Обращение Мари. Часть 1

     «Если хочешь понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и чувствуй». (Антон Чехов) .

     Я ходила по рыночной площади и мною всё больше овладевало раздражение. Меня и так уже всю затолкали и я злилась на Джека, за то, что он меня сюда приволок. Того что мне было нужно, я не нашла, а он всё дёргал меня за рукав и тянул куда-то ещё.

     — Отстань, всё, затрахал! Мне надоело тут толкаться. Ты как хочешь, а я ухожу отсюда.

     — Мари, ну подожди, ну посмотри вот сюда. Ну давай поглядим, ну не понравится, так уйдём — он указывал пальцем на афишу, наклееную на заборе.

     Я повернула голову и посмотрела на заклеенную афишами и объявлениями длинную стену деревянного забора и прочитала: «Предсказатель и проповедник Дейл Монтан сегодня и каждый день выступает с обращением и проповедью. Спешите узнать своё будущее! Для всех вход бесплатный».

     — Да ты сдурел — я посмотрела на него с презрением и покрутила у виска пальцем — сколько тут этих шарлатанов да прохиндеев перебывало. Ещё чего, я иду домой.

     — Мари, ну пожалуйста, ну мы только издалека посмотрим, пять минут всего и сразу уйдём, ну хочешь при всей толпе на колени перед тобой встану?

     — Ладно, с тебя придурка станется, так и быть, уломал, но только на пять минут, а то и вправду на карачки встанешь, позорить меня будешь.

     И мы направились в сторону большой трибуны, где проповедник уже вовсю громогласно вещал и толпа окружала его плотным кольцом.

     Ещё утром этот чёртов Джек сломал все мои планы на весь день. С утра я копалась у себя в гараже в моторе своего старенького Виллиса и не могла никак достать прокладку, которая была расположена так неудобно. Перегнувшись пополам и изогнувшись немыслимым образом, я в который раз пыталась поддеть её ключом и сдвинуть с места. Опять сорвалось! Я разразилась потоками нецензурной брани, поминая всех инженеров, конструкторов и сборщиков этой рухляди. Наконец, с не знаю уже какой попытки, фу-х, удалось таки сдвинуть её с места. Оставалось только поддеть её пинцетом и извлечь. И в этот момент послышалось знакомое тарахтенье. Через решётку радиатора я видела вверх ногами, как верхом на раздолбаном мопеде, ездившем непонятно как, к моему гаражу подъезжал Джек с таким видом, словно едет на новом Харлее.

     Он свернул с дороги на деревянный помост и продефилировал через него с поднятой вверх физиономией триумфатора, держа под мышкой лопнувший шлем и вскинув руку в приветственном салюте. Руль, понятно он бросил, демонстрируя мастерство вождения и в следующий момент его скутер зарылся набок в дорожную пыль. Это было уже не в первый раз и, нисколько не смутившись, он вскочил, пнул ногой заглохший агрегат и с улыбкой до ушей направился ко мне. Естественно я отвлеклась, наблюдая его дешёвое лицедейство и прокладка соскочила с пинцета и шлёпнулась на пол. Она подпрыгнула и покатилась по бетонному покрытию и провалилась сквозь решётку сточной ямы. Б***дь. Извиваясь кое как я вылезла из проклятого джипа и повернулась к нему. «Ну помолиться пять секунд ты успеешь, сейчас вот этим ключом я тебя убью» — с такой вот мыслью я направилась к нему навстречу.

     Я работала слесарем в автомастерской Сэмюэля Графта и была на хорошем счету. Да, я была незамужней девушкой и все мои ровесницы смотрели на меня косо. Ну ведь и вправду — девушка и вдруг слесарь, ну ни в какие ворота не лезет. Тем не менее мне не нравилась работа швеи, мне не нравилась работа кухарки, и секретарши, и домработницы, и медсестры, и вообще мне с малых лет нравилось копаться в железках и мои родители с этим давно смирились. И что обо мне думают, мне было наплевать. Джек был моим дружком, мы росли вместе и знали друг друга с детства. Он работал клерком в порту и постоянно отлынивал от работы. Я видела что он клеится ко мне, но выходить замуж за непутёвого парня, а потом его перевоспитывать у меня не было ни малейшего желания. Сегодня у меня был законный выходной и я намеревалась поехать к родителям за город, но нужно было сделать небольшой ремонт, подвела прокладка и теперь её не было вовсе. Из за этого придурка, шляющегося как обычно в своё рабочее время.

     — Ты где вообще должен быть сейчас, какого чёрта ты тут делаешь?

     — Мой босс уехал по делам, в конторе мне делать нечего и я решил тебя навестить.

     — Ну, навестил. Теперь проваливай.

     — Да что с тобой вообще, это что, из-за той штуки, которая упала в канализацию?

     — Это не штука, дебил, это прокладка и без неё я никуда не уеду и заменить её нечем и у старого Сэма давно таких нет.

     — Ну так купи себе новую машину.

     — Спасибо, когда нибудь обязательно воспользуюсь твоим советом.

     — Пошли на блошиный рынок, там паровоз по запчастям купить можно, не то что какую-то прокладку. Делов-то центов на десять.

     Вообще-то это была неплохая мысль. Я стояла уперев руки в боки и закусив губу, соображала. Да, сегодня пятница и продавцов много, рядом с продуктовым и вещевым рынком располагался и блошиный и в многочисленных рядах с большой долей вероятности я найду то, что мне нужно, в крайнем случае найду что-нибудь похожее и сама переделаю. Я выдохнула воздух вверх, тем самым поправляя чёлку и примирительно сказала:

     — Ладно, так и быть, можешь пойти со мной. Ставь свою рухлядь ко мне в гараж, я пойду переоденусь.

     Скинув рабочую робу и надев блузку и юбку, я подкрасилась и сунула ноги в туфли на каблучке. Джек поджидал меня сидя на крыльце. Он курил дешёвую сигаретку с видом крёстного отца Сицилийской мафии и вертел ключом от мопеда.

     — Так, в моём присутствии не курить — заявила я — и вообще, на рынке пиво не жрать, виски и прочее пойло не лакать, и вести себя прилично.

     — Так точно, мой генерал — и он вновь отсалютовал, швыряя сигарету в канаву — теперь вы выглядите потрясающе, просто сногсшибательно, я весь у ваших ног.

     — И клоуна из себя не строить — строго добавила я.

     И вот, протолкавшись на рынке около часа, я так ничего и не нашла. Делать нечего, нужно было придумать что-нибудь другое, и я решила идти домой. И вот этот чёртов Джек тянул слушать меня какие-то проповеди. И я повелась на его уговоры и попёрлась вслед за ним. Ладно, какие-то пять минут ничего не изменят, теперь всё равно всё придётся разбирать и придумывать какую нибудь самоделку, хотя бы временную, а на это уж точно весь день уйдёт. Так бы и было, но чёрт меня дёрнул. Мы протолкались чуть вперёд и перед нами в метрах тридцати появился деревянный помост с импровизированной трибуной, за которой стоял бородатый человек лет пятидесяти в чёрном костюме с бабочкой и громко вещал о приближающемся конце света. «Ну всё как обычно, старая песня на новые рельсы» — подумала я, и самое главное в этом спектакле это то, что в конце его или в середине кто-нибудь выходит с какой нибудь кружкой и собирает деньги.

     — Ясно, сваливаем отсюда — сказала я Джеку и потащила его за рукав.

     Но этот чёртов придурок стоял как вкопанный и слушал эти бредни с широко открытым ртом. И тут из за помоста вышла девушка с подносом и стала обходить присутствующих.

     — Пожертвуйте кто сколько может на новый храм — говорила она, неспешно обходя толпу, и на поднос со звоном посыпались мелкие монеты.

     Вскоре она поравнялась со мной и подошла поближе. Она стояла напротив меня, одной рукой придерживая поднос, перекинутый на верёвке через плечо.

     — Не пожертвует ли красивая леди на храм? — спросила она низким голосом. Она смотрела прямо мне в глаза. Я потянулась за сумочкой и молча достала кошелёк. Покопавшись в нём, я извлекла оттуда десятицентовик и положила на поднос. Девушка подошла вплотную и проговорила:

     — Благодарю вас, юная леди.

     И вот тут ни с того ни с его она протянула свободную руку ко мне и поправила мне чёлку, причём мягкие пальцы зашли мне за ухо и медленно прошлись вниз по щеке, немного задержавшись на лице, слегка задев мне губы. Чёрт возьми. Прикосновение было мимолётным, но таким нежным и мягким, что внутри меня поднялась целая буря смешанных чувств и я почувствовала у себя внизу живота приятное напряжение. Я стояла, опустив голову и понимала, что краснею.

     — Да не за что — ответила я тихо.

     Девушка продолжала на меня смотреть. Затем она повернулась, чтобы отойти и продолжить обход, но в самый последний момент вдруг кончики пальцев её руки вновь коснулись моего лица.

     — Если хочешь, приходи вечером к зданию старой башни, я буду тебя ждать.

     — Угу — кивнула я.

     И она ушла, а я стояла на месте, словно поражённая молнией и смотрела вниз, теребя подол юбки.

     — И что это было? — спросил Джек с удивлением глядя вслед уходящей девушке.

Страницы: [ 1 ]