О вреде видеофильмов. Глава 1

     Возвращаюсь из бассейна домой. Нет, не потому, что я такой весь спортивный, а совсем даже наоборот. Повздыхав о том, что в свои шестнадцать лет я выгляжу больше как девочка, а не парень, в результате непродолжительного домашнего совета мне торжественно был куплен абонемент. Куда я и ходил раз в неделю, хотя всегда, как и сегодня, старался оттуда уйти пораньше. Не люблю шумные места, да и накачанного пресса нет, чтобы гордо им хвастаться, “пухленький я какой-то” как говорят мои родители.

     Вдруг слышу, зовет вроде меня кто-то. Оглянулся, а это мужчина, который рядом со мной в душе мылся. Я еще на него внимание обратил, потому что он так тщательно намыливал и растирал свой очень даже немаленький член, при этом изучающе на меня уставившись, что мне даже неудобно стало. Покраснел и отвернулся, но он еще долго меня рассмативал, я в зеркало подсмотрел. Такой холеный, мускулистый, лет под пятьдесят. В общем, идет ко мне, при этом призывно размахивая моим полотенцем. Черт, забыл его! Так и познакомились и разговорились. Звали его Алексей Владимирович, манерами он напоминал какого-нибудь графа или князя из фильмов, столько обаяния и мужской силы одновременно было у него в голосе.

     Мне спешить было некуда, все равно меня дома так рано никто не ждал, поэтому когда выяснилось, что живет Алексей Владимирович буквально через дорогу, и есть у него дома целый домашний кинотеатр с последними фильмами, а также торт и бесконечная коллекция фантастики, я с удовольствием согласился к нему зайти. Был конец восьмидесятых, видеофильм был поводом для гордости на месяц, а о том, что не надо ходить к незнакомым людям, в то время и не говорили.

     Квартира у него оказалась такая же солидная и ухоженная. Провалившись в мягкий диван я предвкушал, как сейчас посмотрю какой-нибудь самый крутой боевик, а завтра буду как бы невзначай рассказывать об этом в школе, а Алексей Владимирович ставил чай на кухне. Вернулся он оттуда, правда, без чайника, зато с видом заговорщика полез в шкаф и достал оттуда бутылку коньяка. Хитро посмотрел на меня и спросил

     – Ты уже достаточно взрослый, чтобы за знакомство коньячку пригубить?

     Я только кивнул. Мы с друзьями пили пиво один раз, так что я себя считал вполне взрослым пьяницей. Хорошо, что мать сегодня в ночную смену работает, приду домой, никто и не заметит. А Алексей Владимирович уже расставлял на столике закуску и два хрустальных фужера.

     Так мы и сидели, попивая коньяк (как взрослые!) и смотря какой-то фильм про ковбойцев. Алексей Владимирович пошел переоделся в роскошный махровый халат, а я по капельке попивал уже непонятно какую рюмку настоящего армянского коньяка. В голове уже немного шумело, но мягкий диван и приглушенный свет действовали так расслабляюще, что я даже перестал следить за временем.

     – А хочешь, посмотрим что-нибудь поинтереснее? Не дожидаясь ответа, Алексей Владимирович уже копался в кассетах. – Ты как, не против что-нибудь повзрослее посмотреть, эротику например?

     Я кивнул, пытаясь изо всех сил не покраснеть. Фотографии раздетых женщин и как их трахают я видел только один раз, друг притащил в школу найденый у родителей журнал. Да и то хрен там что рассмотрел, так как показывал он его толпе пацанов, быстренько, в туалете на переменке. А уж о целом фильме я даже и мечтать не мог.

     С первых же минут у меня сперло дыхание и предательски затряслись руки, так, что я даже рюмку чуть на себя не вылил. Я думал, будет длинный фильм, где сначала встречаются, целуются и так далее. А вместо этого девчонка чуть старше меня, едва переступив порог, была встречена полностью раздетым парнем, который начал ее лапать. А через минуту она уже сосала его вставший гиганского размера член, причем все это показывали крупным планом и без всякого стеснения. От вида мокрой залупы, которая то погружалась, то с чмоканьем выходила изо рта, член у меня предательски встал, а тренировки, вместо того, чтобы скрывать это, только наоборот выпячивали весь мой позор.

     Одновременно краем глаза я увидел, что Алексей Владимирович, не особенно скрываясь, массирует себе член через халат. Вспомнив, какой он у него классный, я зарделся еще больше, но в этот момент я чуть не сошел с ума. На экране девчонка перестала сосать, парень наконец-то раздел ее, особенно долго гладя ее по попке и спереди. И оказалось, что это парень! Кружева трусиков скрывали до последнего достаточно приличный член, к тому же кокетливо перевязанный у основания розовым бантиком. Вот это да! Обалдеть, это оказывается парень так классно сосал, с накрашенными губами и подведенными глазками!

     Одуревший, я повернулся к Алексею Владимировичу, чтобы вместе с ним обсудить такое чудо природы. Но оказалось, что пока я пялился в экран, он уже развязал полы халата, и, нисколько не смущаясь, вовсю трогал свой гордо стоящий хуй. Вблизи он казался еще больше, чем я его запомнил в бассейне, весь такой лоснящийся и ухоженный, не то, что мой. А Алексей Владимирович уже в упор смотрел на меня.

     – Нравится? – Я только кивнул, кровь бешенно стучала в виски, я почему-то не мог оторвать глаз от этого зрелища. – Ну что же ты ждешь, иди, возьми его в ротик!

     Одновременно он рукой взял меня за затылок, и притянул к себе. Я чувствовал себя, словно загипнотизированный, иначе как обьяснить, что я послушно наклонился, и, закрыв глаза, открыл рот? В следующую секунду одна его рука направила член прямо мне в рот, а другая стала ритмично нажимать мне на голову. И я стал сосать! А что мне еще оставалось, тем более, что, к своему великому стыду, мне было приятно? Мой член стоял так, что мне было даже немного больно, горячий член во рту сам, казалось, трахал меня, а я, как девчонка из кино, с удовольствием чувствовал, как он меня трахает. Я просто чувствовал, как меня берет самец, а я ему отдаюсь.

     Потом он оторвал меня от себя, и резкими движениями начал раздевать. Я не сопротивлялся, мне даже приятно было от того, что он меня сейчас увидет голого. Руки у него были горячие и ласковые, он стал с силой сжимать мои соски, и, не знаю почему, именно от этого я вдруг начал кончать. Прямо в его услужливо подставленную руку. Не успел он сдоить последние капли, как я повалился на ковер в полном изнеможении. Так я ни кончал никогда, хотя трогал себя ночью под одеялом регулярно. Но чтобы меня било, словно током, и чтобы я кончил с такой силой – такого никогда не было.

     А Алексей Владимирович тоже переместился на ковер, почти насильно влил мне в рот остатки коньяка, и довольно улыбался.

     – Вот это да, ну ты у меня и девочка какая оказывается! Тебе понравилось? Да что я спрашиваю, по твоей довольной физиономии все ясно! Рад, что я в тебе не ошибся, но такого я не ожидал! Я так думаю, что ты у меня заслужила подарка!

     Он встал и вышел, я же беспомощно валялся на мохнатом мягком ковре и даже не мог ни о чем подумать. Вернулся он через минуту, и, хитро усмехаясь, объявил, что принес мне подарок. Присел в моих оогах, и вдруг начал на меня что-то одевать. Это были женские трусики! Из белого кружева, все в бантиках и рюшечках, с тоненькой веревочкой, которая тут же впилась мне в попку. Если я уже не был красный, как рак, то я явно покраснел еще больше, но они так хорошо на мне смотрелись! А Алексей Владимирович уже гладил мой член и попу через это кружевное изобилие, и, о чудо, мой член опять прелательски встал.

     – Ну вот видишь, как тебе нравится! – Скрыть он него я ничего не мог, поэтому только улыбнулся. А теперь, иди скажи мне спасибо!

     Он поставил меня раком, и опять пристроился к моему рту. Я начал сосать, почему-то в такт покачивая оттопыренной попкой, наверное, чтобы сделать ему приятное. Больше всего я думал о том, чтобы опять сразу не кончить, хотя бы потому, что при каждом движении кожей ощущал кружева, которые терлись о меня в самых интимных местах.

     -Ну а теперь посмотрим, какая из тебя девочка получится! – Он переместился мне за спину, и я почувствовал, как его руки стаскивают с меня трусики, и начинаю массировать мою попку, одновременно растирая ее чем-то масляным. Я не успел даже ни о чем подумать. Вдруг он навалился на меня, и я почувствовал, как в попу мою входит что-то горячее и пульсирующее. Постояв секунду, он начал двигаться вперед и назад, ритмично прижимая меня к себе, а я все еще не мог оправиться от шока. Больно мне не было, было странно, как будто я стал девчонкой, и еще очень приятно. Я даже стал потихоньку постанывать от удовольствия, чем, по-моему, совсем добил моего мужчину. Потому что он на секунду замер, а потом начал с силой в меня кончать. И, словно повторяя его, я тоже начал кончать, прямо на ковер, хотя ни разу за вечер так к себе и не прикоснулся.

     Потом мы сидели прямо на мокром ковре и отдыхали. Он – в распахнутом халате, с лоснящимся от масла членом, который никак не хотел успокаиваться, а я в трусиках, которые он заботливо на меня одел.

     – Я буду звать тебя Лидой, а то Леонид как-то слишком, хорошо?

     Я кивнул только. По всему телу разливалось какая-то хорошая лень, мне было хорошо лежать и слушать Алексей Владимировича, хоть он при этом не забывал меня поглаживать, словно кошку. А он объяснял мне, что на самом деле я – девочка в мужском теле, что он будет единственным моим другом, посвященным в эту тайну, а я не должен никому ничего рассказывать. Да и кому я мог рассказать о том, что случилось? А он все говорил, что сразу увидел мой женский инстинкт, что я ему доставила (да, он так и стал говорить со мной, в женском роде) много удовольствия.