Одна неприятная история 19-летнего парня

     Обычно, дорога в институт занимала у меня почти целый час. Но это было время, когда можно было, по дороге туда – прочитать конспект, а по дороге обратно – погрузиться в какую-нибудь увлекательную книжку. И поэтому, именно, обратная дорога всегда казалась мне особенно короткой. Когда я садился в поезд метро, там уже, как правило, не было свободных мест и я приваливался к стенке у противоположных выходу дверей. В тот день я задержался в институте почти до самого вечера. Надо было сдать пропущенную “лабораторную” и когда я наконец добрался до метро, толпа просто внесла меня в вагон. В такой давке книжку было бы уже не достать, и я заранее вынул ее из моей сумки, еще на перроне и, плотно зажатый со всех сторон, окунулся в чтение. Вагон изрядно раскачивало, но держаться за поручни не было необходимости. Меня плотно подпирали стоящие вокруг люди, также, как и я – читающие или просто уставившиеся в темноту окон отрешенным взглядом. На Невском народу еще прибавилось и меня зажали так, что было уже и не пошевелиться. Поезд снова поехал и я вдруг почувствовал, как мой член, через поношенные вельветовые джинсы стал тереться, в такт покачиванию вагона, о чью-то руку. Меня это здорово отвлекало от книги и я попытался повернуться немного боком. Неудивительно, что мое ёрзанье вызвало лишь раздражение окружающих. Я поймал несколько недовольных взглядов и снова замер, уткнувшись в книжку, пытаясь просто отвлечься, но вдруг почувствовал, как эта рука повернулась и мягко обхватила, уже довольно потвердевшую головку, двумя пальцами и начала, также в такт покачиванию, водить по ней вверх и вниз. В голове у меня все приятно поплыло, но взгляд от книги я отводить не стал, хотя читать я уже не мог и строчки расплывались у меня перед глазами. Конечно, было достаточно глупо делать вид, что я ничего не замечаю. Мой член уже стоял колом, а чья-то рука работала уже всей пятерней. Я медленно поднял глаза от книжки и увидел перед собой мужика, стоящего ко мне боком и смотрящего совсем в другую сторону, как будто ничего и не происходило. На остановках он переставал мне дрочить, чтобы не выдать себя в толпе. Но как только поезд трогался и вагон начинало раскачивать, эта сладкая пытка возобновлялась. Мы уже подъезжали к Московской и толпа стала постепенно рядеть, но мужик все стоял боком вплотную ко мне и тут я начал ощущать ватную истому в ногах. “Все! Сейчас кончу” – подумал я. Но тут мужик вдруг перестал и повернулся к выходу.

     Я обалдело смотрел на него, а он, неожиданно повернувшись ко мне, спросил, не знаю-ли я, сколько сейчас времени? Я промычал что-то невнятное и тогда он сказал: “Пойдём?”. Поезд остановился на Звездной и он мягко взяв меня за руку вывел из вагона. Я отчетливо понимал, что я делаю что-то абсолютно бредовое, но молча шел рядом с ним дальше. Мы вышли из метро и он спросил: “Тебя как зовут?” – “Андрей”- , тихо ответил я. “А меня – Володя. Ты не бойся, я ничего плохого тебе не сделаю” – вдруг сказал он и повел меня к, стоящему на другой стороне улицы, 14-этажному дому. Мы поднялись на лифте на 7-й этаж и Володя, нежно обняв меня, открыл ключом дверь квартиры. В прихожей он сразу снял с меня куртку и повел в комнату к большому дивану. Мы сели и он сразу начал гладить меня по коленям, медленно подбираясь к бугорку на моих джинсах. Я закрыл глаза и почувствовал, как он стал расстегивать мне молнию. Я слышал его дрожащее дыхание у самого своего уха. Правой рукой он обнял меня и тесно прижался всем телом. Его левая рука уже нервно блуждала у меня в ширинке, пытаясь нащупать край трусов. Я не шевелился и со страхом, смешанным с предельным возбуждением, ждал, что же будет дальше… Володя, похоже очень нервничал и все никак не мог залезть мне под трусы. Тесно обтягивающие мою поджарую попу джинсы, удерживаемые теперь лишь пуговицей на поясе, сковывали движение его руки. Тогда он быстрым движением расстегнул ее и потянул с меня джинсы вниз. Я вытянулся вдоль дивана, совершенно не сопротивляясь, а Володя, с ощутимой уверенностью уже взялся за резинку моих трусов. Через секунду я лежал только в одной рубашке, а мой возбужденный член мягко качался из стороны в сторону. Володя пригнулся к нему и мягко обхватил его губами. Мне было как-то совсем даже неприятно, что это делает мне какой-то мужик, но сами ощущения были просто фантастическими и я перестал думать об этом. Но Володя не дал мне кончить и начал снимать с меня рубашку. Я лежал совсем голый на диване а он гладил меня по всему телу и что-то возбужденно бормотал. Потом он начал меня целовать. В соски, в пупок и вокруг лобка, потом в шею и снова в соски…Я постепенно стал приходить в себя и решил, что надо бы, вообще-то, потихоньку одеваться и по-добру, по-здорову сваливать отсюда, пока не поздно. С этой мыслью я стал подниматься, пытаясь опустить правую ногу на пол.

     Эрекция у меня стала проходить и член уже не торчал вверх, а вздрагивая опускался на живот. Володя встрепенулся и хрипло зашептал: “Подожди, не уходи… Я тебе заплачу… Сколько захочешь… Пожалуйста… Я тебе ничего не сделаю… Хочешь пятьдесят рублей?” – и мягко толкал меня обратно на диван. “Не… я пойду” – ответил я, пытаясь убрать его руку с моей груди. Вот тут-то его и пробрало. Он резко вскочил на меня сверху и перевернул животом вниз. Я только успел заметить, как из висящего на спинке стула домашнего халата вылетел матерчатый пояс и тут же обвился вокруг моих запястий за спиной. Володя, сидя у меня на спине, прочно связал мне руки и зашептал мне в самое ухо: “Только попробуй кричать! Тогда отсюда не выйдешь!”. “Ну все, блядь, влип!” – подумал я – “попался, как последний мудак!”. Володя сбросил мои ноги с дивана на пол и налег всем телом сверху. Мои колени уперлись в пол, а в вывернутых лопатках стрельнула острая боль. Лицом я был буквально вжат в диван и не мог пошевелиться, когда Володя набросил мне на голову свой халат. По его возне я понял, что он лихорадочно раздевается, сбрасывая с себя всю одежду, но не переставая крепко удерживать меня в этой жуткой позе. Я знал, что будет дальше. Дальше, меня, 19-летнего паренька, просто изнасилуют. А вот что будет потом? Что он сделает со мной потом?

     Мне стало страшно. Короткими толчками мне в попу стал забираться его толстый член. Я почувствовал что-то мокрое сзади, то-ли слюни, то-ли какой-то крем… Но особенно больно мне не было. Не было до тех пор, пока его член не уперся мне в сжатую мышцу внутри. И тогда он начал ее раздвигать… Я заорал. Володя тяжело уперся руками в мои плечи и ускоряясь начал размашисто меня ебать. При каждом толчке я сильно тыкался головой в спинку дивана, а связанными за спиной руками я мог чувствовать его волосатый мокрый от пота живот. От нестерпимой боли и досады у меня выступили на глазах слезы, а животный страх парализовал меня так, что я и не думал сопротивляться. Мое спасение пришло совершенно неожиданно. Отрывистыми резкими звонками в дверь. Володя замер. Я не мог видеть его лица, но я почувствовал, как его охватил страх. В следующее мгновенье он вынул свой член из моей попы и лихорадочно стал развязывать мне руки. И тут я услышал его хриплый отчаянный шепот: “Слушай, извини… Я сам не знаю, как так получилось… Только тихо… Я заплачу тебе… Пожалуйста… На, одевайся скорее… Она меня убъет! Вот сука! Ну, откуда она взялась? Ну, одевайся же скорее! Только тихо… тихо! Вот тебе деньги. На, возьми и сиди здесь. Как только она уйдет – я тебя выпущу.” Он лихорадочно застегивал штаны и с испугом смотрел в коридор. И тут раздался звук поворачиваемого ключа в замке. Лицо Володи стало серым и нижняя губа немного отвисла, растягивая в противные нитки, сразу ставшие вязкими, слюни. Я молча и торопливо застегивал рубашку. Володя рванулся к дверям и на ходу прикрыл дверь из коридора в комнату. В следующую секунду я услышал голоса. Женский и мужской. “Ты дома?” – удивленно спросил женский голос. “А ты что так рано сегодня?” – сдавленно и с явно заметной дрожью в голосе спросил Володя. Дальше я слушать не стал.

     Я схватил свою сумку, рванул в коридор и увидел у еще раскрытой входной двери молодую женщину, растерянно смотревшую на меня. Я оттолкнул ее и бросился вниз по лестнице. “Что? Что это?! Ты опять?!!” – услышал я ее голос. “Я тебе сейчас все объясню…” – жалобно проскулил Володя. Этажи мелькали у меня перед глазами. Пятый… третий… распахнутая дверь парадной… Я выскочил на улицу и глубоко вдохнул вечерний прохладный воздух. “Блин! Моя куртка!” – вдруг вспомнил я. Но о том, чтобы вернуться даже не могло быть и речи. Я побежал через дорогу к метро. “Черт! Что у меня было в карманах?” – пытался припомнить я – “Мелочь, проездной… Ключи!” У меня внутри все похолодело. В попе было влажно и липко. Запястья саднило от халатного пояса. “Во, гадина!” – думал я уже трясясь в вагоне метро, незаметно просачившись мимо контролера – “Сволочь паршивая! Убить его надо, суку!” Постепенно злость сменялась растерянностью. “Что делать? Забыть про мою куртку? Про карточку и ключи? А что я скажу дома? Что я куртку потерял? С ключами? Будет скандал! А где мой студенческий?” Я ужаснулся от мысли, что в куртке остался мой студенческий билет. Дома ничего особого не заметили и я раздевшись быстро залез в душ, заперев за собой дверь. Включив воду я стал старателно намыливать попу, залезая пальцем внутрь. Потом я набрал в ванну горячей воды и лег. Понемногу отлегло. “Ну, за курткой ведь можно и зайти?” – думал я – “А на всякий случай можно прихватить с собой и нун-чаки! Пусть попробует меня снова лапать!” Постепенно я стал думать о другом. Меня изнасиловали. Но было в этом и что-то щемяще-сладкое. Что-то покорно-податливое, запретно-желанное… “А ведь я еще ни разу не спал с девочкой!” – пронеслось у меня в мозгу. “А меня уже не один раз трахнули. И сам я уже это пробовал. И мне это даже вроде понравилось! И влюблялся я только в мальчиков! Что же это со мной?!” Я стал перебирать в памяти всех знакомых девочек, пытаясь вспомнить, нравилась ли мне хоть одна из них. Нет. Я был совершенно равнодушен к ним. Но вот мальчики… Я вспомнил златокудрего одноклассника Сашу и моего первого настоящего полового партнера Славку. Мою первую институтскую влюбленность Вадима… А сколько было мимолетных, острых как игла и щемяще сладких замираний от увиденного случайно на улице стройного светлоглазого паренька или симпатичного худенького мальчишки… Мне хотелось прикоснуться к ним, гладить их тело, целовать… И ведь не спроста я постоянно попадаю во всякие дурацкие ситуации! Я – гомик? Мне стало до отчаяния обидно. Почему?!!! Ну, почему я такой? – я взял полотенце и стал вытираться. – “Я должен покончить со всем этим!” – твердо решил я.