Оазис

     
Да, я люблю роскошь! Сегодня утром, когда Паша уезжал на работу, он опять меня укорял за расточительность, но я заплакала, и он пожалел меня. А все из-за того, что я устроила маленький аравийский оазис в нашей бильярдной. Я попросила Васю, моего личного водителя, сдвинуть все столы в угол, чтобы освободить побольше места. Купила через одну фирму несколько десятков больших пальм в кадках, искусственный фонтан, на который ушло больше двухсот бутылок французского шампанского (мне очень хотелось, чтобы из него било шампанское, а не простая вода), ну и еще там по мелочи, всякие там персидские ковры, настоящий белый песок из пустыни, палатку бедуина, живого верблюда…

     Мне кажется, что именно верблюд и вывел Пашу из себя. Если бы он смирно себе стоял возле палатки, пока я танцевала перед Пашей в полупрозрачных шароварах с вышивкой из золота, в синей, украшенной восточными узорами жилетке из плотного войлока без пуговиц, под которой соблазнительно раскачивались мои полные белые груди, а них позвякивало монисто, купленное мной еще в сентябре, когда мы с Пашей были в Париже… Ой, я опять отвлеклась.

     Так вот, если бы верблюд не плюнул в Пашу, то может быть он бы не стал мне выговаривать сегодня утром. Просто Паша такой человек, понимаете, он в правительстве страны один из главных начальников, он не может так просто сносить, когда ему в лицо плюют всякие там верблюды.

     Ну, я, конечно, стала его тут же утешать, а верблюда потихоньку увели его телохранители. Паша, правда, долго кипятился и дулся на меня почти все время, пока я вытирала шелковым шарфом его лицо, и отошел уже только в палатке на коврах, где я сделала ему массаж ароматическими маслами. Паша хотя и старше меня на тридцать лет, но мужчина видный, подтянутый, спортивный.

     Поэтому, когда я ему хорошо помассировала спину, он перевернулся лицом вверх, и я увидела, что его член уже наполовину стоит. Тогда я начала массировать его грудь, потихоньку спускаясь к животу, пока не увидела, что он очень сильно возбудился, и тогда я взяла его член в рот.

     Ну, он тут же начал громко сопеть, как марафонец на финише, как это всегда с ним бывает, но я сильно сжала колечком пальцы вокруг корня его пениса, и он немного успокоился. Я умею очень глубоко заглатывать член, так что мои губы доходят аж до его тяжелых, волосатых яичек. Паша вообще любит повторять, что я очень способная в сексе.

     Когда мы с ним познакомились на Мальте в прошлом году, где он меня отбил у Жоржа, я в первый же вечер села анусом на его несмазанный вазелином член (правда, я его хорошо намочила своими слюнями, пока сосала его), и Паша очень удивился, что я так легко приняла его внутрь. Ведь у него член очень длинный и толстый.

     Честно говоря, я занимаюсь анальным сексом уже три года, то есть с шестнадцати лет. Так что для меня нет с этим проблем, и мне даже нравится чувствовать себя до предела растянутой, наполненной мужской плотью в заднем проходе.

     Ну, в общем, я вдоволь наглоталась его члена, а когда увидела, что он уже почти кончает, я просто повернулась к нему задом и приняла позу «a levrette», как говаривал мой бывший друг Жорж, то есть по-собачьи. Нет, он конечно не француз, просто долго работал во Франции. Но именно он научил меня немножко говорить по-французски. Опять отвлеклась…