Одноклассница, или Десять лет спустя

     
— Ого! — Лана распахнула дверь, даже не дождавшись звонка. Характерная поступь говорила сама за себя… по лестнице поднимался Вадим. В начальных классах средней школы его походка служила предметом насмешек одноклассников. У Вадика был дефект стопы, поэтому ходил он, немного раскачиваясь из стороны в сторону.

     — Привет, — хрипло сказал Вадим. В одной руке он сжимал букет цветов, в дугой была бутылка.

     «Вино», — наметанный глаз Ланы видел определил содержание упаковки. — «И явно не дешевое. С чего это он?»

     Вадим и Лана были хорошими друзьями в школе, потом он даже пытался за ней ухаживать, но впоследствии махнул на это дело рукой, объяснив себе, что дружеские отношения их устраивают больше. Потом, поступив в университет, он завел себе девушку, и с тех пор появлялся довольно редко, так, больше для проформы.

     «А он явно похорошел с момента нашей последней встречи», — удивленно отметила про себя Лана. — «Или я просто не замечала этого раньше?»

     — Мне так и стоять на пороге, или все-таки впустишь? — Вадим произнес это с едва заметной иронией. Он вообще научился за свою жизнь относиться к происходящему с чувством юмора. В школе ему это не пригодилось, зато в университете он сразу стал весьма популярной личностью и завел массу полезных знакомств. Закончив вуз, он довольно быстро нашел себе перспективную работу и стал стремительно делать карьеру.

     — Входи, Сильвер. — Лана тряхнула головой и каштановые волосы рассыпались по плечам.

     Сильвером его прозвали классе в третьем, все за ту же походку. Сначала звали Пиратом, потом Капитаном, а когда в классе началось повальное увлечение «Островом Сокровищ», кличка «Сильвер» пристала к нему намертво.

     Вадим протянул ей цветы и вино.

     — Я ненадолго, Лан. Минут на тридцать-сорок, потом бежать надо, может, с клиентом придется встречаться.

     «Жаль, что не надолго», — чуть не вырвалось у девушки, и она даже сама удивилась своему порыву. — «С чего это я?» — пронеслось у нее в голове.

     — Куда куртку повесить? — Пристально посмотрел он ей в глаза.

     — Да можешь прямо здесь… Подожди, я тебе плечики дам. — Лана взяла у него пиджак. — Ткань какая хорошая… «BOSS», что ли?

     — Ты не поверишь, но это шьют у нас в городе, — усмехнулся Сильвер. — Наверное, это у меня такая странная патриотическая жилка… покупаю наше, даже туфли, хотя с моими костылями мне активно рекомендуют итальянскую обувь.

     — Девушки, не выходите замуж за иностранцев, поддержите отечественного производителя, — рассеянно сказала Лана, вспомнив дурацкую фразу из радиоролика. Последний ее ухажер был, кажется, шведом… Или нет, швед был раньше, а этот, кажется, приехал из Швейцарии.

     — А ты неплохо живешь, — заметил Вадим, открывая бутылку и с любопытством рассматривая полку с различными сувенирами. — Ого! А это, интересно, у тебя откуда?

     Он подошел к книжной стойке и ловко вытащил подарочное издание «Божественной комедии». Сильвер был редким книгочеем, и первым делом, приходя в гости, изучал библиотеку хозяев.

     — Это так… Подарок, — отмахнулась Лана.

     — Не иначе как от молодого человека, — Вадим аккуратно поставил Данте обратно на полку. — В таком случае, у него хороший вкус. Впрочем, если он выбрал тебя, то этот факт не подлежит никакому сомнению.

     — С чего это ты взял, что от молодого человека? — Спросила Лана. Впрочем, Влад не ошибся… эту книгу ей подарил Артур, видимо, считая, что таким образом он поднимет свой интеллект в ее глазах. С Артуром она встречалась рекордно короткое время… что-то около тридцати часов, и за это время он успел ей надоесть хуже горькой редьки. Меньше чем через двадцать минут после знакомства он уже предложил постель, и она, даже сама не зная почему, согласилась. Любовником он оказался никудышным, и только укрепил Лану в мнении, что все мужики — самовлюбленные самцы.

     «И чего мне так не везет? Находят же себе нормальных мужей бабы, у которых ни кожи, ни рожи. А я ж не уродина, и вот тебе на…»

     Она украдкой бросила взгляд в зеркало, отразившее ее ладную фигурку. Лана была действительно очень красивой девушкой. Поначалу, лет в четырнадцать, ей очень льстило внимание мужчин, но теперь, в двадцать семь, ничего кроме раздражающей скуки, оно не приносило.

     «Да что это я? Настроение из рук вон…» — Лана пригубила вино из высокого бокала.

     — Недурственно, — сказала она, покатав на языке кисло-сладкую каплю. — Только не говори, что делают тоже у нас.

     — Не скажу, — засмеялся Вадим. — Это мне привезли из Грузии. Я сделал одну небольшую работу, а это, так сказать, дополнение к гонорару.

     — Ну… Кому дарят книги, а кому вино, — пожала плечами Лана.

     — Да, но только вот книги стоят у тебя нечитанными, а вино я, как видишь, употребляю по назначению.

     — Ну, не совсем, — улыбнулась Лана. — Лучше б ты его любимой девушке принес. — Устроили бы вечер при свечах…

     Она внезапно осеклась. Сильвер молчал как-то уж слишком выразительно.

     — Вот именно, — с неожиданной хрипотцой в голосе сказал он.

     Лана подняла голову и встретилась с пронзительным взглядом его сине-серых глаз. Смысл сказанного дошел до нее не сразу.

     — Вадик… Ты чего…

     Он поставил бокал на журнальный столик и медленно, даже как-то слишком медленно подошел к ней и положил руки ей на плечи.

     — Я не знаю, что на меня сейчас нашло, но уж лучше я это сделаю сейчас, чем не сделаю вообще, и потом начну жалеть, — сказал он.

     — Не… — Лана хотела сказать «Не надо», но неожиданно поняла, что не хочет этого говорить. Вадим как будто выключил в ней механизм сопротивляемости. «А, будь что будет», — неожиданно подумала она и подалась ему навстречу.