шлюхи Екатеринбурга

Оливия

     Этой осенью в одном из сайтов знакомств (вполне приличном, если вдуматься), я вдруг обнаружил некое интересное объявление. 22-летнее создание опубликовало себя в 5-ти экземплярах (фотоальбом) в видах весьма откровенных и завлекающих. И не то, чтобы это НЮ выглядело из ряда вон – да нет, вполне заурядная голая девушка. И грудь невыразительная, и бритая киска особо не завлекала, и глаза не блистали бриллиантами…

     Но было во всём этом неглиже с отвагой что-то притягательное, что-то запретно-грешное, на что я, пожилой нимфоман, глупо так клюнул.

     К фоткам был приколочен объёмный текст. Точно процитировать его не берусь, потому что очень скоро хмурые модеры сняли сие объявление с сайта за неприличие, разврат и наглость. Но суть передам.

     Меня, мол, звать Оливия, я ни в чём не нуждаюсь, секс за деньги не предлагать! Однако вышеназванное мероприятие обожаю, практикую и усовершенствую. И потому, мол, я здесь.

     Предлагаю себя тому, кто лучше всех напишет сценарий нашей будущей встречи. Шлите, мол, ваши сочинения с фото в профиль и анфас. Могу, говорит, воспользоваться любым из вас, если понравишься и возбудишь, не взирая на сочинение. Лучшая же, мол, фантазия на заданную тему будет премирована не только личным сексом, но и денежной премией в 700 ЕВРО.

     Однако для более близкого знакомства и сердечной дружбы, прошу купить карточку ВЕЛКОМа и прислать ей ЛОГИН и ПАРОЛЬ.

     Безвозмездно, то есть даром. Это, мол, взнос в нашу будущую плотскую любовь.

     Эта деталь объяснила всё. Думаю, что этими карточками Оливия (или как её там?) обеспечила себя до глубокой старости.

     В нашем городе эта карточка стоит от 20 баксов. Столько же стоит неплохая проститутка по вызову (за час, конечно). Короче, карточку я не купил. А со сценарием похулиганил. Вот он.

     

     Дорогая желанная волнущая сексуальная волшебная ОЛИВИЯ!

     Поскольку я уже просил тебя не рассматривать наш диалог, как участие в твоём конкурсе, то и денежный вклад в твой мобильник тоже считаю преждевременным. Слишком малы мои шансы на твоё сексуальное внимание, так мне кажется. И тебе, богатенькой Буратинке, не понять, я думаю, некоторые проблемы обыкновенного университетского препода, живущего нынче от зарплаты до аванса. Да и вообще, мне как-то ранее не приходилось платить за секс, и позволь оставить привычки джентльмена средних лет в их неисправимой первозданности.

     А сценарий встречи… почему не пофантазировать, глядя на заманчивую киску прелестной девушки? Бритую, должен заметить, пиздёнку, что особенно ценю, потому что обожаю куннилингус, а лизать волосню не очень-то приятно. Оливия! Я не знаю твоего сексуального предела, не знаю твоих постельных предпочтений, ограничений, положений, восхищений, отвращений, потому представлю несколько сценариев нашей предполагаемой ебли. А ты уж сама выберешь что-нибудь тебе приемлимое. Ладно?

     

     СЦЕНАРИЙ ПЕРВЫЙ. Летний вариант.

     

     Оливия приходит к Николаше вся готовая к совокуплению, подрагивающая от вожделения и страсти. На ней топик без лифчика и мини-юбочка без трусиков. По дороге ветерок нежно обдувает истекающую киску, но она снова и снова наполняется той сладкой влагой, которую Николаша так любит ощущать и на своём языке и при ебливой страсти, когда его член входит-выходит из вожделенной пизды в ненасытную пизду без всякого на то сопротивления женского материала. Тут всё просто – как только за Оливией захлопнулась входная дверь, Оливия прыгает на Николашу, цепляясь ручоками за его шею, а ножками обхватив бедра. При этом происходит сладкий сочный затяжной обоюдный засос, а Николаша задирает мини-юбочку и гладит подставленную попку, насколько позволяет длина Николашиных рук. Николашины же ноги в этот момент неуклонно двигаются к расстеленному дивану (другого ложа в его однокомнатной фатерке просто нет), на который складывается вся обалденная фигурка, с некоторым усилием отрывающаяся от Николашеного тела.

     Как только изумительная попка Оливии касается поверхности дивана, её ножки тут же взмываются вверх и в стороны, а шаловливые ручонки раздвигают губки пизды, призывая Николашу не медлить, не ждать у моря погоды, попутного ветра парусам, прихода курьерского и конца света, а немедленно приступать к фэксу-сексу-брекекексу, не мучая более ожиданием маленькую нетерпливую девочку.

     Николаша сорвёт с себя брюки, трусы и рубашку, Оливия освободится от немногочисленных одежд, и Николаша ворвётся своим передним мужским половым хуем в смазанную всеми немыслимыми соками пизду. Оливия закинет ножки Николаше на шею и станет подмахивать попкой ему навстречу…

     Дальнейшие часа 3-4 понятны и предсказуемы. Будут и оральные, и анальные ласки, и непроизвольный переход-падение с дивана на красный ковёр, и постоянная смена поступательно-ебательных поз, и обоюдные заверения в полном удовольствии и обещании новых…

     

     ВАРИАНТ ВТОРОЙ. Зимний.

     

     Оливия прорвётся к Николаше сквозь снег и ветер, и звёзд ночной полёт… Сильная метель будет сбивать её маленькое тельце с ножек, заметать снегом, инеем, градом, песком и листьями. Но охота пуще неволи – кто ещё выебет Оливию лучше Николаши? А никто!

     И вот наконец Оливия входит в скромную Николашину обитель на первом этаже блочного хрущовского домика. В валенках, в шубе, в тёплых сиреневых трусах с начёсом, в меховой шапке, усугубленной шерстяной шалью, перевязывающий Оливию крест на крест и завязанной на поясе, бедная женщина не может даже поцеловать любовника, потому что губы не слушаются, ломаются, осыпаются и требуют водки. Ещё нежные губки почти не смыкаясь, произносят несколько непечатных слов, проясняющих мысль, что Оливия в гробу видала такую погоду, жизнь, климат, город, Николашу и эту еблю, из-за которой приходится так страдать… Николаша немедленно подаст Оливии гранёный стакан водки и солёный огурец, Оливия это всё употребит, морщась и крякая. Николаша отберёт у Оливии посуду и начнёт Оливию разоблачать. Сначала он развяжет на пояснице шаль. Потом эта шаль полетит в угол. Потом он снимет с Оливии шапку. Шапка полетит в тот же угол. Защёлкают в проворных ручках пуговицы шубы. Шуба падёт на пол тяжело и мокро, и там останется, потому что на фиг в дальнейшем шуба? Нет, в дальнейшем шуба не будет им нужна!

     Теперь очередь валенок. Это будет сложный процесс, потому что валенки примёрзли к заслуженным Оливиным ножкам, и снимать всё это придётся осторожно и долго… Но и с этим Коляша справится, уверяю вас! Дальнейшее тоже будт сделано с особым тщанием и привередливостью. Снята будет первая кофта, второй свитер, третий джемпер… Ватные штаны тоже не останутся на Оливиных чреслах, отнюдь! Вязанные носки, шерстяные колготки… и вот они вожделенные ножки, пока ещё синие, но ничего. Трусы с начёсом нам тоже сегодня уже не актуальны, ну их!.. Вот Николаша и докопался до дрожащего девчоночного тела, которое обязан будет в дальнейшем вполне удовлетворить!

     Но сначала необходимо Оливию привести в летнее состояние, ох как нужно! Николаша возьмёт содрогающееся женское тело, забросит его на плечо и отнесёт в уже готовую горячую ванну. Погрузит туда свою возлюбленную и включит кипяток, струящийся из крана…

     Оливия ещё некоторое время будет приходить в себя от этого невероятного перехода – из полярных льдин в несусветную теплынь. Потом расслабится и отдастся горячей водичке, согревающей её потрясённые мировым холодом внутренности. Николаша, конечно, наладится таскать Оливии из кухни и остальных помещений всё, что женская душа потребует. Тут будет и чашечка горячего ко-о-офе, и сладкого ча-а-ая, и согревающей во-о-одочки, и коньячка с лимо-о-ончиком. При этом Николаша всё время будет погружать свои ладошки в воду и трогать Оливию во все интимные местечки, стараясь пробудить в ней страсть, вожделение и ебливость.

     И наконец – о чудо! – Оливия ощутит прилив крови, сил и нетерпения, и призовёт Николашу к немедленному действию. И сорвёт Николаша с себя одежду, и погрузится в ванную, приятно потеснив своим горячим телом горячее тело возлюбленной! И повернётся возлюбленная к нему попкой, встав на колени в положении раком, и войдет Николаша в Оливию своим переденим половым хуем, и будут они воду в ванной колыхать, колыхать, колыхать, и много в том преуспеют!

     Потом завернёт Коля Оливию в белое махровое полотенце и отнесёт её в нагретую постель. И там – о Боже!- освобождая её по сантиметрику от полотенца, исцелует каждый миллиметрик женского тела, особенно отдавая должное клитерочку и влагалищу обкончавшейся Оливии…

     

     СЦЕНАРИЙ ТРЕТИЙ.Осенний, но садистский.

     

     Оливия придёт к Николаше мстительно сжимая ярко накрашенные губки и сжимая в руке сумочку с некоторыми интимными приспособлениями. Сбросив в прихожей пальто и платье, но не сняв высокие чёрные сапоги, она достанет из из сумочки плётку, и шагнёт в комнату, где уже голый Николаша будет стоять на коленях и ждать наказания. Отхуярив Николашу плёткой по спине и попке, отбросит плётку на фиг, потому что начнёт сатанински хохотать, усевшись на диван. А Коля подползёт к ней на коленях, раздвинет ей ножки, снимет её кожаные трусики и начнёт лизать вожделенную пизду вдоль и поперёк. Больше Коленьку бить не надо, он и так сделает всё, что дама захочет. Че-слово! Что её душеньке будет угодно! И сколько угодно! Пока она сама пощады не попросит…