Очки, чудеса и любовь. Часть 2

     Аленка инстинктивно отшатнулась назад, хватаясь за ушибленный лоб, и словно очнулась. Внезапная боль сработала словно выключатель, возвращая девчонку обратно в реальность. До Алены вдруг дошло, что она, вместо того, чтобы лежать в кровати, почему-то стоит возле окна. Возле окна?! Второй этаж, окошко под самым фонарем и она в нем почти голая, как на витрине. Что с улицы, что из дома напротив все видать. Девчонка, торопливо прикрываясь руками, скакнула вбок за тяжелую портьеру. Затем, укутавшись по плечи в плотную ткань, осторожно высунулась, оглядывая ночную улицу. Ф-фу. Кажется пусто. А в соседнем доме окна темные. Вроде спят все. Блин, если какой-нибудь мужик или пацан молодой случайно видел все вот стыдоба-то! Хорошо хоть трусы не сняла. Снизу, конечно, не видать, а вот в окне напротив, особенно если этаж чуть повыше, все как на ладони. Стоп! А вот этот, что на тротуаре стоял. Он ведь на меня смотрел. Щеки Аленки вспыхнули сами собой. Он был или не был? А если правда был? Что тогда?

     Что, что? Ничего! Зачем тебя вообще к окну понесло? Разозлясь на себя, девчонка резко запахнула шторы и, с размаху плюхнувшись на кровать, рывком натянула одеяло до подбородка. Дура, блин! Собралась в лунатики записываться, так научись одеваться сначала. Алена сердито уставилась в потолок, словно тот был в чем-то виноват перед ней. Кстати! Одеться это хорошая идея.

     Быстро спрыгнув с постели, Аленка нырнула в шкаф, нашаривая на полке пижаму. Вот так-то. Штанишки до колен это вам не едва заметные трусики. И на курточке пять пуговиц. Пока все расстегнешь, уж наверное проснешься. Во всяком случае, есть надежда. Девушка снова забралась под одеяло, устраиваясь поудобней. В конце концов, ничего такого страшного не случилось. Подумаешь, постояла раздетая у окна. Никто ведь не видел. А даже если и видел. Вполне, между прочим, красивая грудь. Такую не стыдно и показать. То есть “не стыдно” не в том смысле, что не стыдно, а в том, что не позорно. Ну, в том плане, что не какая-нибудь доска два соска:

     Слегка заблудившись в своих путаных полусонных рассуждениях, Алена отринула до утра все глубокие мысли и, улегшись на бочок лицом к стенке, ровно засопела носом. Здоровый, нуждающийся в отдыхе организм взял свое, не позволив мелким неприятностям перебить молодой, крепкий сон.

     Проснулась Аленка, к своему удивлению, в отличном настроении. И выспалась так, будто дрыхла с вечера до утра безо всяких дурацких побудок. Даже случившийся ночью казус казался скорее забавным, чем досадным недоразумением. Надо же, учудила. Стриптизерша новоявленная. Главное по крышам в пижаме гулять не начать. Алена, спрыгнув на пол, крутнулась на одной ножке перед зеркалом и, дурачась, показала своему отражению язык. Неожиданно живущая в глубине зеркала девчонка задорно подмигнула ей в ответ.

     – Ой!

     Аленка, вздрогнув, отшатнулась назад, но отражение уже стало прежним, прекратив жить самостоятельной жизнью. И как не всматривалась Алена в гладкую поверхность, ничего необычного она больше не заметила. Но ведь не помнилось же ей. Алена была уверена, что не подмигивала сама себе. И еще. Взгляд у отражения в этом момент был совсем не Аленкин. Где-то она, кажется, такой видела. Нет, не вспомнить.

     Снимать пижаму девушка ушла на всякий случай в сторонку, а к зеркалу подошла уже будучи прилично одетой. Лучше не светиться, когда непонятно кто оттуда на тебя смотрит. Хотя ей конечно показалось. Все-таки по ночам надо спать, а не обнаженным бюстом случайных прохожих шокировать. И вообще завтракать и бежать пора, пока на занятия не опоздала.

     По пути в университет Алену ждал небольшой сюрприз. На выходе из метро навстречу ей со скамейки поднялся вчерашний симпатичный парень из аптеки.

     – Привет.

     – А-а ученик чародея. – Скрывая удивление за насмешливой маской, отозвалась Аленка, несколько сбавив темп, но не остановившись. До начала пары оставалось не так уж много времени. – Привет. А я, признаться, думала, что больше тебя не встречу.

     – Почему? – Удивился тот, шагая следом за девушкой. – Я ведь обещал, что мы скоро увидимся. Обманывать я очень не люблю.

     – Ну, если ты помнишь, условием продолжения нашей беседы должны стать пришедшие чудеса. Ты считаешь, что выполнил его?

     Между тем Аленкин пакет как-то незаметно и естественно перекочевал в руки парня, хотя привычки давать нести свои вещи малознакомым людям за Аленой раньше не водилось.

     – Не совсем. Но! – Молодой человек указующе воздел палец к небу. – Во-первых, мы сегодня уже на “ты” , хотя еще и не познакомились. Это ли не маленькое чудо?

     – Ой, я оговорилась. – Смутилась Аленка. Подобная фамильярность действительно была совсем не в ее правилах. – Извини.

     – И снова на “ты”. – Засмеялся парень. – Точно пора представиться.

     Он приостановился и, слегка щелкнув каблуками, наклонил голову. – Илья. А если полностью, Илья Владимирович Серов. Так вот о чудесах. За последние сутки у тебя разве ничего необычного не случилось?

     – Алена. – Автоматически отозвалась Аленка и раздумчиво глянула на молодого человека. – Кое-что, чему я пока не могу дать объяснения, действительно произошло. Но я вовсе не готова считать эти события чудесами.

     – И не надо. – Спокойно согласился Илья. – Настоящие чудеса впереди. Но на право общаться этого, надеюсь, хватит. Можно я завтра провожу тебя домой после занятий?

     – Общаться и провожать это разные вещи. – Лукаво улыбнулась Аленка, явно дразня молодого человека. – Ладно, договорились. Только не топчись здесь на университетском крыльце перед всеми. Встреть меня у входа в парк, через который ходим.

     Алена не считала, что должна отказать парню. Илья понравился ей, почему бы и не позволить проводить себя. Что в этом такого? Она ведь не в кафе или ночной клуб с ним идет, едва познакомившись. К тому же девушке импонировало то, что Илья не старался форсировать события. Почему пацанам обязательно подавай сразу и сегодня? Девушка, может, на встречу с парнем по-другому одеться хочет. Или вообще у нее на сегодня другие планы. А так все нормально. И не спорит, что в парке нужно ждать. Не то, чтобы Алена стеснялась встретиться с парнем на глазах у знакомых. Просто они с Ильей друг другу пока никто. И не факт, что из их первых встреч что-то дальше получится. Зачем же афишировать перед всеми?

     – Да, ученик чародея. – Уже забирая пакет, Аленка решилась, наконец, сказать то, о чем упоминать ей было несколько стеснительно. – Вчера произошло одно событие, которое мне понравилось. А потом другое, которое мне НЕ понравилось. И я не хочу, чтобы подобное повторялось. Если ты понял о чем речь, то, надеюсь, меня услышал?

     Илья молча наклонил голову, изобразив покорность. Но Алена успела заметить блеснувшие в глазах парня лукавые огоньки и всерьез заподозрила, что тот наклонился лишь для того, чтобы скрыть хитренькую усмешку. Неужели фокус с окном правда его рук дело?

     Аленку, конечно, возмущала подобная дерзость. Но, если совсем честно, не очень. Нет, безусловно, нахальство! Да только все парни не прочь поглазеть на понравившуюся девчонку без одежды. И чем меньше на это шансов, тем интереснее. Илья, если это все же он, еще оригинальный способ придумал. Вот только как ему удалось? Гипноз? Ага, усыпить человека который и так спит! Точнее разбудить. Да еще стоя на улице возле дома спящего. Знаменитый Вольф Мессинг о таком не мечтал. В общем, загадка. Аленка оглянулась на спешащего к остановкам маршруток парня. И впрямую не спросишь ведь. Стыдно. Может потом, если будем общаться, случай представится.

     Прощалась Алена с Ильей до завтра, но все планы уже через пару часов полетели коту под хвост. Спускавшийся перед ней по лестнице торопыга-сокурсник вдруг так внезапно рванул обратно, что Аленка, дернувшись от неожиданности, оступилась и едва не вскрикнула от резкой боли в ноге. Надежда, что сейчас постою и все пройдет не оправдалась. Девушка еле доковыляла до университетского медпункта. Медсестра, едва глянув на ее перекошенное от боли лицо, без разговоров вызвала скорую. А дальше травмункт, фиксирующая повязка и постельный режим на две недели. Хорошо еще, что не перелом, а просто вывих оказался.

     Ногу всю ночь при малейшем неловком движении дергало болью. Но утром Алена все же убедила маму не сидеть рядом с ней, а ехать, как и собиралась, к папе. Лежать, смотря в потолок, она и одна может. И до кухни доскакать, что там есть разогреть. А если что-то посерьезней понадобится, можно двоюродной сестре Наташке позвонить. Будучи ровесницами, девчата дружили и все равно надо и не надо болтались друг к другу в гости. Даже ключи от квартиры подружки у каждой имелись. Заскочит без проблем.