Проститутки Екатеринбурга

Новый закон Королевства. Часть 2

Гвин и Аврора

Косметистка сделала ее промежность совершенно безволосой, как и подмышки и ножки и даже между ягодичек, и заверила, что волосики там расти больше не будут.

— Обычно папочкам нравится такие нежные ласковые девочки, — заметила косметистка под конец, — они говорят, что трахать их — сплошное удовольствие.

Аврора поперхнулась. Но после того как косметистка ушла с волнением села возле зеркала и раздвинула свои стройные длинные ножки. Она была совершенно обнажена. Действительно, как и говорил отец, глядя на себя такую ей хотелось прикасаться к себе. Она провела пальчиками по промежности и вздрогнула. Вспомнила как крупный мужчина Талли поцеловал свою дочь Элис в губы по-настоящему, как его здоровенный член вошел в тело его дочери с размаху, как стонала Элис, и как хлюпало у нее между ног…

Она представила, что подойдет к отцу и скажет: я пришла, как обещала, пожалуйста посмотри на меня, отец. Теперь моя песечка такая гладкая, как ты и хотел. Она представила что раздвинет ноги перед отцом и пальчиками раздвинет складочки, проведет ручкой по влажной промежности, как он и говорил в клубе. Как загорятся его глаза…

Аврора заерзала. Напряжение внизу живота завязалось в тугой узел. Между ножек все ныло и гудело. И опять увлажнилось.

Вечером Аврора под сопровождением гувернантки последовала в спальню отца.

— Милая, когда будешь приходить в мою комнату, пожалуйста, не надевай нижнее белье, оно ни к чему, пусть твоя кожа дышит. Ты можешь приходить голенькой. Или если стесняешься — в одной комбинации, но потом ее снимай.

— Хорошо, отец, я постараюсь все выполнить.

— До чего же у меня ответственная девочка выросла — восхитился Гвин

А теперь раздевайся и прыгай в кровать. Уже поздно, а я хотел еще поговорить с тобой перед сном.

Аврора полностью разделась. Гвин не сводил взгляд с женственного юного и необычайно соблазнительного тела своей дочери. Ее груди были большими и тяжелыми, но крепкими, колыхающимися при ходьбе. Тонкая талия, стройные ноги и крепкие ягодицы. Этот очаровательный ротик, который скоро познает как сосать член отца… Да с этим можно начать уже в ближайшее врем.

Аврора развернулась. Безволосая киска мгновенно вызвала эрекцию Гвиана.

— Отец, — нерешительно начала Аврора, — ты так много делаешь для семьи и так много нам даешь, всегда любишь и балуешь меня… Я хочу выполнить твою вчерашнюю просьбу. Куда мне устроиться, чтобы показать тебе… все..

Гвин просунул руку под одеяло и сжал член.

Милая присядь на этот стол, — указал он на небольшой стол рядом с кроватью, и покажи своему папе все, что хочешь, — голос Гвина предательски дрогнул.

Аврора запрыгнула попкой на столик, подтянула к себе ноги, развела их, немного откинулась на спину, на лопатки. Пальчиками левой руки девушка раздвинула половые губки. Правой рукой провела по безволосому лобку нежно прошлась по разведенным губкам, задела клитор, спустилась ниже. Провела пальчиком вверх и вниз по серединке между складочек и судорожно выдохнула. Еще раз запустила пальчик в розовые складочки. Потерла там, внезапно поднесла пальцы к глазам и с удивлением сказала:

— Папа, у меня там все мокро… , — и посмотрела беспомощно на отца. Гвин еле дышал, надрачивая член под одеялом. Аврора была так невинна и соблазнительна. Он глубоко вздохнул и произнес:

— Все правильно, милая. Просто тебе нравится показывать себя мне. Тебе нравится, что я смотрю на такую красивую девочку, вижу ее потаенные чудесные местечки. От этого ты становишься мокренькой… там. Это совершенно нормально. Это значит, что я нравлюсь твоей писечке.

Аврора радостно улыбнулась.

— Отец, а я нравлюсь твоему члену?

Гвин судорожно выдохнул и через секунду замешательства откинул одеяло.

— Милая, видишь как он стоит и рад тебе?

— Кажется, он тоже мокренький, отец! — радостно прощебетала Аврора слезая со столика и перебираясь к отцу на кровать.

— Да милая. И это первое, о чем хотел поговорить с тобой. Я хочу чтобы с сегодняшнего дня ты научилась как следует целовать его. Моему члену очень нужно, чтобы твой ротик и губки научились правильно ласкать и целовать его.

— Ооо! — только и смогла произнести Аврора.

Член отца был большим. Очень большим. Он был толстый, и длинный, с большой головкой.

— Что мне делать? — спросила Аврора наклоняясь к члену отца

— Пока просто поцелуй его как тебе нравится, — ответил Гвин.

Аврора поцеловала головку. Одними губами, очень нежно. Затем начала целовать все по кругу. Член тихонечко вздрагивал и, казалось, венки на нем становились все заметнее.

Затем Аврора лизнула член. Это произошло по наитию. И начала лизать не останавливаясь, как кошка.

Гвин тяжело дышал.

— Д-дорогая, а теперь будь хорошей девочкой просто обхвати его ротиком… пожалуйста, родная… мне очень нужно…

И Аврора послушно обхватила ротиком отцовский член. Ее рот был открыт до предела, до неудобства. Пухлые губки растянулись. Но Аврора очень хотела быть хорошей девочкой. Подождала пару мгновений и попробовала захватить больше члена. Сделав усилие она опустилась ртом еще ниже. Головка члена уперлась ей в горло. Было тяжело дышать. Возникали не самые приятные позывы. Но Аврора очень хотела выдержать. Член отца между тем как будто еще увеличился размером и пульсировал.

— Вот так, моя хорошая. Теперь попробуй сглотни.

Аврора попыталась сглотнуть, закашлялась, задыхаясь и выпустила член. Но тут же снова приникла к нему ротиком.

— А теперь обхвати его поплотнее и води вот так вверх вниз. Соси его. Соси его как следует, доченька, — голос Гвина звучал глухо и прерывался.

Аврора начала то подниматься то опускаться ртом с сомкнутыми губами, плотно прижав внутри зык к члену насколько могла, насколько позволяла толщина члена.

Внезапно отец резко отстранил ее и сделав пару движений рукой по стволу залил живот спермой.

— Спасибо, родная. Ты хорошо постаралась. Мы будем повторять это постоянно, пока не доведем твои навыки до совершенства. И в следующий раз ты познакомишься со вкусом спермы своего отца. Твое удовольствие будет завтра. А теперь давай спать.

И как же чертовски был прав Стэнтс, протолкнов все же этот закон на подпись королю!

Ольга, господин Стэнтс и Саймон

Младшая сестра Саймона, Ольга, была влюблена в своего жениха, Генри. Он был красив, высок и очень обходителен. Свадьба должна была состояться через 3 месяца. Между ними, конечно, еще ничего не было. Только нежные взгляды и ласковое прикосновение рук. В этом году Ольга отметила свое совершеннолетие и теперь ждала свадьбы и новой жизни.

Но все изменилось одним вечером.

С братом они жили на границе. Как-то вечером у них были гости. Приехал мужчина лет на 15—20 старше брата и с ним небольшое войско в 12 человек.

Мистер Стэнтс, так Саймон назвал этого дворянина, не сводил глаз с Ольги. Он был высок и хорошо сложен и прекрасно выглядел не смотря на свой (с точки зрения Ольги) почтенный возраст.

— Вы невероятно красивы, — он осыпал ее комплиментами, — вы так чисты и невинны… Сколько вам лет, дорогая Ольга?

— Я справила совершеннолетие этой весной, потупившись отвечала она.

— Ах, так вы в возрасте распутья? — и мистер Стэнтс многозначительно посмотрел на Саймона

Вообще-то Саймон никогда не был близок с сестрой. И на судьбу Ольги Саймону было, откровенно говоря, наплевать. Нашла жениха — ну и молодец, меньше ему, Саймону, проблем.

Но что-то во взгляде мистера Стэнтса, его дорогого старшего друга и наставника, заставило Саймона удивиться.

— У меня есть необычное предложение к тебе, Ольга, и твоему дорогому брату. Сначала я обсужу это с ним.

И мистер Стэнтс увел Саймон в отдельную залу.

Они вернулись через какое-то время. Саймон усмехался.

— Я не против, вы же знаете, дружище, что для вас все мое — ваше.

Мистер Стэнтс по-доброму

улыбнулся Саймону.

— Дорогая Ольга, — обратился он к девушке. Мой отряд ехал две недели, чтобы добраться до пограничной заставы и охранять наше славное государство в эти неспокойные времена. Мои люди устали и очень голодны… во всех смыслах Мы очень близки в нашем отряде и все делим на всех — хорошую драку, вино и… женщину.
Такой невинный цветок как ты, Ольга, вполне подойдет мне и моим людям. Для тебя это будет честь — разделить ложе и свою невинность с нами. Твой брат уже дал согласие.

— О, я помню, твоя свадьба, — подавил он попытку Ольги что-то произнести. — Чтобы тебе не было так уж обидно, что ты не сможешь невинной выйти замуж, или же что жених теперь вообще откажется от тебя, так как мы не станем скрывать факт твоего участия в наших… ммм… развлечениях — мы пригласим и его разделить ложе с тобой во время наших общих… ммм… забав.

Ольга не могла вымолвить и слова. Смотрела на Саймона.

— Ну, дорогая сестра, это, действительно, честь. Такие мужчины как мистер Стэнс и его люди на дороге не валяются. Ты обслужишь их так, как они того пожелают. Это твой долг и обязанность. Я все сказал.

— Дорогой Саймон, ты же тоже примешь участие? Иначе Ольге будет тоскливо. К тому же двое любимых ею мужчин — ее жених и ее брат… одновременно в ней — не чудесно ли это?

Ольга вбежала в свою комнату. Она не знала, что делать. Она, конечно, слышала, от доброжелателей, что брат может оставить ее себе для удовлетворения своих мужских потребностей. Но тогда бы она никогда не вышла замуж за своего милого Генри. Что же делать теперь?

На следующий день, мистер Стэнтс повез Ольгу в свое приграничное имение. Брат должен был подъехать с Генри позже. Воины мистера Стэнтса уехали еще вечером.

Всю дорогу мистер Стэнтс разговаривал с девушкой о тяжелой жизни мужчин, их нелегкой доле, о их смелости, храбрости и самоотдаче. Он был прекрасным рассказчиком. Также он внимательно слушал, когда Ольга высказывала свою неуверенность, что она сможет сделать то, что хотел мистер Стэнтс и брат. И этот чудесный господин раз за разом спокойно и терпеливо объяснял Ольге, что для нее это лучше чем поспешная свадьба, что она безусловно научится многому, научится понимать мужчин. И потом разные господа будут добиваться ее внимания. Что ей нужно обязательно преодолеть себя. Что бы не происходило позже, это станет для нее бесценным уроком подчинения и покорности… и что ей безусловно понравится, что будет происходить позже… , когда она примет свою судьбу. В этом у господина Стэнтса не было никаких сомнений.

И Ольга поверила, мысленно согласилась, очарованная этим необычным человеком.

— Господа, произнес мистер Стэнтс, вводя за руку Ольгу — я привез вам наше сегодняшнее развлечение, знакомитесь — невинная (пока), — он усмехнулся, — Ольга. Ее брат и жених скоро к нам присоединятся. А мы можем начинать развлечение.

— Раздевайся, девушка, — обратился он к Ольге. Его тон и речь изменились. Но он предупреждал Ольгу, что для нее это будет новый опыт.

Но все же у Ольги неприятно тянуло под ложечкой… Женщина для общественного пользования, хочет ли она этого на самом деле? Но тут уже она ничего не могла поделать. Саймон все решил за нее.

Ольга разделась.

Мистер Стэнтс постучал по столу и скомандовал:

— На стол и покажи дырки.

Ольга дернулась от его слов, но взобралась на стол. Следуя указаниям своего (м) учителя легла спиной подняла и развела ноги, чтобы максимально открыть вид присутствующим 13 мужчинам на свою промежность.

Лицо, шея и грудь Ольги пылали. Ей было невыносимо стыдно.

Тут она почувствовала что-то прохладное на своей промежности и дернулась.

— Ну-ну, девочка, спокойно. — Мистер Стэнтс правой рукой в кожаной перчатке гладил ее между складочек. Раздвигал половый губы, поводил по клитору, и раздвинув левой рукой вход во влагалище, ввел туда средний палец правой руки, вытащил, снова ввел. Присутствующие мужчины окружили их.

— Ну вот, моя хорошая, не так уж и страшно, а даже приятно, правда? — нежно говорил он.

Однообразные поступательные движение руки мистера Стэнтса во влагалище Ольги действительно подействовали на нее успокаивающе.

Через момент большим пальцем в перчатке мистер Стэнтс стал нежно тереть клитор Ольги. Кто-то из мужчин начал ласкать грудь девушки.

— Вот так, моя хорошая, все правильно, — произнес мистер Стэнтс, когда вытащив палец в очередной раз увидел, что палец увлажнился — девушка начала испытывать возбуждение.

Ольга, действительно, не узнавала себя. 13 незнакомых мужчин, за исключением мистера Стэнтс окружили ее, мяли грудь, смотрели, а мучитель ласкал ее промежность и трахал пальцами в перчатке и ей это неожиданно нравилось.

Мистер Стэнтс в то время добавил указательный палец. Теперь он входил в ее дырочку двумя пальцами.

— Девочка моя тугая, придется тебя как следует растянуть. Мы же хотим все насладиться тобой. Двое или даже трое мужчин будут одновременно брать тебя. Ты всем должна доставить удовольствие. Но для этого твоя киска, а потом и попка должны быть как следует растянутыми. Ты никогда после этого не сможешь удовлетворить только одного мужчину естественным путем. Но это не страшно. Обещаю, групповой секс тебе понравится куда больше. Ты будешь получать удовольствие только с несколькими мужчинами одновременно.

Ольга застонала. Она вспомнила вчерашние слова мистера Стэнтс — члены брата и ее жениха одновременно в ее дырочках. Ее вход тут же сжал пальцы мистера Стэнтс.

— Да, моя хорошая, это очень приятно, — мягко произнес он и добавил третий палец.

Ольга теперь постоянно постанываа. Это было саднящее и приятное чувство одновременно. Она чувствовала, как стеночки ее еще невинного влагалища натянулись.

— Ну что ты, малышка, даже один мой член в три раза толще этого, — бормотал уже изрядно возбудившийся мистер Стэнтс.

Ольга на секунду пришла в себя — еще больше? Секс с родным братом? Нет, она не готова!

Мистер Стэнс моментально учуяв изменения в Ольге сильнее стал тереть клитор. Кто-то из мужчин схватил ее за волосы и оттянул голову Ольги.

Ольга почувствовала опять нахлынувшее возбуждение. Ей, как оказалось, нравилось, что мужчины полностью контролировали ее.

— Ты беспокоишься из-за брата или жениха? — спросил мистер Стэнс

Ольга молчала, погрузившись в ощущения.

— Отвечай, — резко заявил мужчина, поглубже проникая тремя пальцами

— Брат… и жених… Как я могу быть с ними… так… — пролепетала Ольга

— Тут мы подходим к первому этапу твоего преображения, — перебил ее мистер Стэнс, — Джо дай твой клинок.

Ольга зажалась.

— Спокойно, девочка, это всего лишь чудесное орудие, которое принесет тебе массу приятных впечатлений, и подготовит тебя для нас.

В руке Стэнтса оказался клинок с длинной ручкой похожей на конце на мужской член с невыразительной головкой.

Стэнтс сунул ручку к лицу Ольги.

— Оближи, это станет твоим первым мужчиной. Давай, не теряй времени, мы уже изрядно завелись.

Ольга последовала указаниям:

Провела языком по ручки, облизнула самый кончик.

— Умничка, — из таких выходят толковые шлюхи, — засмеялся мистер Стэнтс.

Его пальцы покинули ее промежность.

Кто-то из мужчин продолжал сосать и мять обе ее груди, кто-то держал за волосы и водил обнаженным членом по лицу. Когда он появился? Ольга не заметила…

Что-то резко и сильно, с небольшим сопротивлением вошло в промежность Ольги. Она вскрикнула от мгновенной боли.

Мистер Стэнтс засмеялся:

— Ну вот ты и стала женщиной, малышка. Теперь только удовольствие.

Он стал методично трахать ее клинком, практически не меняя темпа, погружая не более чем на 5—7 сантиметров внутрь ее лона, и не забывая натирать ее клитор.

— Так что там с братом? — спросил он снова

— Я не могу… Саймон, самый… родной мне человек… о боже… мой родной брат, я люблю, уважаю и восхищаюсь им…

— Вот и докажешь ему это… Закрой глаза и представь, что это член брата, он трахает тебя сейчас перед нами. Что ты чувствуешь?

С Ольги схлынуло возбуждение

— Не могу! Я… просто не могу!

— Можешь-можешь, — закрой глаза. Вот он, самый родной, самый любимый хочет, чтобы тебе было приятно, а ты хочешь порадовать его. Вот его член входит в тебя и выходит.

Из Ольги вылетел протяжный глубокий стон. Она только на мгновение позволила себе представить своего брата над ней, его сильные руки, холодные глаза, как он властно раздвигает ее ноги и входит в нее. Она уже не совсем понимала, что говорит и что… представляет в своем воспаленном воображении. Это было так неправильно и так чертовски сладко… думать, что это Саймон берет ее…

— Дааа, — промычала она, — брат, пожалуйста! —

— Стэнтс, кажется, девка кончает, — заржал кто-то

Стэнтс уже вытащил клинок из тела девушки, так и не дав ей кончить. Кто-то закрыл ей рукой глаза.

— Так ты все-таки хочешь его? Скажи, что хочешь член своего брата внутри себя, и мечтаешь быть трахнутой своим братом, что хочешь, чтобы брат отодрал тебя как последнюю шлюху.

Ольга сглотнула. Она открыла рот и в это время почувствовала, как снова пальцы Стэнтса в перчатке проникают в ее промежность. На этот раз Стэнтс засунул сразу три пальца на глубину, которую позволяла рука и начал активно трахать девушку ими.

— Говори, сестричка!, — О, да, Стэнтс просто пил эти мучения Ольги, как ее ломало, и как она сдавалась своим тайным желаниям, признаваясь публично перед всеми…

— Я хочу член брата внутри себя, — Стэнтс высунул руку из влагалища Ольги и стал проникать в него четырьмя пальцами, сложив руку лодочкой, а большой палец оставлял на клиторе, не переставая стимулировать его, — Я хочу, чтобы брат трахнул меня, а-ах, — четыре пальца мистера Стэнтса резко и быстро трахали Ольгу, входя и выходя из ее тела. Внутри влагалища Стэнтс поднимал пальцы так, что те терли внутренние стеночки, задевая какие-то точки, что действовало на Ольгу как мощнейший яд, заставляя ее сходить с ума от наслаждения. — Я хочу, чтобы мой брат отодрал меня при всех как последнюю шлюху, — уже почти проорала Ольга.

— Чтобы брат выебал тебя, — подсказывал Стэнтс, растягивая влагалище Ольги, готовя его для безумной групповой оргии.

— Пожалуйста, хочу чтобы брат выебал меня. Пожалуйста, Саймон, пожалуйста, выеби меня! — прокричала уже ничего не соображающая Ольга и начала кончать на четырех пальцах мистера Стэнса… В это время рука неизвестного покинула ее лицо и Ольга увидела, как на нее горящими глазами смотрят и слушают Генри, ее жених, и Саймон, ее любимый брат. А мистер Стэнтс весело улыбается.

Ольга мощно кончила и потеряла сознание.