Одни дома

     
Я давно хотел Таню, но как-то не предоставлялся случай. И вот однажды наши родители собрались в деревню. Я и Таня должны были остаться дома, так как ехать было далеко, а учёба ещё не кончилась, и мы бы не успели вернуться к понедельнику. Поэтому родители приняли решение оставить нас дома. Я обрадовался, ведь более удачного случая могло бы и не быть. Представляете, целых два дня, в течение которых я мог познать Танюшу, и никто не мог помешать мне в этом. Как только я подумал об этом, почувствовал, как семя зашевелилось во мне, а плоть стала заметно твёрже.

     Теперь надо было как-то намекнуть Тане о своём желании её. Когда я намекнул ей в первый раз, она покраснела и ответила, что нельзя. Я не стал настаивать, а только отошёл, чтобы снова ринутся в бой. У меня были ещё четыре дня, и пока я просто наслаждался видом Таниных ног, потому что она ходила в юбке, открывавшей её коленочки. Они были словно яблочки, и мне так и хотелось приложиться к ним, и потом естественно развести…) .

     В течение этих дней я ещё раз 6 напомнил ей о себе, 2 раза даже пытался задрать ей подол, так как вид её ног настолько меня возбудил, что я боялся, что семя вытечет прямо сейчас. Возбуждение сделало меня наглым, хотя боялся, что Танюша всё расскажет маме, и тогда мне точно не придётся лазить на неё. Но моё предчувствие не оправдалось, Таня ничего родителям не рассказала, а напротив в последний день дала согласие, и даже больше — сама подняла подол, дав мне возможность погладить её ноги, а заодно убедится в её готовности к любви. Когда я гладил её ноги, Таня потекла, что вызвало у меня естественный восторг, что ещё может быть лучше, когда дева, которую ты собираешься любить начинает течь тебе в руку. Кроме того, это случилось как раз накануне соития, что ещё раз подтвердило моё мнение — Таня созрела.

     Тогда я ещё не знал, что она давно хотела быть любимой но боялась. Её комната была рядом с комнатой родителей, и она часто слышала по ночам скрипы кровати и радостные мамины крики и стоны. Когда в очередной раз мама начинала стонать под папой, то Таня не засыпала, она слушала, и ей хотелось, чтобы её вот также кто-то пронзил своим копьём; однажды под эти звуки у неё между ног что-то потекло. Она думала, что пришли регулы, но утром не было крови. Это была первая течь любви.

     Вторая случилась, когда я гладил внутреннюю поверхность её красивых бёдер. Мои руки были мокрыми и липкими от слизи любви, которая всё вытекала на её бёдра, про её трусики и говорить нечего — они были настолько мокрыми, что хоть выжимай. Сока было столько много, что если бы я взял её прямо сейчас, то всё получилось бы само собой, без боли и крови, но я решил подождать до завтра. Завтра все уедут, и никто не услышит звуков любви; никто не увидит окровавленную простыню и мы можем все два дня не выходить из спальни — ведь нам будет некогда. Всю ночь я проворочался в постели не в силах заснуть.