шлюхи Екатеринбурга

Откуда приходят желания? Часть 3

     Он был совсем рядом, я чувствовала его запах, его волосы щекотали мне нос и ресницы, я отодвинула их и прижалась к затылку. Мягкие волосы путались в моих пальцах, они скользили как длина трави вдоль ног, обтекая их и снова подымаясь после меня. Мои пальцы непроизвольно сжимались, чувствуя их упругость и эластичность. Они пробегали по каждой клеточки кожи, щекотали ее, нежно обволакивая пальцы. Губы дрогнули, на лице появилась улыбка, я прикоснулась к его затылку и слабо поцеловала, прижалась щекой, подбородком, шеей. Пальцы сжали волосы, я потянулась к его губам.

     

     Он лежал на боку и спал, было кругом темно, я закрыла глаза, они мне были не нужны, я и так все видела своими пальцами. Нагнувшись в перед, коснулась его щеки, мочки уха, губы вытянулись и достали уголок губ. Я чувствовала его дыхание, аромат и теплоту, что исходило от него, я прижалась еще плотной. Руки забегали в поиске плеч и груди. Легкое покрывало, что укрывало его сползло в сторону, мне хотелось еще сильней прижаться, вдавиться в него, слиться. Он лежал спокойно, и мне от этого было еже невыносимей.

     Губы сами начали целовать тело. Дюйм за дюймом они покрывали плече, руку, спину, они чувствовали каждый изгиб, каждую ямочку и выступ, они считывали информацию о его теле. Язычок касался волосков, слегка их мочил, губы подхватывали их и втягивали в себя, потом следующие и следующие. Рука скользнула к его груди, прошлась по ней, нежно сжались пальцы, прижав расслабленное его тело. Я потянула руку на себя, тянула настойчиво прилагая все усилия для того, что бы перевернуть его на спину.

     

     Добившись своего, я приподнялась и буквально слилась с ним. Мое тело прижималось, заполняя все пустоты межу нами. Рука скользила по нему, пальцы растопырились, им хотелось как можно больше охватить пространства, а обхватив как можно больше и начинали сжиматься втягивая его плоть в себя, они работали как губу, они целовали все к чему прикасались. Мне хотелось обвить всего его, накрыть сабой, погладить, и как нежный цветок целовать.

     

     Губы коснулись его губ, они были сонными и мягкими. Я коснулась их нежно и тут же страстно поцеловала, под ними почувствовалось движение, я не отпускала поцелуй, мой язычок скользнул вперед, раздвинул зубы, проник сквозь губи и коснулся его. Его рот ожил, сперва слабо, затем решительней он ответил на мой поцелуй. Мой язычок скользнул вперед, коснулся его кожи и ушел в него. Он погружался все глубже и глубже, мне хотелось войти в него всей. Его поцелуй нежности был ответом на мои старания, я его чувствовала на кончике, я была вся там, ушла в него без остатка. Создалось ощущение, что все мое сознание растворилось и было там на кончике языка.

     

     Я проваливалась в него до коликов в губах, язык напрягался по струнке, он тянулся. Губы сжимались и целовали его, а он меня. Сперва я, а потом он начал целовать меня. Я следила мысленно за его движениями стараясь предугадать их ход действий и ответить им. Иногда я убегала от него и он начинал меня ловить, его губы тянулись за мной, он чувствовали меня. Я знала куда сейчас поцелую, я это делала точно, прямо в лоб, нос или щеку, я избегала его губ, а он стремился ко мне. Если ему удавалось меня поцеловать в губу я прекращала отводить их и тогда уже он проникал в меня, я чувствовала его кончик языка, как он касаться моего, гладит его, прижимает.

     

     Голова закружилась, мысли начали путаться, я пе5рестала контролировать ход событий, все пошло кувырком, мне хотелось все и одновременно. Его руки обвили меня, прижали с силой, затем голова, волосы, поцелуи и еще раз поцелуй, время растворилось, оно превратилось в нечто, только сладостный образ движений, тягучее состояние, хотелось прогнуться, выгнутся, развернуться, и уйти в него. Я лежала на нем, держа его за плечи, а он меня целовал, я не могла оторвать своих губ от него они вросли, и если я даже пыталась это сделать его пальцы не отпускали мои волосы. Ослабив шею, я отдалась потоку непроизвольному движения своего тела, я грелась под его поцелуями, подставляя то одну часть тела то другую, они были горячими и обжигали меня. Они не просто жгли, но передавали мне какую-то энергию.

     

     Я села ему на живот и подставила свою грудь. Не было никакого движения, только истома, она шла изнутри касаясь сосков, я это чувствовала. Мне хотелось как можно глубже вдохнуть свежего воздуха, что бы смешать свои чувства с ним. Прикосновения я не почувствовала, но я ощутила как в меня впились тысячи иголок, они вошли в мою грудь, и как за болью наступает блаженство покоя. Так и сейчас, я замерла. Боялась пошевелится, боялась вздохнуть, боялась спугнуть то, что творилось в груди.

     

     Теплота искр от прикосновения к соску разошлось по телу. Я начала прогибаться ища своей грудью его губы. Второе прикосновение, и поцелуй. Я ушла. Я была там. Мои губы сомкнулись как будто это я целую свою грудь, они повторяли его движения, я двигалась под него. Тепло язычка, и сдавливание моей плоти, он присосался к ней как голодный ребенок, он сосал ее. Я как любящая мать поцеловала его в лоб, сдавила двумя пальцами свою грудь направляя в его ротик свой нежный сосок, и он сосал, все сильней и сильней.

     

     Слабый укус и я вырвалась, я не могла терпеть, я находилась на грани, я слышала свой стон изнутри, свое дыхание, удары сердца. Я слышала все, что творится во мне, только я и это блаженство. Мое тело выпрямилось, я сидела на нем обхватив его тело своими ногами, я начала чувствовать его, сперва слабо, а затем его движения. Его руки прикоснулись ко мне как плющ, что обвивает дерево они обвили меня. Они блуждали выискивая все чувствительные места на моей коже, он чувствовал их. Стоило к ним прикоснутся и они возвращались сразу обратно, как он чувствовал их я не знаю, но от бесконечного прикосновения меня начало трясти. Еще немного и мое тело забилось бы в конвульсиях блаженства.

     

     Отстранив его ладони я провела теперь по его груди. Она была мягкой, пальцы утопали в ней, я сжимала их как мягкую подушечку, как мох, как свою собственную грудь. От этой ассоциации я начала трезветь, разум постепенно начал возвращаться ко мне, это было сладкое пробуждение. Мои пальцы не отпускали ее, они продолжали ее ласкать, мять, изучать. Глаза открылись легко, ничто им не мешало, ни свет, ни усталость, я почти ничего не видела, передомной еще плавали образы, туманные образу моих чувств, они не хотели меня отпускать. Сквозь ресницы я увидела свои руки, ладони, пальцы и нежную грудь. Она податливо сжималась под моими движениями, она плавала под пальцами, ее шелковистая слегка вспотевшая кожа касалась меня. Мои ладони пошли вверх к его лицу, к его губам.

     

     Губы слегка влажные и такие сладкие. Он дышал жарко, страстно. Только один поцелуй и я снова начала проваливаться и снова тело мое начало жить самостоятельно, в каждом вдохе вечность. Истома. Время перестало существовать, только он.

     

     Я открыла глаза. Смотрела на его грудь, как мои руки гуляют по ней, как они нащупали нежный его сосок, как они прижали их, и сдавили, как он застонал, как он, как он, как она, да она. Это была она, ее тело, ее дыхание, прикосновения, это она, она. Я чувствовала ее реакцию на мое прикосновение к ним. Легкий шелест дыхания, но какого. Все, что было внутри шло наружу, она выдыхала долго и напряженно, казалось выдох длится уже ни одну минуту. Стоило мне еще раз сдавить их, и она снова вдавливала живот. От этого движения ее бедра приподнялись, я чувствовала их, я чувствовала все, всю ее. На доли секунд мне показалась, что я это она, я знала, что мне надо делать, я знала, что я хочу, я знала, что хочет она.

     

     Я легла рядом с ней, как мать положила ее голову себе на руку и прижала к себе. Материнское тепло, она как младенец прижалась ко мне, она искала меня своим ртом, своими руками. Я коснулась ее живота. Закрыла глаза и сразу все пропало, я, она, все, ничего нет, только чувства. Пальцы гладили его, они бегали вдоль пупка, вдоль линии, что соединяет ее бедра, они касались ее волосиков. Поцелуи стали жарче и влажней. Очень осторожно я прошлась по ним, слегка вдавив, а после приподняв.

     

     Пальцы сами шли, я знала куда им идти, я чувствовала ее желание, я чувствовала как ее ноги согнулись в коленях и разошлись. Они раскрывались как цветок, медленно, подставляя свои лепестки поим пальчикам. . Ее бедра приподнялись, цветок тянулся к свету, к моим пальцам. Я коснулась его. Совсем чуть, чуть коснулась, и цветок замер, бедра остановились, но колени начали еще шире расходится. Они расширялись. Я коснулась еще. Бедра дрогнули и приподнялись. Они шли ко мне, мое тело само начало прогибаться, я начала копировать ее, это происходило само сабой, ведь я это она, а она это я.

     

     Коснувшись ее лобка, ее цветки, я коснулась всего, ладонь легла полностью на нее. Пальцы, что-то искали, они сами блуждали по ней, им хотелось ворваться в нее, и в тоже время нет. Она вся замерла, она перестала дышать, перестала целовать, перестала двигаться, ее тело напряглось. Пальцы гладили ее бутон, я чувствовала их сок, их трепет и жажду. Он провалился в нее. Я не прилагала никаких усилий, он сам ушел в нее. Бедра дернулись и рванули вперед. Как долго женщина может чувствовать внутри себя мужчину без движения? Она прогибалась. Как цветок стремится к свету, так и она стремилась к нему. Он был в ней, он ушел в нее и там замер, все замерло, все.