Ну что ж теперь так возмущаться…

     Ну что ж теперь так возмущаться,

     Не я ж просил тебя е#аться:

     Сама желала наслаждаться,

     Сама меня так захотела,

     Что даже охнуть не успел я,

     А ты уже верхом сидела

     И кончить пару раз успела,

     Проткнув себя, как вертелом,

     Своим любимчиком — х#ём.

     А кто потом лег на живот,

     И растянув пошире рот,

     Весь член вобрал почти что горлом,

     Так, что золупу всю расперло,

     Едва не лопнула она,

     Той е#лей всей потрясена.

     И лишь всю сперму проглотив,

     Улыбкой яркой одарив,

     Ты жаждешь вновь проткнуть до дна

     Свою п#зду копьем х#я.

     И ноги вскинув к потолку,

     Кричишь: «Я больше не могу,

     Но всё равно тебя хочу!

     Вгоняй же х#й сильней в п#зду,

     Чтобы сквозь матку протыкал

     И прям до сердца доставал,

     Не оставляя уголка,

     Куда б золупа не дошла,

     Головкой нежною лаская,

     И шар мой жаром обжигая.

     И ноги шире я раздвину

     И посильнее выгну спину,

     Руками губки растяну

     И ими яйца обойму,

     Чтобы внутри они чесали

     И сперму лучше выпускали.

     Но если вдруг кончать захочешь,

     Вначале вылей на пупочек

     И посильней в живот вотри,

     Чтобы запрыгал шар внутри.

     И грудки тоже не забудь

     Поглубже ртом своим втянуть,

     Хотя б одну, но лучше две,

     И х#ем трахни по п#зде,

     Чтоб задрожало всё внутри,

     И снова в глубь его вгони.

     Вот видишь, как я расдрочила

     Его своим прекрасным ртом,

     Так что ему всё нипочем.

     Стоит железно, как стальной,

     Лишь не натер бы он мозоль

     Об шерсть мою, еще не сбритую,

     Которой вся п#зда увита,

     Где утопает, как в кустах,

     Мешая гладить по усам

     Своими губками резными,

     Во весь распах растянутыми,

     Так, чтоб п#зда была наружу

     И вся блестела от натуги,

     Когда все пальцы внутрь погружены,

     И плавно двигаясь по стенкам,

     Приводят в дрожь мои коленки».

     Но не насытившись вполне,

     Ты ж#пу вывернула мне.

     Встав на коленки кверху раком,

     Кричишь, чтоб я тебя затрахал,

     Иначе ночью не уснешь

     И х#й с тоски мой отгрызешь.

     Чтоб избежать такого лиха,

     Любуюсь я п#здой раскрытой.

     Она по-прежнему блестит

     И свой нектар меж ног струит,

     Дрожит, как будто первый раз

     Так отъе#ут её сейчас.

     И в предвкушении такого

     Она сожрать мой х#й готова —

     Лишь я головку к ней поднёс,

     Как тут же следует вопрос:

     » А пососать её не хошь?»

     И чтоб продлить ей наслажденье,

     Я тоже встану на колени

     И так всосу её до дна,

     Что вновь откроется вулкан.

     Сейчас игрушку туда вставим

     И тем немножко позабавим.

     Покрутим ей вперед-назад,

     Чтоб начала ты приседать

     И с придыханием орать,

     Что нужен х#й тебе опять,

     И должен я его вогнать

     В тебя до самой сердцевины

     В твои горящие пучины.

     И вот золупу мы подносим

     К губам надутым меж волосьев.

     Едва она к ним прикоснулась,

     Капкана челюсти сомкнулись:

     И х#й весь сгинул, как в трясине,

     Так что аж яйца стали синие.

     И тут ты ж#пой закрутила,

     И так в себя его всадила,

     Что показалось, сквозь живот

     Весь х#й, как в сказке, проскользнет.

     И я, поднявшись в полный рост,

     Обняв руками под живот,

     Так начал вдалбливать в тебя

     Свой раскаленный до красна

     Торчащий колом х#й-дубину.

     А ты при этом лишь вопила:

     «Проткни, проткни копьем мне спину!»

     И ж#пой в бешенстве крутила.

     И так п#зда при том старалась

     И е#лей этой наслаждалась,

     Что из неё текли ручьем

     Нектар со взбитой малафьей.

     И рухнув навзничь, прошептала:

     «Ох, милый, как же я устала:»

     Но лишь прилег я отдохнуть,

     Как рот твой снова тут как тут.

     Схватил поникший х#й губами,

     Сопровождая всё словами:

     «Ну что же ты, давай вперед,

     Тебя ведь ж#па ещё ждет.

     Хотя ей не до безобразий,

     Но кое-как х#ище влазит.

     И пусть хоть треснет пополам,

     Сейчас тебе я всё же дам

     Вогнать горячую х#ину

     В её нежнейшие глубины».

     От этих слов х#й мигом встал

     И вновь золупой засиял,

     Отполированной в п#зде

     И отшлифованной во рте,

     Тот х#й, что ты зовешь «любимчик»,

     А он к такому восприимчив.

     И в предвкушеньи такой радости

     Дрожит и дергается в страстности.

      А ты уже почти готова,

     И ж#па выставлена снова,

     А меж шарами ягодиц

     Твой анус скромный мирно спит.

     И для того, чтоб разбудить

     И привести в пригодный вид,

     Мы языком его полижем,

     А пальчик всунем чуть пониже,

     В твою распухшую п#зду,

     Чтоб расдрочить её вовсю,

     Так чтоб её горячий жар

     И ж#пу тоже возбуждал (согревал).

     И лишь когда он задрожит,

     Золупу мы к нему приставим,

     И потихоньку нажимая,

     Начнем во внутрь её вводить.

     И вот багровая головка

     Проходит туго сквозь кольцо,

     И ты вздыхаешь облегченно,

     Поняв, что это как раз то,

     Чего тебе сегодня надо,

     Чтоб стать прекраснейшей из бл#дей,

     И так е#аться каждодневно,

     Кончая с воплем наслажденья!

     (И так е#аться продолжать,

     Чтоб с наслаждением кончать.)

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]