Они согласились сразу. Часть 2

     Я зашёл в тусклое помещение сарая и включил лампочку Ильича. Тусклый свет лампочки осветил матрац и маленькое созданье, сидящее на нём. Она там и не поменяла позы. Всё также сидела на коленях, только немного прислонилась к стенке. “Как тебя зовут?” – спросил я. “Марина” – еле слышно ответила девочка. “Чтож, Марина, снимай и клади тулуп на матрац, а потом ложись на него на спину” -сказал я и начал раздеваться. Я уже чувствовал, что от нестандартной ситуации мой член быстрее обычного “пришёл в себя” и я готов снова удовлетворять свои фантазии. Сняв с себя всё, я подошёл к матрацу и лёг на девочку. Она охнула от груза моего тела и тогда я сдвинулся немного с неё, поняв, что для неё мои 84 киллограма – слишком большой вес.

     Головка моего члена была всё ещё в смазке и я приставил её к Марининому гладкому лобку. Было странно иметь секс с маленьким ребёнкой. Я даже сначала не видел куда вставлять член. Её нижние губки были маленькими и щёлочка была совершенно не видна, по сравнению с зрелыми девушками. Раздвинув её губки, я начал медленно входить. Головка зашла довольно быстро, но член пока не хотел заходить полностью. Я начал двигаться поступательными движениями вперёд и уже скоро зашёл в девочку на две трети своего члена, уперевшись в её матку. Девственной плевы не было. Это я отметил чисто автоматически и порадовался, так как мне не хотелось лишать девочку девственности тут в сарае, где она бы начала орать на весь посёлок. Итак, я был в ней. Мой член сжимало молодое влагалище девочки, которую, если увидеть её со стороны, можно принять за подростка-парня. Я начал свои движения и сразу же начал подвывать от удовольствия. Я ощущал членом каждый бугорок влагалища Марины и мне нравилось заталкивать член до отказа глубоко в неё и смотреть как она морщится от боли. Во мне проснулся зверь и я начал быстрее и сильнее трахать свою маленькую рабыню. Матрац начал скрипеть, а у девочки на глазах выступили слёзы. Мне это нравилось и я припал к её соску. Он был такой маленький. Я укусил Марину на сосок, чувствуя, как ко мне приближается оргазм. Марина попыталась оттолкнуть меня от себя, плача уже чуть ли не навзрыд, но я завёл одним движением её руки за спину и начал кончать в неё, заталкивая со стуком свой член в девочку и причиняя ей этим наверное жуткую боль. Через секунд 20 меня отпустило и я начал выходить из Марины. Сперма виливалась толчками с каждым конвульсивным сжатием Марининого влагалища. Мой член же весь был в слое прозрачной блестящей жискости. Член полувисел и я, пододвинувшись к девочке, начал водить им по её лицу, размазывая её слёзы и мою сперму. Марина лежала без движения и хныкала. Я был удовлетворён и мне нужна была передышка…

     К сожалению я не мог себе позволить расслабиться тут в сарае у незнакомых людей. В голову пришла мысль и я сразу же поблагодарил себя самого за то, что не забыл взять побольше денег, когда поехал сюда. Я встал, оделся и пошёл на кухню к родителям Марины. Зайдя на кухню я сразу же почувствовал алкогольный запах, витающий повсюду и вызывающий рвоту. Оба родителя были пьяны и вели какой-то непонятный мне разговор. Они обратили внимание на меня только тогда, когда я подошёл влотную к столу. “Что, всё?” – спросил отец Марины? “Нет, но у меня есть к Вам предложение” – сказал я и вытащил несколько бумажек из своего кармана, увидев, как сразу загорелись глаза у обоих сидящих за столом родителей. “Я хочу взять её к себе на дачу до утра. Утром приведу её к Вам. Можете не беспокоиться, с ней будет всё в порядке” – сказал я и, увидев сомнение в глазах отца, прибавил ещё две бумажки. Ломолся он скорее для вида. От таких денег отказаться они не могли и приняли всё с огромным удовольствием, разрешив взять мне свою дочку к себе. Я думаю, что их дочь давно была им втягость и только возможность зарабатывать деньги призывала заботиться их о своей ней. Если бы не это, то она давно бы уже стала уличным беспризорником.

     Зайдя в сарай, я приказал девочке быстро одеться. Марина подумала, что всё закончено и начала быстро натягивать на себя свои вещи. “Мы пойдём сейчас ко мне. Не бойся. Это тут рядом. Утром я приведу тебя к твоим родителям” – сказал я. “Я не хочу. Я не пойду” – начала хныкать девочка и сделала шаг назад, отходя от меня. Я взял её за шею и, немного сдавив, сказал ей, чтобы она делала то, что я от неё требую и не думала самовольничать. Это испугало девочку ещё больше, но видно она начала бояться меня теперь так, что передумала перечить. Мы вышли из сарая и пошли к даче моего друга. Дорога была длинная, но дошли мы быстро. На улице уже никого не было, так как было довольно поздно. Стало холодать и я видел, как Маришка трясёться. Она боялась и ей было холодно. Когда мы зашли на дачу моего друга, то я, оставив девочку у калитки, пошёл в дачу, чтобы поговорить со своим друганом. “У тебя же есть классно обарудованный сарайчик, где ты иногда тусуешся” – сказал я своему корешу, – “Одолжи мне ключик на ночь. Я привёл ту малолетку и хочу отдохнуть с ней в более комфортных условиях”. Мой друган был человек понятливый. Улыбнувшись и сказав, чтобы мы вели себя тихо, он дал мне ключи. “Только ты там будь осторожней, а то я не хочу сесть как участник или пособник изнасилования малолених” – крикнул мой друг мне напоследок, но я уже ничего не слышал и бежал к Марине. Взяв её за руку, я повёл её к двери в сарай моего другана. В нём мы, когда были ещё подростками, тусовались и распивали пиво. Там же мы иногда устраивали party. Сейчас там должно было произойти что-то более интересное. Зайдя в сарай, включив свет и закрыв дверь, я осмотрелся. Да, это более походило на хорошо обарудованную комнату к туалетом, чем на сарай. Тут стояла кровать, стол, шкаф, два стула, имелся туалет. Тут было светло и уютно. Картину дополняли плакаты машин, висевшие на стенах. “Раздевайся” – сказал я Марине, начав сам скидывать с себя одежду. Когда девочка разделась, я толкнул её на пастель. Было холодно и немного сыро и я решил залезть под одеяло. Кровать была довольно удобная и большая. Лёжа под одеялом с мололетней девочкой и чувствуя тепло её тела, я начал опять возбуждаться. Член начал понемногу вставать и я надавил рукой на голову Марине, показывая, чтобы она ползла вниз и начала мне сосать. Головка Марины скрылась внизу под одеялом и вскоре мой член оказался в тёплом ротике. Одеяло начало медленно то опускаться, то подниматься и иногда в сарае раздавался чавкающий звук. Я положил сверху на одеяло свои руки и начал давить на одеяло, запихивая свой член в горло девушке. Из под одеяла начали доноситься уже знакомые мне кашляющие звуки, но на этот раз я не отступал и не давал девочке начать кашлять во всё горло. Я запихивал свой член каждый раз ей в рот, упираясь со стуком ей в горло. Господи, это был рай. Я чувствовал себя на седьмом небе. Я не знаю сколько это длилось. Мне казалось, что время остановилось. Но вот я начал кончать, не задумаваясь уже больше о девочке. Я испускал струи спермы, которой стало намного меньше, чем в первый раз.

     Выпустив последний заряд, я снял руки с одеяла и откинул его в сторону. Девочка медленно сползла с моего члена, заходясь в жутком кашле. Откинув одеяло, я увидел, что изо рта Марины текла сперма и слюни, а лицо было бледное до синевы. Видно она там под одеялом чуть не задохнулась. Откашлявшись, Марина попыталась встать, но я притянул её к себе, обнял и накрыл нас обоих одеялом. Я понял, что не отпущю эту девочку никогда и никуда. У меня в голове уже зрел план, как я договорюсь со своим другом и том, чтобы подержать Марину в его погребе, пока он отьедет. Я был уверен, что ключи от погреба и сарая он мне даст. Так я смогу продолжить свою связь с этой малолеткой. Времени много. Лето только в самом разгаре. Я буду привозить ей еду и трахать. А родители её искать не будут. Они даже не знаю куда именно я её повёл. Мои мысли становились всё более медленными и я начал засыпать, чувствую, как медленно и томно вздымается грудь Марины, которая уже давно заснула, лёжа на мне. Заснул я с мыслью о том, что я влюбился в Марину, как в хорошу ю вещь, которую я только что купил и ещё не успел ею насладиться…

     Настало утро. Проснулся я рано. Посёлок лежал в сонной тиши. Было слышно, как мирно сопит у меня на груди Марина. Я медленно встал с кровати, улажив Маришку дальше спать и пошёл одеваться. Одевшись, я вышел в сад и поёжился от утреннего летнего холода. Глаза у меня были немного опухшими, но сам я был отдохнувшим и полным сил. На лице у меня играла улыбка и я был доволен тем, как провёл вчерашний вечер. Как только я вспомнил вчерашний вечер, мой член сразу же стал подниматься и требовать своё. Но надо было подумать о будущем. Конечно я не хотел долго держать Марину тут. Но подержать недельку эту девочку на даче друга – это была хороша идея. Я сразу же отправился на дачу в своему корешу и когда зашёл, то увидел, что он уже на ногах и готовиться к отьезду. “А я думал тебе записку написать” – сказал он мне. “Ну чё, поразвлекались?” – посмотрел он на меня, ухмыляясь. Я не стал отвечать, так как у меня всё было написанно на лице и сразу же спросил в лоб, может ли он мне предоставить своё желище для содержания тут моей малолетки. Другану эта идея не понравилась, и не потому что он был жмот, просто его родители иногда заявлялись на эту дачу и могло бы получиться очень некрасиво. Но он мне сразу же предложил вариант, за который я без промедления ухватился. “Тут недалеко на окраине посёлке есть хибара моего брата. Он там начал строить свою дачу, да сейчас забросил. А построить он успел сарай, как у меня тут, где он жил, пока сам строил свой дом. Если хочешь, то я дам тебе ключи от того сарая. Брательник туда уже добрый год не приезжает” – сказал мне друган. “А если он всё таки наведается туда?” – спросил я его. “Ну я ему позвоню, скажу, что там мой друг недельку пожить захотел и попрошу его там пока не появляться. Но ты не думай, он туда и сам больше ездить не хочет. У него другие дела” – заверил меня мой кореш. На том мы и порешили. Собравшись, мой друган проводил нас до участка своего брата и. Пока мы шли по ещё сонному посёлку, мой друг рассматривал мою малолетку и вслух обсуждал её достоинства: “А фугурка у неё реально ничего”. “Хочешь попробовать?” – спросил его я. “Нет, мне мелкие не нравяться” – ответил он, ухмылнувшись. И вот и подошли к участку его брата. Закрыв за нами калитку, мой друг передал мне ключи от лачуги, стоявшей в углу участка, прямо около леса. Помахав на прощание рукой моей малолетке и криво ухмылнувшись, он пошагал на станцию к поезду. Я же осмотрелся вокруг и даже присвистнул от радости. Вокруг практически не было дач, а с двух сторон нас даже окружал лес. Да, подумал я, тут нас точно никто не найдёт. Я взял Марину за руку и повёл её к сараю. Эта хибара была ещё больше той, откуда мы ушли час назад. Когда мы зашли в неё и включили свет, то я обнаружил, что тут есть всё, что нужно для долгого проживания. Тут стоял холдильник, старенький телевизор, три стула, огромный стол, шкаф, какой то железный сейф советского образца, комод с зеркалом, кровать и ещё много ящиков со всякого рода инструментами и всяким барахлом. Кроме всего прочего в сарае был туалет, отделённый от общей комнаты. “Ну вот. Тут мы и будем жить.” – сказал я Марине и прошёлся вдоль нашего нового дома. “А как же я потом домой…” – робко прошептала Маришка. “Ничего. Родители твои всё знают. Поживёшь тут со мной пару дней, а потом я тебе к родителям обратно приведу” – сказал я ей. Посидев с ней немного и проверив сарай, я убедился, что единственный выход отсюда – это входная дверь. Это меня успокоило, так как дверь была массивная и с двумя замками. Я решил сьездить в город, купить поесть, помыться и вообще развеяться. Марине я сказал, чтобы он ждала меня к завтрашнему дню и, закрыв после себя дверь на оба замка, ушёл как и мой друг до этого на станцию на поезд. Перед уходом я сказал ей, чтобы она вела себя хорошо и пообещал купить ей тогда подарок. С другой стороны она бы и не могла ничего сделать. Даже если бы она орала весь день, её бы никто тут не услышал. Эта часть посёлка была заброшена.