Новые испытания

     
Мне многие звонили и просили продолжения моего рассказа. Но до недавнего времени мне и рассказать было нечего. Иван меня, как и обещал, устроил на хорошую работу поначалу он частенько требовал удовлетворения своих фантазий, но мало по малу его пыл поиссяк и он оставил меня в покое. Я переехала в другой офис и почти с ним не вижусь. Но вот недавно со мной произошел случай о котором я хочу вам и рассказать. Я знаю, что многие сочтут это больной фантазией неудовлетворенной нимфоманки, я и сама не представляла, что такое бывает, но это чистая правда.

     Кто из нас не ошибается? Вот и я ошиблась и чуть было не влетела на крупную сумму. Выхода не было. Скорее всего мне пришлось бы уволиться и вернуться в свой Петрозаводск и все мои страдания – все напрасно. От безисходности я пошла с повинной к своей начальнице. Марина была импозантной женщиной лет 35, очень активной, настоящая бизнессвумен: Как она на меня орала! Кошмар! Я клялась и божилась, что сделаю все что угодно, чтобы сохранить свою должность. Марина сначала была неприступла, но потом смягчилась и сказала:

     – Ладно, отправляйся работать. Постараюсь уладить, но ничего не обещаю.

     Я отправилась восвояси с понурой головой и уже готовилась собирать вещи, когда вдруг под конец дня ко мне входит Марина и сев на край стола говорит:

     – Ну что, разиня! Решили мы твою проблему. Ну и попариться пришлось!

     Я готова была броситься целовать ей ноги. Марина обернулась оглядела уже опустевший кабинет (была пятница и все ушли пораньше) и пододвинувшись поближе наклонилась ко мне и понизив голос начала:

     – Ты понимаешь что ты мне должна?…

     – Да, да конечно – все что угодно!!!

     – Подожди ты. Ну так вот я думаю в свете всего этого ты не откажешься провести со мной эти выходные:

     С этими словами она протянула руку и погладила меня по волосам и по щеке. Боже: она лесбиянка. Вот блин попала, придется теперь вылизывать эту извращенку все выходные. С другой стороны, она спасла меня от увольнения: Выбора нет в любом случае. В общем не самый плохой вариант развития событий.

     – Разумеется. – ответила я, попытавшись сделать голос понежнее, но не переиграть при этом.

     – Умница! – Марина еще раз оглядела кабинет. – пойди закрой дверь.

     Я сбегала и заперла дверь кабинета на ключ, вернулась и хотела было сесть на кресло, но Марина остановила меня жестом, взяла за рукав пиждака и потянув за него, дала понять, что хочет, чтобы я опустилась перед ней на колени. Я повиновалась. Марина неторопясь сняла колготки и трусики, осталась только в юбке до колен. Подняла юбку и открыла моему взору поросшую аккуратными светлыми волосами щелку.

     Надо сказать женщины меня никогда не возбуждали, хотя бывало и приставали ко мне с домогательствами. Я считала себя полной гетеросексуалкой и не усомнилась в этом ни разу. Я решила в сложившейся ситуации зажмуриться и сделав то, что от меня хотят забыть все как страшный сон.

     Марина взяла меня за волосы и притянула мое лицо к своей промежности. Я стала лизать. Хоть я делала это в первый раз у меня получалось судя по всему неплохо и Марина стала постанывать. Я решила проявить инициативу (а заодно и побыстрее покончить с этой унизительной повинностью) и стала ласкать пальчиком ее клитор.

     Через пару минут Марина кончила. Она посидела на столе, отдышалась и сказала:

     – Молодец, а теперь вставай, снимай штаны и ложись животом на стол.

     Что ей еще от меня надо? Думала я стягивая джинсы. Неужели хочет сама полизать? Странно. Тем временем я улеглась на стол, а

     Марина начала ласкать мою киску и ноги.

     Не переставая массировать мои губки она протянула руку и взяла у меня со стола карандаш. В следующую секунду она уже вставляла его в мою попочку. Я поняла что попала. Моя попка только оклималась от развлечений с моим бывшим шефом – а тут снова! Но я решила смириться. Я расслабилась и пыталась не думать о том что происходит. Марина же уже пропихнула карандаш в мою задницу и сейчас трахала меня им вынимая почти полностью и вставляя до самых пальцев. Через пару минут она вынула карандаш, и его место занял палец. Палец ходил взад и вперед с удвоенной скоростью, а вскоре к нему присоединился второй. Моя попка уже успела отвыкнуть от проникновений и напряглась, когда пальчики стали растягивать сфинктер. Я позорно текла и Марина смазывала мой зад моими же соками. Рука, которой она ласкала мою щелку уже утопала в ней чуть ли не целиком. Кокда ритмичные движения рук слились в единый ритм я начала кончать.

     Марина вынула взмокшие пальцы из меня и бесцеремонно обтерла их о мою юбочку.

     – Завтра ты придешь ко мне в короткой убке, стрингах, без колготок. Приходи к 12.30 и запромни – если задумаешь упрямиться, я всегда могу дать ход твоей оплошности.

     Она взяла трусы и колготки и вышла из кабинета, открыв ключом дверь и оставив ее открытой нараспашку. Я медленно поднялась со стола, натянула джинсы и собравшись пошла домой.

     На следующий день я оделась как было сказано и на ватных ногах пришла к Марине. Она меня встретила в халатике на голое тело и проводила в комнату. Посреди комнаты стояло кресло. Марина уселась в него, разкинула полы халата и стала медленно поглаживать свою киску. Она приказала мне подойти к креслу, встать перед ней и поставить одну ногу на подлокотник.

     – Подними юбку, покажи мне свои трусики.

     Я подняла, трусики на мне были простые хлопковые стринги, они плотно обтягивали мои губки.

     – Отлично, теперь покажи грудь.

     Я расстегнула блузку, ливчика на мне не было.

     – Потереби соски.

     Пришлось мне начать ласкать свою грудь. Я делала это до тех пор пока соски не затвердели и не набухли.

     – Другое дело, а теперь поласкай себя сквозь трусики, хочу посмотреть как ты намокнешь!

     Намкатья не хотела, я терла себя через трусы и так и этак, но никак не получалось.

     – Что-то ты халтуришь: ладно я тебе помогу. Убери руки от своей дырки. – и с этими словами Марина протинула руку, провела ей по трусикам, между ног, отогнула в сторону тонкую лямку и приставила свой палец к моему анусу. Надавила и стала пропихивать в меня.

     – Смотри, какая прелесть!

     Я глянула на свои трусики – по ним стало расползаться мокрое пятно. Проникновение в попку хоть и было не из приятных, но безумно возбуждало мое тело.

     – Теперь давай сама – сказада Марина вынимая пальчик и откинувшись в кресле начала снова маструбировать. – потрахай себя пальчиком в попку.

     Пришлось мне вставить себе палец в анал. Я трахала себя не слишком уссердно – жалела себя. Но все равно все трусы были насквозь мокрыми.

     – Не прекращай себя трахать, наклонись и заставь меня кончить.

     Я не без труда смогла не вынимая из попки пальчика опустится на колени и стала вылизывать ее кошечку. Вскоре Марина кончила и позволила мне вынуть палец.

     – Теперь я хочу тебя вымыть, иди за мной в ванную.

     В ванной я была раздета догола и подвергнута обливанию холодной водой, за тем меня поставили на четвереньки.

     – Прогни спинку, сучка!

     Я встала как Марина приказала. Она погладила мою промежность, взяла душ и открутила головку, после этого она взяла конец шланга и вставила в мою киску. Потекла вода. Вскоре она перестала помещаться в меня и ручьями выливаться наружу. Марина взяла приготовленный заранее ершик, обычный ершик для мытья бутылок, есткий и колючий, и грубо вставив его в мою дырку, стала промывать ее как какой-нибудь кувшин. Было очень неприятно и даже больно! Еще до того как эта пытка закончилась, я поняла, что мой зад ждет та же участь. Так и получилось. Сначала Марина наполнила меня до отказа – мой анал не выдержал и шланг вывалился, а из дырочки заструилась вода. Я изо всех сил сдерживала воду внутри, а моя мучительница вогнала ершик в мой зад и шуровала им.

     – Ладно, беги в туалет – сказала она, выдернув ершик.

     Я с облегчением освободилась от воды и поплелась обратно к Марине. Она отвела меня в комнату, притащила большой пуфик и положила меня на него, на живот. Моя попка высоко поднялась, ножки раздвинулись.

     – Сейчас мы разработаем твою попку, она у тебя такая чуствительная: приготовся.

     Марина принесла с кухни длинный огурец, зашла ко мне сзади и в мой сфинктер уперся холодный конец огурца.

     – Ну держись, дорогая, щас я тебя так оттрахаю: – с этими словами она стала запихивать огурец в меня.

     Я орала благим матом, холодный ствол казалось разрывал мой зад. Марина впихивала его до отказа, пока он не упирался в меня где-то внутри, причиняя боль, и вынимала почти полностью. Она его выдергивала из попы и с новой силой всаживала. Боль и возбуждение перемешались, у меня кружилась голова. Когда Марина извлекла огурец моя попка некоторое время так и оставалась открытой и конвульсивно сокращалась. Марина пальцами рук растянула края сфинктера и стала пропихивать в него руку.

     – Не надо! – стонала я – Мне больно вы меня порвете:

     – Ничего я в фильме видела – там рука свободно входила, значит и тебе войдет.

     Она пихала руку, а та все не помещалась. Я стала думать, что если бы моя попа порвалась было бы не так больно. Но тут самая широкая часть кисти руки проскользнула в меня и сфинктер плотно обхватил руку. Марина стала трахать меня рукой. В моих кишках ходило что-то огромное, раздвигая все вокруг. Я чувствоала, что из моей щели льются просто потоки. Наконец рука стала выходить из меня.

     Я лежала выебаная, с воспаленной задницей, не в силах двигаться. Марина же взяла меня за плечи, подняла на ноги. Затем снова пошла на кухню и принесла оттуда табуретку. Она перевернула ее ножками вверх, на одну из них надела презерватив и приказала:

     – А ну ка, садись сверху! Попкой, чтобы она не расслаблялась пока схожу к соседке за сурпризом.

     Меня так колбасило, что я не заинтересовалась совершенно ни сюрпризом, ни соседкой. Марина подтащила меня к табурету и направир ножку рукой усадила меня сверху. Я оказалась сидящей на корточках посреди комнаты, в заднице у меня был вставлен кол, попа пульсировала болью.

     Марина посмотрела на меня, подобрала огурец и особенно не церемонясь затолкала его до отказа в мою щель. Теперь он и ножка табурета при каждом моем вздохе терлись, вызывая зудение.

     – Не уходи никуда. – съязвила Марина и удалилась.

     Не минут через десять она вернулась ведя на поводке довольно крупного кобеля ризеншнауцера.

     – Я много читала про то как собаки женщин трахают и мне что-то плохо верится, попробуем? Господи только не это!!! Я пыталась сопротивляться, как могла. Когда меня сняли с табурета, я стала брыкаться, пыталась даже укусить Марину. Та видимо была готова к такому обороту и сунув руки в карман достала электрошокер. В следующий миг меня пронзила боль и я повалилась на ковер. Снова боль, в районе бедра. Я вскрикнула и замерла.

     – Ты чего-то не поняла, сука, – в голосе Марины звучала угроза, но злобы не было. – Ты теперь моя игрушка, будешь делать все что я захочу, понятно? – и покачала передо мной шокером.

     – Да.

     – Вот умница. Теперь ты встанешь раком и будешь покорной.

     Дальше было все как в каком-то кошмаре – ястояла раком на ковре, а Марина пристраивала на мне кобеля. С ходу у нее не получилось – он рычал выворачивался и уж никак не возбуждался. Тогда она решила пойти по другому пути. Она усадила его рядом, успокоила и подозвав меня, приказала тыкаться своей промежностью в нос ризена. Это помогло – кабель оживился и стал лизать меня. Вскоре Марина без особых хлопот поставила его надо мной. Его член тем временем высунулся. Он стал тыкать им во все стороны, двигаясь так лихорадочно, что никак в меня не попадал. Марина побрезговала сама браться за его хрен и заставила меня взять его инструмент и вставить. Пошла ебля.

     Кабель просто ходил ходуном – сначала ничего особенного не было – его член показался мне тоненьким, но вдруг он стал раздуваться и вскоре он заполнил мою дырку. Еще минута и все мое лоно заполнилось его семенем. Кобель слез с меня и пошел на кухню, где уже стояла миска с кормом. Марина, которая внимательно смотрела на всю эту сцену подошла ко мне и подсунула под меня вазочку, надовила на живот и из меня полились собачьи соки. Собрав все, что можно Марина поставила вазочку перед моим лицом и вновь привела кобеля. Тот был сыт, и вроде как уже готов к бою.

     – Теперь мы порадуем его твоим задом.

     Операция повторилась, только теперь я вставила тоненький член пса в свою попку. Когда же он стал раздуваться, Марина придвинула ко мне вазу с собачьей спермой

     – Ешь! – приказала она.

     Я стала слизывать начинающую жидеть массу, а мою поку уже разрывал член кобеля. Такого унижения, стыда, боли и возбуждения я еще не испытывала. Я чувствовала себя такой грязной шлюхой, что готова была провалиться сквозь землю. Лучше бы мне было вернуться в Петрозаводск.

     Когда кабель кончил, меня Марина отвела в ванную и дала помыться.

     Когда я вышла она сказала:

     – Ладно ты была сегодня умницей и я тебя пожалею, можешь идти домой и завтра не приходить, продолжим на следующей недели. Сейчас вторник, ко мне пришла Марина и сказала, что в субботу меня попробует конь! Я немного боюсь. Но надеюсь благодаря Марине я смогу на следующей неделе порадовать вас новым рассказом.