Одна история в Олениче. Воля отца. Часть 5

     Яр медленно качал бёдрами, постепенно увеличивая темп и силу своих ударов. Мама только тихо постанывала, двигаясь под толчками брата по мне туда-сюда. В конце концов, и я оторвался от её сладких губ, и принялся двигать бёдрами навстречу толчкам брата, подбрасывая мать на себе.

     

     Мы долго вот так вот накачивали мать с двух строн. Яр то и дело хватал её за волосы и тянул её голову назад, грубо мял её тяжёлые груди. Или поворачивал её голову набок и накрывал губы матери своими губами.

     

     Мы долго двигались в теле матери практически одновременно, в едином порыве. Мама только тихо постанывала. Но это уже не был стон боли или обиды. .

     

     В порыве страсти она жарко отвечала на наши поцелуи, из последних сил двигалась навстречу нам, стараясь сильнее и глубже насадиться на наши члены и. . текла. . текла обильными горячими любовными соками.

     

     Я уже был на грани извержения, когда Яр громко застонав, схватил мать за плечи и потянув её с силой на себя, стал долбить её со всего размаха с невероятной скоростью. . Мама закричала, сотрясаясь в любовном экстазе. Её грудь прыгала прямо перед моим лицом и я не удержался и впился в неё губами, вгрызаясь в упругую сочную плоть. .

     

     Волна страсти унесла нас в блаженные дали почти одновременно. . Первой не выдержала мать. . Громко вскрикнув, затрепетав в сладострастных конвульсиях, она обессилено упала мне на грудь:

     

     В следующий миг, взорвался и я, изливая в лоно матери щедрую порцию семени. .

     

     Яр опять обхватив высокие бёдра матери своими лапищами, сделал ещё несколько могучих ударов, словно, хотел проткнуть насквозь недвижимое поникшее тело матери и излившись в мамину попку, обессилено упал на бок.

     

     Мы так и лежали, тяжело дыша, — мать на мне, и Яр рядом, медленно приходя в себя. Незаметно я провалился в глубокий сон. .

     

     Проснулся я поздно утром. . Лежал на кровати, и долго, не мог поверить в то, что случившиеся этой ночью не сон. . А ещё он совсем не мог себе представить, как теперь вести себя с матерью. .

     

     Когда мама вошла в комнату, она улыбалась. И на ней была та же самая белоснежная рубашка. Она подошла к кровати и взъерошила мои волосы:

     

     — Вставай уже, любовничек. Почти полдень как-никак, иди кушать. .

     

     Красный от смущения, как рак, я порывисто сел на постели, не в силах поднять взор на мать:

     

     — Мам, ты не серчаешь? . . , — еле выдавил я из себя

     

     Мама легко и тихо рассмеялась:

     

     — Ну-ну, я всё понимаю, мой хороший. . Молодость, горячая кровь, — мне ж радоваться даже, наверное, надо, что моё тело вызывает у моих сыновей такие бурные страсти. Да и отец разгневается, если к его приезду, я ещё не буду тяжела сыном:

     

     Мама застенчиво потупилась:

     

     — Всё хорошо, сынок. Это мой долг матери. . Тебе не за что стыдиться передо мной. . Так определено законами Оленича. Это твоё право. И так решил глава нашей семьи, Ваш отец и мой муж.

     

     С тяжело бьющимся сердцем, счастливый, я потянулся к ней, чтобы заключить её гибкий стан в свои объятия. Но мама совершенно для меня внезапно вдруг отпрянула назад и помахала перед моим носом пальчиком:

     

     — Но-но, сын. . Никто из Вас больше не притронется ко мне без обряда Таинства! Даже и не думайте. Хватит уже грешить! Да и после Таинства не забывай, — днём я для тебя добропорядочная и честная мать, и только ночью ты вправе от меня требовать, чтобы я разделила с тобой твоё ложе!

     

     Я только грустно вздохнул и с любовью взглянул в её красивые бездонные глаза:

     

     — Ничего, мама, я подожду до вечера. .

     

     Мама в ответ только застенчиво потупилась.

     

     

     Глава III.

     

     Но вечера я не дождался:

     

     Я лежал в бане, на нижней полке, закинув руки за голову, и жмурил глаза от удовольствия. Ну, ещё бы. . Мамка-то ведь старалась во всю. .

     

     Голая, она стояла на четвереньках на полке, между моих широко разваленных в стороны ног, и старательно ласкала языком и губами мою возбуждённую булаву, не забывая и о яичках. .

     

     Да, я был на верху блаженства. .

     

     Чёрт, а ведь мой брат во всём был прав. . С матерью мне давно уже следовало везти себя, как зрелому мужу с женщиной, а не отроком. . И надо сказать, в своей новой ипостаси мама была мне люба гораздо более, чем раньше. .

     

     Началось всё утром.

     

     Я мылся в бане, когда скрипнула дверь и вошла мать с тюком нестиранной одежды в руках. Я так и замер, голый и мокрый, с мочалкой в руках, а мать, увидев меня, отчего-то густо покраснела и застенчиво, словно невинная девица, опустила глаза в пол. Она была босиком, и на ней был только простенький домашний сарафанчик с расстегнутым до груди воротом. Со струящимися по плечам волосам и алым румянцем на щеках, мама была удивительно хороша. . И я почувствовал, как кровь забурлила в моих жилах, а моё мужское естество наливается возбуждением.

     

     А ещё я удивился своим мыслям. Но надо сказать удивился приятно. . Ещё вчера, я бы, конечно, непременно засмущался и торопливо повернулся к матери спиной. . Но сегодня. . Сегодня я хотел эту красивую женщину и более не собирался этого скрывать. Мало того, я собирался ей овладеть. И более я не видел преград между мной и матерью для своих желаний.

     

     Я пристально смотрел на мать.

     

     — Мам, не смущайся, положи ты свой тюк, — я широко ей улыбнулся, — это очень хорошо, что ты зашла. . Как раз мне нужно, чтобы кто-нибудь потёр мне спинку.

     

     Я подмигнул ей, но мой тот был жёстким:

     

     — Я жду тебя мама!

     

     Я помахал мочалкой, бросил её на лавку и отворив низенькую дверь парилки, шагнул во влажный жар парилки истопленной бани, бросив матери через плечо, нарочито, строго:

     

     — Мам, и не заставляй себя ждать. . У меня ещё сегодня полно дел!

     

     Ждать она себя не заставила.

     

     Я только успел опрокинуть на себя деревянную кадку с водой, как дверца парилки снова скрипнула. Я лишь мельком глянул на мать. Ну, конечно, же она осталась в своём сарафанчике.

     

     — Мам, ну, ты чего? — насмешливо ухмыльнулся я, — здесь ж жарища! Взмокнешь ведь вся. .

     

     Она не смотрела на меня. Её щёки просто пылали. Моё древко было настолько напряжённым, что едва не касалось разбухшей головкой пупка. Да, всё это дико возбуждало меня. А мама упорно не поднимала на меня глаз. .

     

     — Ничего-ничего. . , — быстро и еле слышно пролепетала мама.

     

     — Ну, мам. . , — протянул я, — сарафан-то ведь свой попортишь! Что у нас добра, что ли, в доме полна чаша? А ну, давай, сымай живо! — строго прикрикнул я, отметая все её попытки к сопротивлению. И не удержавшись-таки, усмехнулся, — или ты меня стесняешься, что ли?

     

     Она едва робко взглянула на меня и, вздохнув, послушно через голову стянула с себя свой сарафан. Я смотрел, как заколыхалась её грудь и на лёгкий светлый пушок у неё между ног. Повернувшись, ко мне спиной, ма выскользнула из парилки.

     

     Когда она вернулась, уже без своего одеяния, я с вожделением оглядел её ладное стройное тело. Я знал, что сейчас овладею им. . По-моему, она тоже это понимала.

     

     Смачивая мочалку в большой деревянной бадье у полок парилки, мама принялась натирать мне плечи, спину и грудь. Моё возбуждённое копьё то и дело касалось её, но мама упорно делала вид, что не замечает его. Она лишь только всё более краснела, — красные пятна уже проступали даже на её тонкой шее и упругой молочно-белой груди.