Озабоченная Терафлекс. Часть 3

     Ну как это не надо. Надо Федя, надо. Тебя что, в институте не учили, что трахаться полезно для здоровья. А то уколы всякие дурацкие. Чему вас там учат. Херне всякой. Сейчас получишь укол в писю. Язычком. Хи-хи! Оля всё же слабо сопротивлялась. Так, для порядка. Деловито затащив её на кушетку, я уложила её на спину и медленно, пуговица за пуговицей, расстегнула халатик. Под ним кроме трусиков ничего не было, и я начала целовать и посасывать сосочки. Не надо, тоже мне. Какого хера тогда в костюме Евы на работе ходишь. Значит, трахаться хочешь. И правильно делаешь. Оля тяжело дышала. Аккуратные холмики её вздымалась, а я двумя пальцами проникла в её взмокшую пещерку, и мягко гладила твёрдый клитор.

     – Ещё, ещё, не останавливайся – шептала девушка. Глупая причём. То не надо, то не останавливайся. Пипец. Да никто и не собирается тут останавливаться.

     – Тебе сейчас ещё приятней будет – прошептала я ей на ушко.

     И я опустилась вниз, и крепко обняла её стройные ножки в сексуальных гольфиках и трусики пальчиком сдвинула. Добрый вечер, пися! Вот ты какая у Оли классная. Я припала губами к промежности как путник пересёкший Сахару припадает к бурдюку с водой, и стала мягко и ритмично лизать.

     – Ах, ах, ох, ох – говорила Оля нежным голосочком, и это меня ужасно заводило.

     Оля стонала и выгибалась. По всему ей было хорошо, и она была на седьмом небе. Пипец. Потрясающий трах. И красивый. Оля закинула свои ножки мне на плечи, а я обнимала её за бёдра. Медленно обводя клитор кончиком языка, я одновремено вибрировла им и периодически посасывала. Оля стонала и мотала головой в разные стороны. А как она текла! Моё лицо было всё вымазано, и уже скользило вдоль раскрытых губок. Внезапно она кончила, и выплеснула всё на меня. Ах как здорово! Пипец. Оля, Оля, ай-яй-яй! Как не стыдно на работе больных и калечных совращать. Ведь совратила. Своим внешним видом блядским. Впрочем, я не права. Могла бы и не смотреть на неё. С больной головы да на здоровую. Ну правильно, голова-то у меня больная, от сотрясения и ушиба там чего-то. На кровати моей чёрным по белому там написано. Так что мне простительно. Хи-хи!

     – Надеюсь, понравилось? Я сделала тебе хорошо? – спросила я наконец ангельским голосом.

     – Неподражаемо – выдохнула она.

     Ещё бы, тоже мне неподражаемо. Ха-ха.

     – А ты мне сделаешь?

     – Давай, ложись на моё место, кушетка мягкая.

     Да какая мне на фиг разница сейчас. Мягкая, не мягкая. Меня губки твои мягкие как-то больше интересуют. Посмотрим, посмотрим, как ты отлижешь. Стоит ли тебе пятёрку ставить или на отработку отправить. Я улеглась и приглашающе раздвинула ножки. Оля поудобнее устроилась между ними и наклонилась над моим лоном. Я ощущала её страстное дыхание у себя между ног.

     – У тебя ноги очень красивые – сказала Оля.

     Вот блин, Америку открыла. А то я без тебя не знаю. Лучше делом займись. Иначе чтоб ты здесь ещё делала. Какое-то время она колебалась, и наконец, махнув головой, припала к моим губкам. Я чувствовала как язычок проникает всё глубже и ласкает мне клитор И вправду неподражаемо. У-х. Класс!

     Мы трахались и кончали, пока не зазвонил Олин телефон. Её вызывали к кому-то в палату. Она быстро привела себя в порядок и, одарив меня улыбкой, ушла. Молодец, пятёрка с плюсом. Какая она хорошенькая. Я отправилась к себе в палату и крепко уснула.

     Утром я проснулась от того, что кто-то гладит меня по щеке. Открыв глаза, я увидела перед собой Олино личико.

     – Вставай соня, тебя сегодня выписывают, я вещи принесла. У меня пересмена и мы больше не увидимся. Ты оставишь телефон? Мы встретимся?

     – Конечно, обещаю. Хоть на библии поклянусь.

     Я скинула девушке свой телефон и она забила его в память. Я же добавила в список её номер. Нельзя расставаться так просто с такой роскошной девочкой. На днях обязательно с ней потрахаюсь. Но сначала Викочкой надо заняться. На прощание Оля крепко меня поцеловала в губы и ушла не прощаясь. Как только она растворилась, телефон зазвонил. Это была Вика. Солоноватый привкус Олиного поцелуя ещё ощущался на моих губах, но сердце вновь бешено заколотилось в предвкушении новой встречи. Всё же какая я шалава ненасытная. Да и не шалава вовсе. Просто потрахаться люблю очень. Алкашам вот водку жрать каждый день надо, ну а мне – сами знаете. Зато я девочкам приятно делаю.

     И они меня любят. Вот телефон звонит по мою душу. Звонила Вика, и она сказала, что пришла меня встретить, и проводить к себе домой. Здорово. Хоть от общаги отдохну. Я не спеша оделась и тонко наложила макияж. Пойти с врачихой попрощаться? Нет, лучше не надо. А то ещё доброго, Вика меня до вечера не дождётся. С врачихой я прощаться не стала, и оставив на тумбочке недомазанный тюбик Терафлекса, вышла из больницы на свежий воздух. В двадцати метрах от меня стояла моя Вика, и я её вначале даже не узнала. Куда только делись её несуразные мешковатые балахоны. Стройную девичью фигурку облегал новомодный топ, и тонкую талию подчёркивала коротенькая юбчонка, обнажая потрясающей красоты ноги. Она махала мне рукой и мило улыбалась. Всё же какая она прелесть. Ух, ну и потрахаюсь же я сегодня. Прямо праздник на душе.

     – Привет моя девочка – сказала я.

     – Привет – смущённо ответила она – я подумала, что тебе ещё тяжело ходить и решила тебя встретить.

     – Только из за этого?

     – Нет. Майя, а вчера всё было по серьёзному?

     – Ну конечно, кто же этим шутит.

     – И я нравлюсь тебе?

     – Говори уже прямо. Вот я тебе говорю прямо. Ты мне нравишься, я люблю тебя и хочу тебя.

     – Здорово. Я давно мечтала о том, что ты мне это скажешь. И я люблю тебя.

     Чёрт, ну когда же закончатся эти сопли? Скорее бы уже в постель её затащить. Ведь не зря же приоделась. Для меня постаралась. Значит, глубоко заглотила мой крючок.

     – Тогда целуй меня прямо здесь!

     – Неудобно, люди ходят, и макияж твой размажу.

     – Плевать. Неудбно на потолке спать.

     И мы стояли при всём честном народе и бесстыже целовались. Я засунула Вике руку под юбочку и нежно там ласкала. А она стонала. При людях. Хи-хи. Ну в самом деле, перебор. Да и хер с ним. Меня это возбуждает. Впереди маячил действительно потрясающий секс. Вот это по мне. Интересно, а у Вики пися какая? Как у Оли или нет. Ладно. Сегодня узнаю. Теперь это моя девочка. Ох и трахну я тебя сегодня. С тебя, как с дойной коровы течь будет. А кончать как будешь. Прелесть ты моя.

     – Пфу ты зараза, ты фу, здесь ещё? – это неврологичка мимо проходила и остановилась.

     – Ой, доктор, извините пожалуйста. Я больше так не буду – и я томно посмотрела на неё и вытаращилась на её точёные ножки в чёрных колготках. Затем умоляющим взглядом посмотрела ей в глаза. И последний завершающий мазок. Я прикоснулась пальчиком к её руке и погладила нежно так.

     – Брысь! Зараза. Иди домой. Уходи отсюда!

     Но что-то мне подсказало в этот момент, что я её подцепила. Что-то неуловимое как эфир. Так, обязательно наведаюсь сюда в самое ближайшее время. Коробка конфет, шампанское в качестве презента. Это как прелюдия. Ведь ты не злая совсем, ведь насквозь тебя вижу. И потрахаться со мной хочешь. Только ещё про это не думаешь. Ладно, ладно, я ещё доберусь до твоей писи.

     – Извините, уже уходим. До свидания.

     Хорошо, что Оля ничего не видела. Да и Вика не заметила. Слава богу. А то я её тоже люблю. И эту люблю. Ну и теперь уже и эту. Хи-хи.

     Ну а потом мы поехали на такси к Вике домой и всё продолжилось. Как же хорошо! Я в такси уже начала. Пипе-ец.