубже вставляй. » Лена сморщилась и пихнула бутылку в себя почти по край горлышка, потянула обратно, снова воткнула внутрь. Я обхватил член и дрочил его в такт ныркам бутылочного горлышка в блондинку. Она гримасничала, когда бутылка проскакивала черезчур глубоко и глухо постанывала от боли, но страх заставлял ее снова и снова насаживаться на горлышко. «Хватит, — я тяжело дышал от возбуждения, легонько поддрачивая снова воспрянувший к пузу хуй, — теперь в жопу давай: » Девушка нервно кивнула, с легким хлюпаньем вытащила бутылку из пизды и попробовала приподнять таз, чтобы достать горлышком до вывороченного ануса.

Страницы: [ 1 ]