Опять скрипит потёртое седло. Часть 3

     Как я разозлился! Я сорвал с её пальцев кольца — помолвочное и обручальное.

     

     — Раз кольца ничего не значат, я их забираю.

     

     Её нижняя губа задрожала, на глаза навернулись слёзы.

     

     — Уилл:

     

     — Считай, что мы разведены, шлюха!

     

     Началась битва взглядов. Никто из нас не хотел уступить. Мне махнул Ральф. Я подошёл, таща за собой на поводке Шейлу.

     

     — Мак зовёт тебя в хлев, — сказал Ральф, подмигнув. Я побрёл туда, не обращая внимания на новую шлюху Мака, которая шмыгала носом сзади.

     

     Мак говорил в уголке с пятью женщинами. Увидев нас, он выстроил их вдоль стены. Женщины были разные, но привлекательные. И голые. В глаза бросилось полное отсутствие волос ниже пояса.

     

     — Становись к ним, шлюха, — махнул Шейле Мак.

     

     Она замешкалась, кинула на него странный взгляд. Без долгих уговоров Мак вытянул её по бёдрам хлыстом, который держал в руке. Она взвизгнула и поспешно встала у стены, потирая покрасневшее бедро.

     

     — Вот что, Уилл, — начал он, приобняв меня за плечи. — Мы люди бывалые. А главное, мы ковбои. Мы знаем, как собирают стадо.

     

     — Я так понял, ты уводишь мою жену.

     

     Он ожёг меня взглядом холодных стальных глаз. Его пальцы впились в моё плечо.

     

     — Уилл, — сказал он тихо и угрожающе, — в Техасе не обвиняют другого ковбоя в воровстве скота, если не готовы расплатиться жизнью. Много ковбоев погибли, возведя напраслину. Ты ведь не хотел сказать, что я вор?

     

     — Нет. Ты не вор:

     

     Он дружески хлопнул меня по спине.

     

     — Отлично. Так вот, если ковбой хочет добиться успеха, ему нужно большое стадо. У тебя премиленькая тёлка, но всего одна. Я готов помочь такому хорошему парнишке, как ты, и предлагаю за неё любых двух из этих. — Он махнул рукой на женщин. — Конечно, решение за тобой. Хочешь оставить свою — оставляй, но я советую поменять, сынок. Я знаю, как вести дела на ранчо, и понимаю в скотоводстве.

     

     Я посмотрел на женщин. Рот Шейлы был открыт, на лице написано недоверие. Наверное, ждала, что я всегда буду в запасе на случай, если она передумает и решит вернуться. Другие пять хотели, чтобы мой выбор пал на них.

     

     Мак между тем продолжал.

     

     — Конечно, чем больше тёлок, тем больше надо корма. Эти тёлки работают и себя прокормят. И работают сидя, а не лёжа. Твоя тёлка — нет. И вот ещё что. Если мы ударим по рукам, тебе прибавят оклад.

     

     — Можно, я отвечу через час или два? Хочу присмотреться к ним поближе.

     

     — Какой разговор! Присматривайся хоть всю ночь!

     

     Он хлопнул меня по спине и вывел Шейлу из хлева за поводок. Она тоскливо и неуверенно оглянулась.

     

     Я стал одну за одной расспрашивать женщин — вернее, тёлок. Несомненно, трахаться умели все, поэтому я хотел выбрать тех, с кем сойдусь. Ни одна не могла похвастаться таким телом, как Шейла, но все были очень милы. Ни на одной не стояло клейма. Та часть стада Мака, которую он готов обменять, понял я. Я не спеша поговорил с каждой, полапал сиськи и письки. Когда я закончил, пять красавиц текли и умоляли меня их трахнуть.

     

     Я выбрал Иду, наименее привлекательную из пяти, но всё же очень хорошенькую, а вдобавок умную, позитивную и с золотым сердцем. И Ивонну, темноволосую черноокую полукитаянку-полугречанку экзотического облика — мой член твердел каждый раз, когда она мне улыбалась.

     

     Связав всех поводками в цепочку, я вывел их из хлева, как диковинную десятиножку.

     

     Шейла стояла на четвереньках. Мак ебал её в зад. Видимо, это её крик при проникновении мы слышали в хлеву: казалось, кто-то откручивает голову кошке. Мы пополнили ряды зрителей. Анус жены был до предела растянут вокруг члена моего босса. На её лице блуждала счастливая улыбка.

     

     Мак снова запел.

     

     — Опять скрипит потёртое седло,

     Но в зад ты тёлочек поёбывай смелей,

     Чтоб улыбались тёлки до ушей,

     А хую в жопе было тесно и тепло.

     

     И мы подхватили:

     

     — Нет, нам не лень

     Тёлок ебать весь день,

     Ласково или грубо,

     Любо, ковбои! Любо!

     

     Шейла кончила как минимум дважды. Потом Мак выдернул член из грязной дыркна проглотила всё и вылизала член дочиста, Мак обтёр его о её волосы. И подошёл ко мне, оставив её сидеть на ноющем заду и вытирать с губ сперму со следами дерьма.

     

     — Ну как, Уилл? Решил что-нибудь, мой мальчик?

     

     Шейла смотрела на меня. Я прочёл по её губам:

     

     — Пожалуйста, не отдавай меня.

     

     А ведь всего несколько часов назад утверждала, что принадлежит Маку, не мне.

     

     Как всё меняется!

     

     — Ты прав, Мак. Две тёлки — это самый минимум. Я беру Иду и Ивонну, и мы в расчёте.

     

     — Отличный выбор, Уилл. Ты разбираешься в скотоводстве. Полезное качество для моего менеджера. Кто может оценить стадо, не подведёт и в бизнесе. Пошли, скрепим сделку.

     

     Я отделил Иду и Ивонну и привязал их поводки к коновязи. Мак привязал там же Шейлу. Жена потянулась ко мне, и Мак огрел её хлыстом. Она ойкнула и потёрла ягодицы.

     

     — Ты принадлежишь мне, шлюха! Не смей лапать других ковбоев без разрешения!

     

     Его тон был ледяным. Шейла заплакала. На её глазах я взасос поцеловал Иду, потом Ивонну, полапал их между ног. Женщины хором взмолились, чтобы я их трахнул, отчего жёнины слёзы полились рекой.

     

     Месть сладка.

     

     Мы с Маком прошли в его офис, что располагался поодаль от хлева.

     

     — Шейла очень не хочет с тобой расставаться, — ровным голосом сказал Мак, мягко взглянув мне в глаза.

     

     — Да, знаю. Я тоже. Я её люблю. Но она сказала, что принадлежит тебе. Если я её оставлю, то на моих условиях.

     

     Он от души расхохотался, его глаза блеснули.

     

     — Вот это мне по нраву. Пусть остаётся с тобой, но ты прав, чёрт возьми. Ей надо преподать урок. Вот что я сделаю. Я отдам тебе Иду, и у тебя будут две тёлки. Соперница не даст твоей шлюхе расслабиться.

     

     Он хохотнул.

     

     — Ты забрал у неё кольцо. Правильно. Лучше заклейми её. Я сказал своему управляющему, чтобы сделал тебе клеймо. Как чувствовал, что пригодится.

     

     Он протянул мне длинный железный штырь, один конец которого, рукоятка, был изогнут, а на другом было клеймо: двойное «W».

     

     — Можешь называть его «двойное дабл-ю». Утром мои люди зарегистрируют его в Сельскохозяйственной ассоциации.

     

     Ошеломлённый такой щедростью, я рассыпался в благодарностях.

     

     — Ну, ну, пустое. Давай лучше закончим с твоей шлюхой.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]