шлюхи Екатеринбурга

Однокурсница. Часть 2

     И вот я слышу звонок будильника. Одеваюсь. В каком-то странном и непонятном волнении выбираю трусики. Белые? Нет, пусть будут розовые. Стринги. Не слишком ли они откровенные? Нормально.

     Бегу. Тороплюсь. Вот и старый мост. В утреннем тумане вижу два силуэта. Они. Слава и Марина. Ждут.

     – Опаздываете, мадам, – говорит Слава.

     – Вообще-то, её правильнее назвать мадемуазель, – весело поправила его Марина.

     – Ох, извините, – смеётся Слава, и – о чудо! – он меня прижимает к себе. Именно так я и мечтала.

     – Холодно, – шепчет он, – а ты так легко одета.

     – Мне тепло, – соврала я.

     – А мы поставили палатку, там согреешься, – говорит он.

     – И удочки закинули, скоро клёв начнётся, – вторит ему Марина.

     В палатке было тепло. Я не понимала, зачем нужна палатка, если мы пришли на пару часиков, чтобы поймать десяток карасей?

     – Выпей, – предложил Слава, наливая чай из термоса.

     Чай оказался крепким и, как мне показалось, содержал в себе что-то алкогольное.

     – С коньяком, – признался Слава. – Отличный бодрящий напиток.

     – Спасибо, – поблагодарила я, с трудом удерживая чашку дрожащими руками.

     А Славик уже расстёгивал мои джинсы.

     – Я же говорил, что ты слишком легко одета, – сказал он, подбираясь к трусикам. – Разве так можно? Надо тебя растереть.

     – Как? – удивилась я. – Зачем?

     – Не спорь, – настаивал он, – снимай джинсы.

     И я повиновалась. Вслед за джинсами он снял с меня и трусики.

     – Не волнуйся, – успокоил он, – сейчас сделаю тебе массаж.

     Тут я по-настоящему испугалась. Вспомнились предупреждения бабушки. Чёрт, неужели она была права? Но, что мне теперь делать? Бежать некуда. Я в палатке, один на один с мужчиной, он возбуждён, а я без трусов, почти совершенно голая. Что он собирается делать?

     – Я боюсь, – честно признаюсь я и пытаюсь прикрыться снятыми джинсами.

     – Не надо бояться, – просит он с нежностью, – я тебе не сделаю ничего плохого. Тебе понравится. Ты только доверься мне. Всё будет хорошо.

     Он разговаривает со мной шёпотом и гладит рукой лобок, отбросив в сторону джинсы, сломив при этом моё слабое сопротивление.

     – Что вы хотите сделать? – он заглушает мой вопрос поцелуем.

     Пытаюсь вырваться, но чувствую его крепкие объятия и начинаю понимать, что сопротивление бесполезно. На несколько секунд он меня выпускает и поспешно раздевается.

     

     

     Вот сейчас можно убежать, – думаю я, но не могу двинуться с места. Смотрю на Славу, словно нахожусь под гипнозом. Я впервые в жизни вижу мужской половой орган. Он мне кажется большим. Я смутно догадываюсь, что эта штука должна каким-то образом проникнуть в моё тело. Как я слышала от опытных подруг, будет больно.

     Слава снова меня целует и ласкает лобок.

     – Нет! – кричу я изо всех сил.

     В палатку заглядывает Марина.

     – Что у вас происходит? – с поразительным спокойствием спрашивает она.

     – Она ничего не умеет, – отвечает Славик с тем же будничным спокойствием.

     Впечатление такое, что ничего страшного не происходит. А может, и в самом деле нет ничего страшного в моём положении, – такая мысль посещает моё сознание, – девочка мечтала, видела во сне зрелого опытного мужчину, который её совращает, вот и домечталась. Полуголая валяюсь в походной палатке, на меня с ехидной улыбкой смотрит моя ровесница, а рядом сидит голый мужик с угрожающе торчащим из его тела отростком.

     – Если девушка чего-то не умеет, её можно научить, – глубокомысленно замечает Марина и начинает раздеваться.

     Я не верю своим глазам. Она обнажается полностью. У неё прекрасное тело: высокая грудь, розовые соски, аккуратно выбритый лобок, длинные стройные ноги, маленькая кругленькая попка. Я рассматриваю её тело и успокаиваюсь. Теперь нас двое, мы в одинаковом положении, обе обнажены и беззащитны.

     – Умница, Маринка, надо показать девочке, как это делается, – обращается к ней Славик, а Марина устраивается рядом со мной и тихо говорит:

     – Смотри, не бойся, все когда-то начинали, плохого в этом нет. Любая женщина рано или поздно через это проходит. Ты хочешь стать настоящей женщиной? Конечно, хочешь. Я знаю. Поэтому смотри. Тебе понравится. Главное, нужно расслабиться и довериться мужчине. Он всё сделает сам.

     Славик осторожно раздвинул ноги Марины, погладил её лобок, как минутой раньше ласкал меня.

     – Готова? – спросил он, прикоснувшись к губам влагалища.

     – Да, – коротко ответила она, и Славик вонзил в неё свой изнывающий от желания член.

     Я не могла на это смотреть и закрыла глаза. Слышалось лёгкое постанывание Марины, чувствовались резкие уверенные движения Славика. Мне хотелось убежать, но я не знала, как это сделать. Они меня не отпустят. Он не отпустит, пока не сделает то, что он сейчас

     вытворяет с Мариной. Судя по всему, ей это нравится. А я этого боюсь, по той причине, что никогда раньше этого не делала.

     Но я уже смирилась с мыслью, что сделать это придётся. Как она сказала? Расслабиться и довериться. И я расслабилась. Нет, мне не убежать. Пусть всё произойдёт сейчас.

     

     Глава 3

     

     – Тебе пока хватит, Марина, – услышала я его голос и открыла глаза, – пусть теперь девочка попробует.

     Марина улыбалась. Обворожительная улыбка. Так улыбаться могут только взрослые красивые и уверенные в себе женщины. Я тоже хочу так научиться. Хочу стать взрослой по-настоящему. Хочу почувствовать в своём теле горячий мужской орган. Хочу так же, как и Марина, улыбаться, осознавая гордость за то, что родилась на свет женщиной. Хочу научиться получать удовольствие от того что, впуская в себя мужчину, позволяю ему любить и наслаждаться всеми прелестями моего тела.

     

     Я сняла майку. Обнажаясь полностью, я хотела показать свою готовность к действию.

     – Я буду рядом, – Марина сжимает мою руку, – ничего не бойся.

     – Расслабиться и довериться? – спрашиваю с дрожью в голосе.

     – Правильно, – смеётся она, – ты хорошая ученица, всё запомнила.

     – Скажи, Марина, в первый раз это бывает очень больно? – задаю этот вопрос со смущением и краснею, стесняясь весёлого взгляда дяди Славы.

     – Чуть-чуть, – ласково отвечает она и целует меня в лоб.

     А дядя Слава уже делает своё дело. Он раздвинул мои ноги, его рука прошлась по моим соскам, спустилась ниже, слегка потормошила волосы на лобке, и теперь я чувствую его прикосновение там, где ещё ни разу не бывал ни один мужчина. Я вижу красноватый набухший член. Он влажный, ведь он только что находился в чреве Марины. Она продолжает держать меня за руку. О том, что он в меня проник, я догадалась по острой боли в нижней части живота. Боль на секунду заслонила всё на свете. Марина сильно сжала мою руку, снова чмокнула в лоб и прошептала:

     – Всё хорошо.

     – Потерпи, девочка, – сказал дядя Слава, – самое страшное позади.

     – Это всё? – спросила я.

     – Не совсем, – сказал он и резко вынул из меня окровавленный член, из которого брызнула тонкая белая струя, покрывая мою грудь и лицо слизистой вязкой жидкостью.

     – Зачем ты так! – возмутилась Марина. – Девушка в первый раз, а ты:

     – Извини, – он был действительно сильно смущён, – я не хотел, просто так получилось.

     Он принялся меня заботливо вытирать.

     – Так случается, – говорил он, – я кончил.

     – В следующий раз научишься кончать и ты, – одеваясь, сказала Марина.

     Когда я вышла из палатки и вдохнула свежий утренний воздух, мне захотелось восторженно прокричать на всю округу: Я стала настоящей женщиной! Слава сидел на берегу и следил за поплавком. Я подошла к нему сзади, обняла, прислонившись лицом к шероховатому воротнику рыбацкой куртки, и едва слышно для него и для себя сказала:

     – Спасибо.

     – Понравилось? – спросил он, вытаскивая из воды блестящего карася.

     – Замечательная рыбалка! – ответила я. – Запомню на всю жизнь.

     Утренний туман рассеялся. Мы возвращались в село молча. К чему слова, когда и так всё ясно. Мы научились понимать друг друга без слов. О следующей рыбалке мы даже не договаривались. Мы знали, что она будет завтра.