шлюхи Екатеринбурга

Новый Год 1978 года-6. Часть 2

     Стонала кончая мамина сестра, и я кончал вместе с ней, из всех сил работая тазом и вгоняя ей член в слипкую от выделений пизду. – Пиздец, чуть сознание не потеряла когда кончала! Тётя Люба лежала рядом положив голову мне на грудь и гладила её ладонью, при этом смотрела на меня благодарным взглядом за отличную разрядку которую она получила только что со мной в постели. – Нет теперь ты только мой будешь. – Никому тебя не отдам. – Ну разве можно такое счастье кому то подарить? Тётка погладила мой опавший член, вытерла его своими розовыми трусиками и поцеловала головку. – Сладкий мой, сколько же он мне радости дарит? Я обнял любимую тётю за шею, завалил её на кровать, лег сверху и рацеловал ей груди, пососал сосочки. И опуствшись ниже, покрыл поцелуями лобок маминой сестры, поросший мягкими шелковистыми белесыми волосиками.

     

     – А сколько радости мне ваша писька подарила – Тёть Люб, она такая у вас сладкая. Я уткнулся носом в тёткин лобок и прикоснулся губами к письке маминой сестры. От нее немного пахло ссаками, вперемешку с волшебным ароматом женских выделений и спермы, половые губки у тёти были влажные и сочные. – Ой, ну Кость, ну куда ты полез.? Блин, намуслякал сначала там. – А теперь целовать её лезешь, перестань мне стыдно. Тётка оттолкнула меня от своей пизды и встала с кровати. – Пошли на кухню, я после секса, хочу расслабиться. Мы опять пошли с ней на кухню и сели за стол, водки я налил только тётке а себе открыл бутылку пива, мне не хотелось домой от тёти вернутся пьяным, потом идти утром в школу сббольной головой. Да и мать не хотелось растраивать. – За нашу любовь сынок, чтобы мы теперь всегда с тобой были вместе. Я чокнулся с маминой сестрой бутылкой пива об её рюмку, выпил пиво прямо из горла и закурил сигарету из тётиной пачки на столе.

     

     – Тёть Люба, а мне что то не вериться что вы сможете мою маму уговорить на секс со мной??? – Я думаю что она не согласиться на то чтобы ебаться с родным сыном? Спросил я у тётки, давая ей прикурить от зажигалки, мамина сестра прикурила и затянувшись посмотрела на меня насмешливым взглядом, сказала выпуксая дым из губ. – Да даст она тебе, даст. – Ты бы видел выражение её лица когда я ей в подробностях рассказывала в магазине как ты меня вчера ебал. – У твоей мамаши сынок, челюсть отвисла и она ссать то и дело бегала в туалет от возбуждения. – А если бы я ей еще бы рассказала как её сынок сладко лизал у меня пизду. – То она бы наверное на стуле бы обоссалась. Тётка засмеялась и затянувшись сигаретой, стряхнув с неё пепел в пепельницу, продолжила насмешливо смотря на меня.

     

     – Не переживай ты Костя, трахнешь ты свою мамашу. – Сто процентов трахнешь, здесь у меня дома на Новый Год. – Она твоего отца напоит как следует и придёт ко мне встречать Новый Год. – Ну и на Новый Год у меня ты ее и выебешь. Тётка засмеялась и докурив сигарету, затушила окурок в пепельнице. – Только сынок, чтобы это случилось на Новый Год. – И твоя мама легла с тобой на мою кровать. – Ты должен ещё одно дело сделать. Мамина сестра придвинулась ко мне на стуле и заговорила тихим голосом. Словно боясь чтобы её не услышали соседи за стенкой. – Конец года а у нас в магазине крупная недосдача. – Ну сам должен понимать не маленький. – Откуда у нас с твоей мамой на столе бывает и колбаска и масло? – Тётка показала мне рукой на стол, который ломился от закусок, их тётя Люба самым бессовестным образом, принесла из магазина не заплатив за них ни копейки. Да и мать носила домой сумки с продуктами явно не купленные в магазине а сворованные

     

     – Ну вот ты у нас комсомолец? – Спросила меня тётя Люба, и я кивнул ей головой что да комсомолец комсомольский значек висел у меня на школьном костюме. – Ну раз ты у нас комсомолец, вот тебе комсомольское задание на завтрашнию ночь. Тётка еще ближе придвинулась ко мне, упираясь своими коленками в чулках в мои колени и наклонившись ко мне сказала. – Завтра ночью залезешь к нам в магазин где мы с твоей матерью работаем. – И расбросаешь товар с полок на пол. – Сделаешь вид ночного ограбления. – Брать тебе особо ничего не нужно, там уже все взято мною и твоей мамашей. – Просто нужен вид что магазин ограбили чтобы списать недостачу на ночных воров. Мамина сестра опять закурила сигарету и вопросительно смотрела на меня, согласен ли я или нет пойти на ночное ограбление магазина, где она с моей мамой, наворовали на хороший срок в женской колонии.

     

     – Хорошо тёть Люб, я согласен. Сказал я двоюродной тётке, беря из её пачки на столе сигарету, от волнения мне сильно хотелось курить. Ведь то что сейчас мне предлагала мамина двоюродная сестра, было уголовной статьей и в случае если меня поймают там в магазине, я мог загреметь на несколько лет в колонию за взлом магазина. – Но как я туда залезу, тёть Люба? – Да и у вас там в магазине наверное сигнализация есть? – Спросил я у маминой сестры, затягиваясь сигаретой, я знал что в магазинах стоит сигнализация, когда я был у матери в магазине то видел что к двери шли провода сигнализации, сигнал от которой в случае проникновения в магазин, шел на пульт дежурного в милицию и менты тут же выезжают по вызову.

     

     Тётка засмеялась, стряхивая пепел в пепельницу, взяла у меня из рук недопитую бутылку пива и ловким движением, запрокинув голову выпила её до дна. – Да все нормально сынок. – У нас как раз начали менять проводку в магазине и сигнализация отключена. – Мы сегодня днем с твоей мамой электриков подпоили и они так и не доделали работу. – Завтра опять их напоим и они опять не закончат проводить проводку. – Но завтра последний день, вот вот придет комиссия в магазин и обнаружит недостачу. – И я с твоей мамой Новый Год буду встречать на нарах в тюрьме. – Тётя Люба погрустнела, ей явно не хотелось проводить молодые годы на зоне, где нет ебарей и вина. – А залезть тебе в наш магазин очень просто. – Через заднию дверь в подсобке. – Я крючок которой она закрывается изнутри сегодня расшатала. – Тебе осталось ломиком поддеть дверь и сорвать крючок чтобы правдободно было. – Парень ты сильный и я думаю справишся.

     

     Сила то у меня была, я активно качался в то время и готовился к службе в армии, моя мечта была попасть служить в десантные войска, чтобы прийти домой из армии в форме десантника и ходить в ней по улицам нашего городка. Недавно один парень служивший в десантe, пришел в отпуск из армии и ходил в форме по городу, так за ним толпа девчонок бегала, а в пивбаре он рассказывал что с него взята подписка о том что он не будет на гражданке применять приёмы рукопашного боя которому его научили в десантуре. Так что и я хотел быть на него похожим и усиленно качался летом у себя во дворе гирями а зимой в школьном спортзале где была штанга. Оторвать ломиком дверь в магазине я мог, тем более что тётя Люба рассшатала крючок, на двери и мне легче будет с ним справиться. Я видел этот крючок на двери в подсобке, когда был у матери в магазине и помогал тащить ей сумки с продуктами домой. Крючок был большой, кованый и крепко закрывал изнутри обитую железом дверь магазина. Но если он расшатан то мне оставалось только посильнее поддеть его ломиком и залезть в магазин.

     

     

     – Но только Костя, наберешь вот в этот рюкзак водки и сигарет. – И отнесёшь его к дому Толика “Седого” бросишь рюкзак у его порога. – Бутылки разбросай и сигареты. – Только перчатки на всякий случай одень. – Сказала мне мамина сестра и встав со стула, принесла из прихожей, затасканый рюкзак зелёного цвета с оборваной лямкой, к которой была прикручена проволка. – На вот, это рюказак “Седого”. – Он его у нас неделю назад в магазине забыл, когда приходил сдавать пустые бутылки на опохмел. – Наложишь в него в магазине водки и сигарет. – Только “приму” бери, “Седой” “приму” постоянно у нас покупает. – Я посмотрел на тётю Любу и поразился её хитрости, она предлогала мне подставить под кражу в магазине, где она с моей мамашей проворовались, совершенно постороннего человека, на которого повесят все что она с моей мамашей утащила с работы.

     

     Этого Толика “Седого” я знал, безобидный мужик лет сорока, он жил с матерью в своем доме, недалеко от магазина где работала моя мать с тёткой. Толик летом приходил к нам во двор к своим корешам играть в домино за столом под большой старой березой и рассказывал нам пацанам как он сидел на зоне и про воровские законы. Толик этот постоянно сидел, но сидел он за мелочь, в основном за мелкие кражи и летом только пришел из тюрьмы после очередной отсидки. А еще “Седой” прославился тем что однажды залез в магазин, напился там водки и уснул пьяным сном прямо на прилавке, где его утром и повязали менты. Так что тётка выбрала “Седого” в роли козла отпущения очень удачно, но меня все же мучили муки совести. Подставлять под кражу со взломом, человека мне было совестно.

     

     – Но тёть Люб, его же из за меня посадят в тюрьму – Сказал я маминой сестре, смотря на неё и на рюкзак Толика “Седого” который она положила на край стола. – Вот блядь, нашел кого жалеть? – А то что меня с твоей матерью посадят ты об этом подумал?

     Тётка вдруг сделалась злой и циничной, такой она порой бывала в магазине, когда отгоняла от прилавка, надоедливых покупателей и алкашей. – Да его всё равно посадят, без твоей помощи сынок. – Опять что то сворует на опохмел, и его посадят. – А так он хоть доброе дело для нас сделает. – Да и должен он мне этот козел. – Дала ему как то бутылку водки в долг. – А он забыл про него и думать, так вот пусть за долг и рассчитывается. Тётя Люба села ко мне на колени и приласкала меня, гладя ладонями мою грудь и целуя лицо, её жопка снова давила мой член, своими пухленькими словно мячики ягодицами и мне опять захотелось засадить маминой сестре, член у меня стоял колом.