Остров. Часть 7

     Недавно я решил поэкспериментировать. Ты ушла на другой конец острова. Я снял шорты и подозвал Кейт. Кстати ее русский значительно улучшился, а травмы совершенно зажили. Я прикрыл рукой член, показал на попу и яички и сказал «лижи». Не ожидал, что она аж взвизгнет от удовольствия и примется за дело с таким энтузиазмом. В следующий раз, когда я захотел пописать, я свистнул ее с собой в лес и дал подержать член, когда писал: Это был первый раз, когда она коснулась рукой моего члена. Весь ее внешний вид излучал священный трепет. Ладно, хватит, мне не нужны проблемы с тобой и я сделал следующий шаг. Как-то раз после хорошего секса мы лежали, а Кейт как всегда находилась неподалеку и смотрела на нас. Я шепнул тебе, что хочу сделать сюрприз. Хочешь? Хочу: Я завязал тебе глаза и широко развел твои ноги. Ты прекрасно знаешь, что я люблю целовать твою щелку и не увидела в этом никакого подвоха. Я жестом подозвал Кейт, показал ей, что бы убрала волосы и показал на твою щелку.

     Она немного удивленно взглянула на меня. Я высунул язык, сделал несколько лизательных движений, показал твою на твою щелку и скорчил страшную рожу. На лице Кейт отобразился ужас и она медленно и нерешительно приблизила свое лицо к тебе. Поскольку я в тебя кончил, она узнала мой запах (несколько раз до того я ловил ее на том, что она в наше отсутствие нюхала нашу постель в том месте, где обычно из тебя вытекала наша сперма) . С бесконечной нежностью она провела языком между твоих губок, по дырочке, по клитору. А потом с ней что-то произошло. Она поняла, что я этого хочу: Я довольно долго наблюдал за вами. В первый раз ты довольно быстро кончила. Но Кейт не остановилась и продолжала. Смотрю, ты заводишься опять. Соски затвердели, дыхание участилось. Тогда я тихо поднес свой уже напряженный член к твоему ротику.

     Ты привычно среагировала и взяла в рот головку и тут опять начала кончать. Не сразу до тебя дошло, что мой член во рту и язык на щелке не могут быть одновременно. Ты сорвала повязку и присела. Я нежно обнял тебя, поцеловал и сказал «Пустьее. Она так этого хотела. Тебе же нравится». И, о чудо, ты расслабилась. Откинувшись, ты подтянула меня к себе и опять взяла в рот мой член. С тех пор я частенько замечал, что ты сидишь на песке, задумчиво смотря на океан, а Кейт, пристроившись между твоих ног, лижет тебя. Это не было вульгарным или пошлым. Это было ее место, которое она сама для себя выбрала и которое было ей комфортно.

     Ну а мне это доставляло истинное эстетическое удовольствие. Через некоторое время я предложил тебе использовать Кейт в наших играх. Мы положили ее на лежанку, ты встала над ее лицом. Привычный язычок начал гладить твои лепестки. Я немного нагнул тебя вперед и вошел в тебя. Ее язык порхал между твоим клитором, стволом члена и яичками. А когда я кончил, то не стал ждать, пока член обмякнет, а сходу вошел в ее рот. Она аж хрюкнула от удовольствия и с диким энтузиазмом стала облизывать головку. С тех пор кстати я стал практиковать проходя мимо Кейт, присунуть ей член в ротик. Просто походя, два!

     — три чмока и я иду дальше.

     Сегодня день рождения Кейт. Ну, если мы не ошиблись в расчетах. Сегодня ей 18 лет. Теперь можно не волноваться, что ее отдадут каким-нибудь опекунам. Дело в том, что ее родители погибли в автокатастрофе и единственным ее родственником была старшая сестра. Поскольку с подарками есть некоторая напряженка, мы берем апельсин, втыкаем в него лучинку вместо свечки, поджигаем ее и дарим. Она задувает эту «свечку». В глазах стоят слезы.

     Нам надо решить, что делать дальше. На острове безумно хорошо, но сколько это еще может продолжаться? А когда будет сезон дождей и штормов? А если заболят зубы? И мы все-таки решаем завести нашу радиостанцию. Кейт с ужасом смотрит на нас. Она боится, что мы бросим ее одну. Я иду в давно уже заброшенный лагерь бандитов. Завожу движок и включаю радиостанцию. Пока ты наговариваешь по-английски текст, от нечего делать начинаю бродить вокруг. Хмм: интересно. В некотором отдалении в скале нахожу хорошо замаскированную дверцу. Что это может быть? Я подхожу к тебе и предлагаю, прежде чем начать передачу, изучить все поподробнее. Ты соглашаешься и мы втроем идем к этой чудесной дверце.

     Я чуть приоткрываю ее. Шестое чувство подсказывает опасность. Предлагаю для начала запустить туда одну из коз, что в большом количестве водятся на острове. День уходит на ее поимку и на следующее утро мы опять в пещере. Я вновь приоткрываю дверь и заталкиваю туда блеющее животное. Затем прикрываю дверьи мы прячемся за ближайшим камнем. Я был прав! В пещере происходит хлопок и блеянье прекращается. Я открываю дверь. В пещере невозможно дышать от дыма. Понятно. Какая-то растяжка от несанкционированного взлома. Оставляю дверь открытой и иду включать генератор. Вряд ли в пещере нет света. Минут через сорок мы опять собрались около пещеры.

     Включаю фонарь и вхожу внутрь. В пещере все еще дымно, но дышать уже можно. Обвожу фонарем стены и нахожу выключатель. Включаю свет. В середине комнаты лежит мертвая коза. Граната. Понятно: Оглядываюсь вокруг. Баааа: Прикольно здесь. Стоит большой сейф. На полках лежат дорогие безделушки и несколько пачек с белым порошком. Думаю качественный наркотик «тильки для сэбе». Что бы достать ключ от сейфа придется эксгумировать труп Старшего. Отсылаю вас в лагерь. Не обязательно вам на это смотреть.

     Не буду описывать мой поиск ключа на трупе. Ничего приятного в этом не было. Но в итоге ключ я нашел. Пошел, помылся в море от этого мерзейшего запаха, заскочил за вами в лагерь и мы пошли смотреть обладателями чего мы стали.

     Ой-ля-ля, да Старший был не бедным человеком. Пачки долларов, евро, фунтов. Золотые монеты. Какие-то украшения. Я прикрываю дверь и смотрю на вас. Чего делать-то будем? Забрать с собой не получится. Значит надо замаскировать вход и вернуться за всем этим. Будем считать это моральной компенсацией. Единственная проблема с украшениями. Если это эксклюзив, то можно влететь в неприятности. Я смотрю на тебя, ты на меня. Кажется наши мечты о домике, которые мы позволяли себе последнее время могут стать реальностью.

     Судьба Кейт понятна — не думаю, что она захочет жить отдельно. Вот теперь действительно можно вызывать помощь. Мы на всякий случай берем с собой несколько пачек с долларами, а затем закрываем вход и тщательно маскируем его снаружи. Теперь надо придумать правдоподобную версию того, что здесь произошло. Ну, с нами понятно. Был теплоход, было крушение. А с Кейт: Не будем ломать голову. Тоже крушение. Попала в воду и ничего не помнит. Теперь рация. Я обрываю у нее несколькопроводов в разных местах, а потом скручиваю их. Скажу, что она была сломана.

     Дальнейшее повествование совсем не так интересно. Приход военного американского корабля. Мы кстати застолбили остров за собой, т. к. он не был указан в навигационных картах и, соответственно, не был ни под чьей юрисдикцией. Допросы в виде задушевных бесед вместе и по раздельности. Мне было проще всех — на корабле не было русскоговорящих. Тихая истерика Кейт, когда она увидела много мужчин в форме и громкая, когда ей предложили отдельную от нас каюту. Она так и жила в нашей — постелив себе на полу. Медицинское освидетельствование (на корабле есть медицинский отсек. А поскольку корабль вонный, то определять венерические заболевания там умели хорошо) . Спасибо антибиотику — ни у нее ни у нас не оказалось никакой гадости. Из каюты, кстати, Кейт почти не выходила. Возвращение Кейт в опустевший дом.

     Там она в первый раз решила пойти спать в отдельную комнату. Однако среди ночи она в слезах прибежала к нам и, путая английские и русские слова, просила ее не гнать. Ну как тут не уступить? Кстати там же мы ее в первый раз взяли по-настоящему. Только это было на следующее утро. Когда ты пошла мыться, я не проснулся. Так, полудрема. Потом кто-то лег рядом. Моя рука автоматически провела по животику и легла на щелку. Ну люблю я утренний секс с тобой, что поделать. Ножки были уже услужливо раскинуты. Боже, пальцы обнаружили просто водопад. Я открыл глаза и увидел умоляющий взгляд Кейт. Я молча повернулся и лег на нее. Член автоматически попал внутрь. Ах, этот взгляд — ожидание, страх, облегчение: Щелка у нее была значительно шире, чем у тебя и очень влажная. Наверное, из-за этого и не было травм при событиях на острове. Она просто страшно боялась пускать кого-нибудь внутрь себя. Сделав несколько движений внутри, я вышел из нее и велел ей позвать тебя. Потом ты сидела на ее лице и держала ее ноги, а я входил в нее. Мы смотрели друг на друга и чувствовали единение.

     Наши мытарства в нашем посольстве, получение дубликатов паспортов, вопросы ФСБэшников достойны другого, на этот раз по-настоящему порнографического рассказа.

     

     Если рассказ понравился, то пишите на

     

     perets-1@mail.ru

     Будет настроение или хорошие соавторы — продолжу

Страницы: [ 1 ]