Офисная политика. Часть 1

     Наконец, наступил день, когда таинственная медсестра протянула Люсиль руку и помогла ей встать на ноги из кровати. Несмотря на электростимуляцию, которая должна была помочь Люсиль избежать атрофии мышц, ноги Люсиль дрожали, и она была удивлена, насколько они были слабы. Она вынуждена была опереться на медсестру для поддержки. Медсестра принесла Люсиль стулу и усадила ее. Кровать и стул разделяли всего несколько шагов, но Люсиль уже была без сил.

     «Сегодня у нас большой день, Кимберли». Голос медсестры был приглушен маской. «Снимаем бинты, наконец».

     Люсиль попыталась заговорить, но только пустила слюни. Она наблюдала, как медсестра внесла зеркало в человеческий рост и поместила перед ней. Люсиль чувствовала, как колотится ее сердце от нарастающего чувства страха и надежды. Что они сделали с ней? О чем думала Кимберли, когда она подписывалась на все это?

     Она дрожала в то время, как медсестра медленно разрезала и снимала бинты. «Только расслабьтесь, Кимберли. Я думаю, что Вы будете рады. Все сделано именно так, как Вы попросили. » Люсиль не могла видеть свое отражение в зеркале, поскольку медсестра стояла перед ней снимая бинты, затем медсестра помогла ей снять халат. «И вот теперь, представляем новую, улучшенную, Кимберли!» Медсестра отступила в сторону, и Люсиль впервые увидела свое отражение.

     Медсестра поднесла к ее носу немного нашатыря, возвращая ее в сознание. «Все прошло по плану», рассказывала Медсестра. «Начнем с Ваших ног: подколенные сухожилия были укорочены так, что Вы можете только носить обувь только с самыми высокими каблуками. Подушечки геля были вставлены Вам под кожу на коленях, что позволит Вам стоять на коленях в течение длительных периодов времени».

     Медсестра погладила бедро Люсиль. «Немного жира было откачено, чтобы придать Вашим ногам совершенный вид». Рука медсестры скользила до катетера, вставленного между ног Люсиль. Люсиль впивалась взглядом в свое отражение в зеркале. Ее половые органы были похожи на промежность куклы, гладкую и бесполую. Медсестра немного поласкала рукой промежность Люсиль. «Поскольку Вы были в этом вопросе безапелляционны, матка, клитор и внешние половые губы были удалены. С одной стороны теперь Вы не сможете наслаждаться удовольствием от секса, но, с другой стороны, у Вас не будет больше ежемесячных периодов. Мы не стали удалять Ваши яичники, таким образом, Ваше либидо остается неповрежденным. Как Вы и просили (хотя эта операция и запрещена законом) мы ввели Вам в яичники гормональные препараты, чтобы их увеличить. Скоро Вы будете похотливее, чем шакал в полнолуние».

     «Что касается Вашего живота, » продолжила медсестра. «Нам есть чем гордиться: у Вас уже только 35 см талии. Мы добились этого установкой Вам внутреннего корсета. Как только опухоль сойдет, талия должна будет уменьшиться до 3 см. Пришлось имплантировать несколько титановых пластин в область позвоночника, чтобы избежать разрушения спинного хребта».

     Рука медсестры добралась до соска Люсиль. «Как Вы можете видеть, мы установили Вам новые постоянные груди. Мы делали это во время сна под наркозом. В настоящее время  Ваш бюст — 210 см, но поскольку Ваша кожа постепенно растягивается, Вы можете твердо рассчитывать через пару недель на обещанные 220 см. » Медсестра с силой сжала сосок Люсиль. «Вы можете видеть, что отныне Ваши соски только для показа. Нервные окончания, которые вели к соскам, были нами удалены. Теперь Вы будете неспособны ощущать, как удовольствие, так и боль от воздействия на них. Они для развлечения других.

     «Мы поместили титановые распорки в верхние позвонки C-5, 4 и 3 в области Вашей шеи, » медсестра погладила Люсиль по шее, привлекая ее внимание к тому, какой длинной ее шея стала. «Вы найдете поворачивание Вашей шеи несколько затруднительным, но это с лихвой возмещается ее потрясающим внешним видом и грациозностью».

     Руки медсестры сжали руки Люсиль. «Мы удалили большинство нервных окончаний в районе Ваших ладоней и пальцев, поэтому Вам вряд ли удастся сжать руки в кулак или продеть иголку в нитку. Также мы удалили Вам отпечатки пальца при помощи кислоты и лазера, как Вы и просили. Я не знаю и не хочу знать, почему Вы хотели сделать это, но Вы — наш клиент, и Ваше слово — закон».

     Люсиль не могла поверить своим ушам. Кимберли просила удалить нервные окончания? Половые органы? Отпечатки пальцев?

     «Теперь, » продолжала медсестра, «о Вашем лице. Вы — одна из первых женщин в этой стране, которая подверглась некоторым видам операций!» Она погладила щеку Люсиль. «Лицевые нервы обработаны токсинами так, выражение Вашего лица не позволяет выражать такие эмоции, как боль или отвращение. Все Ваши зубы были удалены, а на их место установлены мягкие силиконовые заменители. Ваш язык увеличен в размере за счет инъекции жировой  ткани, что позволяет превращать любой минет в Вашем исполнении, в полноценное сексуальное действие, ничем не уступающее (по ощущениям для другой стороны) с сексом вагинальным. Вы не можете закрыть рот до конца, что делает Вас доступной в любой момент».

     Медсестра дотронулась указательным пальцем до раздутых губ Люсиль. «Давайте посмотрим, как трахается Ваш новый ротик». Она без малейшего труда просунула свой палец в рот Люсиль. Люсиль попыталась остановить вторжение, но не могла держать контролировать свой рот. Она чувствовала, что мускулы в ее рту сократились и он стал рефлекторно производить сосущие звуки. «Ммммм, как хорошо!» Медсестра мурлыкала, продвигая свой палец все глубже и глубже. » Ваш рот будет отныне таким же упругим и нежным, как анальное отверствие. » Медсестра вытянула палец изо рта Люсиль, оставляя за собой ниточку слюны. » Мы также вводили в слюнновыделительные железы стероиды, таким образом Ваш рот будет постоянно влажным и готов к минету. Вы будете постоянно пускать слюни, но это — приемлемый компромисс. Благодаря отверстию в трахее, Вы сможете делать минет часами, не прерываясь на дыхание».

     «Пожалуйста, посмотрите наверх. Мы действительно полностью удалили Вам волосы. Благодаря специальным  инъекциям в фуликулы, когда они снова отрастут, они превратят Вас в абсолютно естественную блондинку».

     Люсиль продолжала в оцепенении рассматривать свое отражение: свои невообразимые сиськи, пухлые губы на пол-лица, придающие ее лицу некоторое сходство с влагалищем. В ее голове пульсировал вопрос: «Почему именно в блондинку?».

     Внезапно, ее глаза полезли из орбит. Она, наконец, поняла. Ее лицо стало лицом Кимберли. Доктор превратил в куклу из секс-шопа. Но у этой куклы было лицо Кимберли.

     

     4.

     

     Люсиль попыталась закричать, но не смогла издать ни звука. Она попыталась покачать своей головой, но вынуждена была поворачивать все тело, чтобы добиться этого. Она пыталась объяснить медсестре, что она не была Кимберли. Она поймала свое отражение в зеркале и поняла, что больше всего похожа на вытащенную из воды рыбу.

     «Что случилось?» спросила медсестра. «Вы пытаетесь сказать, что произошла ошибка?»

     Люсиль была взволнована тем, что медсестра наконец могла понять ее.

     «Вы говорите, что Вы не Кимберли? Но Вы подписали все формы от ее имени. Все, что мы сделали, было сделано по Вашему же собственному запросу».

     Люсиль проклинала себя за то, чтобы не прочитала формы пред тем, как подписать их. Какой демон вселился в Кимберли, когда она заказывала все это?

     «Что все это значит?» таинственная медсестра продолжала говорить. «Ваше имя — Люсиль?»

     Люсиль потрясенно кивнула, вытаращив от изумления глаза на медсестру.

     Медсестра печально покачала своей головой. «Нет, милая, Вы немного запутались. Вы не можете быть Люсиль. » Медсестра медленно потянула свою повязку вниз и сняла ее с лица. «Потому что, Люсиль — это я».

     Люсиль в изумлении вытаращила глаза на изображение своего собственного лица на другой женщине. Медсестра потянула маленький футляр из нагрудного кармана халата. «Секундочку» сказала она, вытаскивая из футляра контактные линзы. Через мгновение глаза медсестры из от кристально синих стали светло карими. «Видишь? Теперь я точно Люсиль. »

     Медсестра вытащила второй футляр. «А вот это уже твои. » Медсестра взяла тюбик с раствором и капнула на линзы. «Они специально заказаны за границей — тоже запрещены здесь. Как только я установлю их, они не смогут быть сняты без хирургической операции. В них, правда, не очень хорошо видно, но чтобы быть Кимберли, а я знаю, что ты хочешь быть Кимберли, у тебя должны быть синие глаза». Медсестра начала устанавливать линзы в глаза Люсиль немилосердно оттягивая ей веки.

     Люсиль мигала, удивленная тем. Что теперь все, увиденное ею, расплывалось пятнами. Медсестра приблизила зеркало, чтобы Люсиль могла видеть, но все что она смогла увидеть в зеркале сквозь новые линзы — лишь расплывчатое изображение своего лица. Она попыталась заплакать, но не смогла выдавить из себя ни слезинки.

     Медсестра встала на колени перед сидящей на стуле Люсиль, всматриваясь в нее. «Что? Ты не счастлива? Все то время, что мы знали друг друга, ты постоянно у меня что-то воровала. Мои вещи, моих друзей, мою работу, мои повышения. » Медсестра наклонилась к ней: «Ты даже пыталась убить меня, ты понимаешь это? Повредить тормоза на моем авто? Ради чего? Ради шанса на повышение?» Кимберли улыбнулась. «Я подумала, что раз ты так настойчиво хочешь стать Кимберли, тебе нужно помочь действительно стать мною».

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]