Новый Год в Калиновке-10. Часть 2

     – Да он теперь до первых петухов будет спать и не проснётся. Я его натуру знаю. А нам дело нужно будет сделать, а после дела гуляй смело. Погода сегодня как по заказу воровская. Я с фермы ехала так метель в поле метёт и все следы заметает. А с сынком мы после дела поебемся… .

     

     – ответила старшей дочке Зинаида Михайловна и уселась за стол обратно за своё место. Ведь мы толком и не поужинали а картошка уже начала остывать.

     

     – Костя, тебе налить зятек… . .

     

     – тётя Зина потянулась к моей стопке с бутылкой водки. На столе по мимо литровой бутылки с самогоном предназначенной для дяди Саши, стояла и бутылка ” пшеничной” водки.

     

     – Нет мама спасибо, но я не пью больше сегодня… . .

     

     – ответил я тёще и накрыл ладонью стопку, в которую она хотела налить мне водки.

     

     – Это что ещё за фокусы сынок? Я не просто так тебе наливаю а за компанию с нами. Да и на морозе выпитая стопка тебя согреет… . .

     

     – Зинаида Михайловна решительно сняла мою ладонь с рюмки и налила в неё водки до краёв. Точно так же тёща налила обеим дочкам и себе.

     

     – Тост девки. Я предлагаю выпить за то чтобы нам больше никогда не ссориться. И любить всем вместе этого молодого парня. А ты Костя, люби нас… .

     

     – толкнула незамысловатый тост тётя Зина. Все сидящие за столом женщины потянулись стопками ко мне и мы чокнулись друг с другом, выпивая за лад и взаимную любовь между нами.

     

     – Котлеточки зятек закуси… .

     

     – приговаривала мне тёща, подкладывая котлет мне в тарелку.

     

     – Селедочки, сырку Костя закуси… .

     

     – тараторили Таня с Леной, ложа в мою тарелку куски жирной иваси и ломтики ” пешехонского” сыра.

     

     – Девчонки, мама, вы меня закормили, сами хоть еште… .

     

     – говорил я своим женщинам за столом и чувствовал себя один среди них настоящим султаном. Подобный ход развития событий тут в Калиновке, я и представить себе не мог. И все буквально свалилось на меня как снежный ком на голову. Ведь я с дикой неохотой ехал сюда на свадьбу и встречу Нового года. Думая что мне придётся два дня пробыть в обществе пьяных деревенских мужиков и баб. А потом уехать домой и тащить пьяного отца до автобуса на себе. Но получилось как в сказке, я трахнул родную мать в Новогоднию ночь. Засадил её подруге своей тёще и переспал с её дочками, одна из которых станет моей женой а другая любовницей.

     

     – Ты за нас не беспокойся Костя. Ешь сам сынок и набирайся сил на ночь… .

     

     – засмеялась тётя Зина вставая изо стола. Вслед за ней встали и Таня с Леной, ну и я с ними за компанию. После выпитой водки, мы все дружно закусили и встали изо стала одеваться в поход на ферму.

     

     – Таня ты теленка за верёвку веди, а Лена с Костей его подгонять сзади будут. А я Зорьку запрягу и на лошади на ферму поеду. Обратно три мешка муки возьмём, чтобы пустыми не ехать… .

     

     – давала указания своим дочкам и мне Зинаида Михайловна. Тёща стала запрягать кобылу в сани а мы втроём погнали чалого домашнего телка со двора на ферму. Таня накинула ему верёвку на шею и тянула за собой. Но бычок упирался и не хотел идти по снегу, который он увидел впервые в своей короткой телячей жизни. Мы с Леной шли сзади и хлестали телка тонкими хворостинами по спине и по заду. Но это мало помогало, домашний бычок несмотря на свой худой и облезлый вид. Оказался на редкость упрямым и пройдя по снегу метров десять, опять становился и упираясь копытами не хотел идти дальше.

     

     – Так мы его и до утра на ферму не приведём. Давайте этого козла в сани положим и на санях повезём… . .

     

     – скомандовала подъехавшая к нам на Зорьке тётя Зина.

     

     – Ленка, держи вожжи и смотри чтобы лошадь не тронулась. А мы втроём бычка в сани завалим… .

     

     – сказала моя тёща, младшей дочке отдавая ей в руки вожжи. Таня тем временем подвела телка вплотную к саням и мы втроём его легко положили на бок в сани.

     

     – Тань, вяжи этому козлу задние ноги чтобы не брыкался и поехали на ферму… .

     

     – приказала старшей дочке Зинаида Михайловна. И та ловко скрутила задние ноги телка концом верёвки и мы все вчетвером и с теленком в санях поехали на ферму. Зорька была крупной и сильной кобылой под стать своей хозяйке. И в лёгкую везла груженные сани с людьми и телёнком на колхозный двор. Погода как и говорила нам ещё дома Зинаида Михайловна, была воровской. Шёл снег и мела метель, заметая за нами все следы. Дворовые собаки Дружок и Белка, неизменные спутники тёщи когда она ездила на лошади в санях. То и дело пропадали из виду в сплошной снежной пелене, бегая возле саней и нюхая лисьи следы.

     

     – К утру дорогу заметет что на лошади не проедешь, пока трактор не прочистит… .

     

     – говорила Зинаида Михайловна, погоняя Зорьку вожжами. Да уж в такую метель можно запросто заблудиться и замерзнуть насмерть в этом поле по которому мы сейчас ехали. Подумал я вглядываясь в сплошную стену снега и не видя дороги. И только умная Зорька везла нас к ферме орентируясь в снежной ночи, своим особым лошадиным чутьём… .

     

     – Тпр. . руу. . приехали, стой Зорька, стой окаянная… . .

     

     – тормозила кобылу тётя Зина, натягивая вожжи. Подьехав к ферме, лошадь по привычке пошла к скирду с сеном через дорогу и потащила за собой сани.

     

     – Ну вот ” Малинка” принимай к себе нового ” сына” а твоего ” Борьку” мы у тебя домой заберём… . .

     

     – сказала чёрно-пёстрой корове Зинаида Михайловна. Когда мы завели на ферму худого рахитного домашнего телка и привязали его на цепь рядом с ” Малинкой”. А от неё забрали упитанного бычка ” Борьку, ” с белой отметмной на лбу. Того самого который боднул мою мать Нину, когда она присела ссать возле него на дворе.

     

     – Но этоже мошенничество мама и нас за это посадят в тюрьму… .

     

     – сказал я тёще, глядя на то как она ловко подменила на ферме телёнка. Поставив рядом с коровой своего домашнего рахитного телка и забрав от него здорового бычка ” Борьку”. Который был в два раза больше её домашнего телёнка.

     

     – А ты помалкивай и никто не узнает. Я заведующая а твоя жена зоотехник. Тут главное по счёту недостачи нет. А завтра я этого телка в столовую отправлю на обед алкашам механизаторам. У меня председатель Николай Егорыч как раз просил провести на ферме выбраковку. Вот его я и забракую как негодного на племя и годного на мясо для столовой… . .

     

     – захохатала теща, обнажая ряд крепких как у молодой зубов с золотыми коронками. Я ей ничего не ответил, только подумал про себя что в этом отдельно взятом колхозе. Коммунизм уж точно никогда не построят с такими заведующими и зоотехниками.

     

     – Этого ” Борьку” на сани не погрузишь, больно он здоровый. Придётся его так вести на верёвке. Смотрите от лошади в сторону не отходите а то заблудитесь… .

     

     – говорила нам Зинаида Михайловна, закрывая ворота фермы. Когда мы погрузили в сани три мешка пшеничной муки и вывели взятого у ” Малинки” телёнка на улицу.

     

     – Ах ты гад, бодаться вздумал… .

     

     – заорала Таня потирая ушибленный бок и вставая из сугроба вся облепленная снегом.

     

     – Ну я тебе сука сейчас устрою… .

     

     – девушка схватила вилы в углу возле ворот и принялась деревянной рукояткой вил, охаживать по спине бодучего ” Борьку”.

     

     – Да ты что творишь зараза? Это тебе не колхозный бык чтобы его лупить вилами. Ещё раз увижу подобное Таня, сама этими вилами тебя измудохаю… . .