Операция на пенисе

     
Когда мне было четырнадцать лет (а выглядел я лет на шестнадцать- семнадцать) в нашу школу приехала медицинская комиссия из военкомата для проверки здоровья будущих призывников. На медосмотре очень тщательно всех осматривали, буквально каждую щелочку изучали — нет ли паховых грыж, геморроев, ущемлений и т.п. Такие вот разговоры слышал от тех, кто уже прошел подобные унизительные процедуры. Мне было очень неловко от того, что будут изучать все мои интимные места. Поэтому идти туда не хотелось и тянул до последнего. Вечером, когда уже почти никого в школе не было, я уже собирался убежать домой. Но тут наскочил на наш медсестру Машу — стройную девушку лет двадцати. Меня она знала — ходил к ней не раз за витаминами. «Что-то не видела тебя сегодня на осмотре. А ну-ка быстрее иди туда, пока врач не ушла, сейчас и я туда поднимусь» — сказала она. Пришлось мне идти на это несчастный медосмотр, по дороге вернув пальто в гардероб.

     

     В кабинете была женщина-врач, лет примерно тридцати, довольно симпатичная и наша медсестра. Сказали раздеться. Врач спросила, чем болел, нет ли жалоб на самочувствие. Попросила несколько раз присесть, после чего измерила давление.

     — Трусики тоже сними и положи вот сюда на стул,- и велела сесть коленями на мягкую кушетку спиной к ней. Постучав молоточком по пяткам для проверки каких-то там рефлексам, записала что-то себе. Я ни когда раньше не был абсолютно голым рядом с женщиной, да еше такой довольно молодой. Утешало, что хоть сижу к ней спиной. Но больше всего я стеснялся знакомой медсестры, которая сидела сбоку и не могла пока ничего видеть, так ей мешала рассматривать мои прелести спинка стоящего рядом стула. Она только видела меня по пояс и тихо смеялась в кулачек, видя мое смущение. Врач прощупала мне плечи, потом бока и, надев на руку резиновую перчатку, пальцем проверила задний проход. Мне было одновременно и неловко и в тоже время приятно чувствовать ее касания. Зажав уже начинающий шевелиться член между бедер и сидя такой неудобной позе, думал, что все этим кончится. Однако немного ошибся. Врач села на эту кушетку прямо передо мною и сняла перчатку.

     -Немного откинься назад,- сказала она. Я немного наклонился назад, упершись сзади руками на кушетку. Врачиха прощупала грудь, затем низ живота и бедра. Руки у нее были теплые и мягкие. Меня еще ни разу вот так просто ни трогала женщина. Завидев мое смущение, она сказала:

     -Ты что такой скованный, мальчик? Э-э, а ну-ка расслабься.

     Я же изо всех сил пытался бедрами сдерживать свое достоинство, которое уже стремилось вырваться наружу. Она все это прекрасно понимала, но делала вид, что будто ничего не замечает. С этими словами она сунула свою ладошку мне между колен и раздвинула мои тесно прижатые бедра. Член сразу выскочил и стоймя стал смотреть порозовевшей головкой прямой ей лицо. Молодую женщину это нисколько не смутило, она только улыбнулась. Как-то буднично, даже деловито, не обращая внимания на эрекцию, начала бесцеремонно щупать яички, тщательно исследуя на ощупь каждый сосудик внутри мошонки.

     До этого у меня бывали непроизвольные слабые эрекции. Я считал это неприличным и не заострял на этом внимание. А тут было прямо самое подходящее для этого время! Такой сильной эрекции у меня еще никогда не было. Была даже какая- то сладострастная боль в кончике члена. Я не мог себе представить, что такое возможно, да еще в присутствие симпатичных женщин. Конечно, понимал, что это очень неприлично, но тут было как-то даже очень приятно, возникло состояние незнакомого мне еще возбуждения. Хирургша, как бы невзначай, подвинула стул и мой орган стал виден еще и молоденькой медсестре во всей своей красе. Подвинувшись, чтобы лучше рассмотреть, она круглыми глазами нахально уставилась на мой член, как на диковинку. Но это было еще не все. Врач отодвинула нежную кожицу с члена и надавила на розовую, пульсирующую мякоть. Затем взяла лежащую на столе лупу и стала внимательно рассматривать уже готовую выскочить отвердевшую плоть, которая находилась всего в полуметре от ее глаз.

     -Мащутка,- обратилась она к медсестре,- подвинь лампу на столе поближе, а то плохо видно его головку. Видишь, она не полностью открывается, мешает уздечка, поэтому член немного согнулся в сторону. Это еще не фимоз, но может потом привести к ущемлению. Здесь обычно рекомендуют оперативное вмешательство.

     Затем встала и пошла делать записи в своих бумагах. Я же, сгорая от несказанного возбуждения, оставался в такой нелепой позе с поднятым к потолку членом на полное обозрение девушки- медсестры. Казалось, это уже был предел моего возбуждения, я уже даже не прикрывался руками, все равно это было бы бесполезно, так сильно было напряжение. Сделав записи, наконец — то старшая подошла ко мне. Положив одну руку мне на бедро, а другой взявшись за крайнюю плоть, она спокойно сказала мне.

     -Сейчас больно? У тебя здесь кожа не полностью слезает. Видишь, эта уздечка мешает. Поэтому твоя писька будет всегда болеть, когда так возбуждена, как у тебя сейчас. С возрастом будет еще хуже, не сможешь вести нормальную половую жизнь.

     Я ответил, задыхаясь от небывалого возбуждения, что раньше не было больно, только сейчас немного болит.

     -Так у тебя ни разу, наверное, она так и не вставала!-засмеялась она.

     Тут я не выдержал и волна сильнейшего оргазма полностью охватила меня столь долго терпевшего.

     Мощные струйки какой-то густой белой жидкости брызнули из торжествовавшего свою победу натерпевшегося органа прямо на руки, халат, частично обрызгав лицо и шею женщины. Мне казалось, что из меня излился по крайней мере целый литр. Со мной никогда не было такого изливания.

     -Ну вы и даете, молодой человек, — захихикала хирург, и обратившись к заливающейся от смеха медсестре, попросила у нее полотенце, чтоб обтереть себя и заодно меня. — Я этого ожидала, но все равно даже не успела хотя бы пробирку поднести. С тобой это тоже в первый раз? Да? Поздравляю, ты теперь мужчина, — пошутила она.

     Капельки слизи продолжали сочиться из отверстия головки, но теперь уже не было ощущения подступающей к кончику волны возбуждения.

     Наконец-то мне дали встать и одеться. Она вновь начала что- то торопливо писать.

     -Необходима небольшая операция, молодой человек. Чем раньше, тем лучше, потом больше будет проблем, — подытожила она, протягивая мне бланки направлений, вложенных в папку личного дела. — Это не больно, через неделю будешь дома. Вот держи направление в детскую клинику.